Чем на самом деле является Эйфелева башня?

What is the Eiffel Tower, actually?

Поверхностный человек может сказать, что это башня, которую назвали в честь парня по имени Эйфель. Не хочется отнимать возможности у г-жи Эйфель, но женщины-строители во Франции XIX века не были многочисленны. В самом деле, основной движущей силой строительства Эйфелевой башни был французский инженер-строитель Гюстав Эйфель, который также спроектировал внутреннюю структуру для Статуи Свободы.

Однако такой ответ оставляет важные стороны вопроса неизученными. Популярные справочники не помогут. Например, если мы обратимся к Википедии, то узнаем, что “башня была построена как входная арка парижской Всемирной выставки 1889 года“, или, как предпочитают выражаться французы l’Exposition universelle de 1889. Эйфелева башня расположена на одном из краев Марсова поля, большой зеленой зоны в центральной части Парижа, обычно используемой для различных общественных представлений. Пожалуйста: можно пересечь Сену или чинно прогуляться под башней.

Идем далее. Высота Эйфелевой башни 324 метра (включая установленные на вершине антенны). Сооружение состоит из 18 038 железных частей, тщательно изготовленных и собранных вместе за два года строительства. Это стоило почти 8 миллионов франков, сегодня что-то вроде 40 миллионов долларов США. В эпоху дефицита в размере триллиона долларов полагаю, что это не так уж и много (здесь речь о дефиците США – пер.). Однако, это больше, чем Вы ожидаете заплатить за парадные ворота.

Ладно, для всемирной выставки вы хотели бы соорудить что-нибудь красивое. Никто не собирается ехать из провинций Франции, не говоря уже о загранице, чтобы увидеть входную арку, которую можно купить на распродаже в Менардсе (Menards – сеть хозяйственных магазинов на Среднем Западе США – пер.). И все же, грандиозное – это одно, экстравагантное – это совсем другое. Высочайшее на то время сооружение в мире, памятник Вашингтону, составляло сущие 169 метров. А самое высокое на 1890 год обычное здание, то есть здание, где вы могли бы работать или жить, был нью-йоркский Уорлд билдинг (The New York World Building), высотою в ничтожные 94 метра.

Люди более экономичные, нежели французы, возможно, сказали бы: если мы возведем башню высотой 200 метров, а не 300 с лишним, мы достигнем нашей основной цели – у нас будет входная арка, обеспечивающая нам место в книге рекордов, и изумляющая деревенщину. Кроме того, у нас останется значительная сумма, которую мы сможем разумно инвестировать в казначейские облигации.

Но они этого не сделали. Вся соль проекта Эйфеля была в том, что он сможет построить башню высотой в 300 метров, и проектировщики выставки купили его проект. Дело в том, что Эйфелевой башне, вероятно, принадлежит антирекорд отношения грандиозности к полезности среди всех сооружений в мире. (Некоторые скажут, что в этом смысле Статуя Свободы отстоит недалеко, но давайте вспомним, кто выдумал её.)

Над этим вопросом стоит поразмышлять. Люди строили высокие сооружения со времен Вавилона – главным образом для славы, конечно, но обычно еще с некоторой явной высшей целью в мыслях. Храмы и соборы – чтобы чествовать божества; пирамиды строили как гробницы; Монумент Вашингтона – в память первого президента США. Самое высокое здание в мире на данный момент – это 160-этажный небоскреб Бурдж Халифа в Дубае в Объединенных Арабских Эмиратах, высотой 828 метров. Можно предположить, что это несколько больше, чем требовалось для местного рынка недвижимости, но факт остается фактом: Бурдж Халифа является зданием, в котором есть пригодные для жилья площади.

С Эйфелевой башней не так – по крайней мере в сколь-нибудь значительной степени. Это – почти в чистом виде архитектура тщеславия. Нельзя сказать, что это был провал в финансовом отношении. На башне есть смотровая площадка, рестораны, конференц-зал, магазин сувениров, и т. д.. Все это приносит соответствующий довольно высокий доход. Башня отбила большую часть расходов на строительство за время выставки 1889 года; добавьте сюда субсидии от города Парижа, и проект был комфортно завершен в черной зоне.

Однако, после закрытия выставки бизнес сократился. Первоначальный план состоял в том, чтобы снести башню через 20 лет. Она выжила в первую очередь потому, что предприимчивые стороны нашли для нее практическое применение. Редкий гость, пристально глядящий на знаменитый силуэт башни, не подумает: вот идеальное место для парковки моего дирижабля. В действительности, однако, высокие структуры обеспечивают заведомо плохое крепление дирижабля из-за порывов ветра. Башня действительно служила опорой дирижаблю, по крайней мере, в одном случае: когда пионер авиации Альберто Сантос-Дюмон обогнул ее во время полета на приз в 1901 году.

Спасение Эйфелевой башни оказалось в области связи. В 1906 году была добавлена антенна для беспроводного телеграфа; позже были установлены коммерческие радио и телевизионные антенны. Это оплачивало содержание башни до развития туризма после Второй мировой войны. Сегодня Эйфелева башня, как говорят, привлекает больше посетителей, чем любой другой платный аттракцион на земле, превосходно исполняя роль, для которой она была построена.

Какую роль, спросите вы? Не тупите. Реклама Франции!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *