Леонид из Спарты

Судьба будущей Европы, скорее всего, была решена в начале V века до нашей эры, во время греко-персидских войн. Если бы тогда победили персы, ни Греция, ни ее великая культура, ставшая наследием для всей Европы, не появились бы вообще. Леонид, царь греческого полиса Спарта, был одним из немногих, кто был полон решимости с оружием в руках противостоять вторжению персов. В битве у Фермопильского ущелья он знал, что вместе со своим отрядом идет на верную смерть, но верил, что эта жертва будет не напрасной. Его подвиг укрепил веру греков в свои силы и стал причиной их будущей победы.

Греция не была монолитным государством в нынешнем понимании этого слова. Она состояла из многочисленных полисов – городов-государств – со временем сплотившихся вокруг крупнейших в военном и политическом отношении центров – Афин и Спарты. Отдельной группой были греческие колонии, заселившие во время греческой экспансии побережья Эгейского моря, Малой Азии, юга Италии и Сицилию.

До середины VI века до н. э. греческие города развивались свободно, живя за счет сельского хозяйства и торгового обмена, – пока в Малой Азии не начала расти империя персов. Воинственные персы во главе с царем Киром завоевали Мидию и Лидию, а затем основную часть Малой Азии и стали угрожать греческим колониям на побережье Эгейского моря. Столкновение было неизбежным. Афины помогали ионическим городам противостоять персам – они поддержали флотом мятежный Милет, но это восстание было жестоко подавлено персами, а город полностью разрушен. Со временем персы кроме Малой Азии и Египта решили покорить еще и Грецию.

Первый крупный персидский поход осуществлялся под началом полководца Мардония. Армия планировала войти в Грецию с севера, через Фракию и Македонию. Персидское войско шло в сопровождении флота, однако, огибая Афонский мыс на полуострове Халкидика, корабли попали в сильную бурю и почти все погибли вместе с находившимися на них людьми. После тяжелых сражений с фракийцами и македонцами персы повернули назад.

Не решившись на новый сухопутный поход, персы решили атаковать эллинов с моря, и армия во главе с Датисом и Артаферном пересекла Эгейское море и высадилась на побережье Аттики в Марафонской долине, недалеко от Афин. Против них греки выставили 10 тысяч гоплитов под командованием афинянина Мильтиада. Персы имели перевес в лучниках, которые могли поражать греков на расстоянии. Чтобы лишить врага этого преимущества, Мильтиад приказал во время битвы как можно быстрее атаковать противника и вступить с ним в рукопашную схватку.

На рассвете греческие гоплиты ударили по растерявшимся персам, бегом преодолевая Марафонскую равнину. Прежде чем те опомнились, греки начали окружать врага, вынуждая его к бегству. Часть персидского войска в панике погрузилась на корабли. Мильтиад предвидел, что флот персов может обогнуть Аттику и ударить по Афинам с юга; поэтому он форсированным маршем двинулся к городу и уже был там, когда на горизонте действительно появились вражеские корабли. Увидев, что без боя Афины не взять, персы решили не испытывать судьбу и вернулись домой.

Победа под Марафоном была первым важным моментом в греко-персидской войне. Из-за этого поражения персы не рискнули напасть на Грецию, решив собрать большую армию и лучше подготовиться к военной кампании. Следующее их вторжение в Элладу состоялось лишь через десять лет.

 

Тем временем греки тоже готовились к войне. После неудачного похода на остров Парос Мильтиад потерял влияние в Афинах. Однако на политический арене появился Фемистокл, один из самых ярких стратегов Греции. Он упорно добивался создания сильного флота, который мог бы противостоять персидским силам. Опасность персидского нашествия примирила Афины и Спарту, объединила вокруг них многие греческие города.

Свое решающее слово сказали и боги. Обычно при решении важных государственных вопросов за советом обращались к Дельфийскому оракулу в святилище Аполлона. Предсказание было катастрофическим – жители должны были покинуть Афины. Когда персидская армия стала наступать с севера, греки решили встретить ее в Фессалии, рассчитывая на помощь соседних городов и диких горных племен. Однако эллины быстро поняли, что им не устоять против врага, у которого был огромный перевес в живой силе.

Тогда последовал новый план – занять Фермопилы, единственный проход в горах, причем настолько узкий, что по нему могла проехать только одна повозка. Армия персов по разным оценкам насчитывала от 200 тысяч до полумиллиона воинов. Но в любом случае эта армия была настолько велика, что, как образно заметил Геродот, могла выпить целую реку. Такая численность была огромным преимуществом, но и в не меньшей степени слабым местом – армия продвигалась медленно, к тому же ее было трудно содержать.

Сухопутные войска поддерживал огромный флот, который шел вдоль берегов Греции. Царь Ксеркс намеревался напасть на эллинов с севера, а заодно атаковать их с моря, высадив десант на острове Эвбея, вблизи Афин. К счастью для эллинов, буря потопила около 400 персидских кораблей и изменила планы персов.

Во главе греческих войск в Фермопилах стоял спартанский царь Леонид. Его силы составляли едва 7 тысяч гоплитов, включая 4 тысячи пелопоннесцев вместе с воинственными спартанцами; остальные воины были из Фокиды, Беотии, Локриды. К этому передовому отряду должна была присоединиться остальная часть греческой армии, задержавшаяся на олимпийских играх в Спарте и Олимпии. Когда греки узнали о численности персидской армии, то заколебались и решили избежать сражения. Только спартанские правители Леонид и Эврибад, поддержанные Фемистоклом, решили – если греческие войска опоздают, то они все равно примут бой.

Тогда же они отослали часть союзников, чтобы по возможности спасти больше воинов для будущих сражений, а сами остались в Фермопилах с небольшим отрядом, который занял узкий проход длиной 1,5 километра и шириной 2 – 15 метров – чтобы продвигаться дальше, персам нужно было его преодолеть. На узкой горной тропке, по которой можно было обойти фермопильский перевал сверху, Леонид на всякий случай поставил отряд фокеян.

Ксеркс ударил в полной уверенности, что такая горстка греков вряд ли захочет защищать перевал в столь безнадежном положении. Однако советник Ксеркса, некогда изгнанный из страны бывший спартанский царь Демарат, предостерег персидского владыку, что перед ним лучшие в мире воины. Действительно, идущие на штурм перевала колонны персов откатывались раз за разом, падали под ударами прекрасно обученных гоплитов. В такой теснине персы не могли использовать свои бесспорные преимущества – ни свою конницу, ни своих грозных лучников, а в единоборстве спартанцы оказывались сильнее.

Два дня персы неустанно наступали, а греки только меняли свои шеренги, сминая раз за разом строй неприятеля. Вечером второго дня греческий перебежчик Эфиальт сообщил Ксерксу о горной обходной тропе. К ночи Ксеркс выслал большой отряд под командой Гидарна, начальника “бессмертных” – отборной царской гвардии, чтобы они зашли в тыл отряду Леонида и взяли его в “клещи”. По дороге персы наткнулись на отряд фокеян, с которыми даже не вступили в битву, обстреляв издалека из луков – они торопились перекрыть грекам путь к отступлению.

Когда Леонид узнал о вражеском маневре, то созвал своих командиров на совет. Все понимали бессмысленность дальнейшего сопротивления. Леонид отослал все отряды, оставив возле себя лишь спартанцев и феспийцев – их он поставил в самом узком месте перевала.

Тем временем защитников прохода с двух сторон окружили персы. Леонид вышел в первую шеренгу и приказал атаковать врага. Когда у греков сломались копья, они стали сражаться мечами. И все-таки отряд Леонида был вынужден отступать под натиском персидских полчищ, во главе которых снова появились “бессмертные” со своим командиром Гидарном. Когда пал Леонид, над его телом разгорелся ожесточенный бой до последнего спартанца. Спаслось только несколько феспийцев, которые сдались персам – спартанцы погибли, предпочтя смерть неволе.

Ксеркс варварски обошелся с телом Леонида: приказал отрубить ему голову, а после того распять. Позже, после завершения всех битв, греки поставили на том месте памятник. С тех пор Леонид стал символом безграничной преданности общему делу, направленному против порабощения и уничтожения родины.

А в то время, когда шла оборона Фермопил, на море шло тяжелое сражение у мыса Артемисий. До самого вечера его исход был неясен; обе стороны несли большие потери. И лишь когда флотоводцу Эврибаду сообщили о захвате Фермопил, было решено отойти.

Захватив Фермопилы, персы продолжали двигаться на юг, опустошая по пути весь край – они стремились в Афины. Фемистокл, помня пророчество о судьбе города, приказал жителям покинуть его и скрыться в окрестностях. Только на Акрополе остался отряд, который должен был оберегать афинские храмы. Персы легко овладели городом, сожгли Акрополь и храмы, перебили всех защитников.

Решающая битва снова разыгралась на море, недалеко от Афин, около острова Саламин. Персидские силы втрое превосходили греческие и насчитывали около 1200 кораблей. У эллинов было 380 триер, включая 200 афинских, которыми командовал Фемистокл. Он прибег к хитрости, тайно послав к персам гонца с сообщением, будто греки упали духом и мечтают избежать сражения. Наутро Ксеркс в надежде на легкую победу уселся, как в театре, на берегу на золотом троне, чтобы следить за ходом битвы, которую он уже считал выигранной. Тем временем греческий флот скрывался за одним из выступов острова.

Персидские корабли в большом количестве вошли в узкий пролив. Греки ударили из засады, тараня в бок персидские суда. Хорошо вооруженная морская пехота эллинов прекрасно расправлялась со слабо подготовленными и растерянными корабельными командами персов. Победа греков была бесспорной, хотя и они понесли ощутимые потери. Царь Ксеркс приказал возвращаться домой.

Однако и на этот раз он не отказался от мысли завоевать Грецию – сам с частью войск вернулся в Персию, а часть вверил полководцу Мардонию и оставил на зиму в Фессалии. Армия персов снова двинулась на юг, опустошая Аттику, и вторично разрушила Афины. Решающая битва состоялась в Беотии, возле Платей. 300-тысячному персидскому войску противостояли 100 тысяч объединенных греческих сил под предводительством Павсания, племянника Леонида. Три недели шли незначительные позиционные стычки.

О решающем сражении греки тайно узнали от македонского царя Александра (Македония была под властью персов), благодаря чему внезапное наступление Мардония не застало их врасплох. Накануне, под прикрытием ночи, греки перегруппировали свои силы, и наутро персидская атака захлебнулась, а после гибели Мардония конница с пешими воинами бросились наутек. Победа была окончательной.

Тогда же состоялось и решительное сражение на море, у мыса Микале на азиатском побережье. Греки напали на врага в персидском порту и уничтожили все корабли. Эти две победы окончательно завершили греко-персидские войны.

В заключении небольшой и познавательный фильм от канала Discovery ChannelСпартанцы“, посвященный сражению у Фермопил.

Бизнес-идеи и готовые бизнес-планы на сайте www.bi-plan.ru. Из большого количества примеров скачайте наиболее подходящий, учитывая возможные инвестиции и конъюнктуру рынка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *