Кох-и-нор – Гора света

Koh-i-Noor – Mountain of Light

Кох-и-нор сейчас находится в короне королевы Елизаветы (Великобритания)В своё время во всём мире были очень широко известны индийские алмазы. В их числе: Кох-и-нор, Орлов, Великий Могол, Дария-и-нор, Индор пеарс, Шах и Аркотс. Все они являлись когда-то частью сокровищниц великих индийских императоров. Но в наши дни эти алмазы находятся у сторонних владельцев.

Легендарный Кох-и-нор превратился в своеобразный «глаз бури», с тех пор как покинул своих первоначальных обладателей. Этот алмаз никогда и никем не был продан либо куплен, и, тем не менее, он побывал во многих руках. За ним тянется кровавый след, свидетельствующий о жадности и власти, убийствах, грязных делах и несчастьях.

В соответствии со многими упоминаниями Кох-и-нор в самые ранние свои времена не особенно впечатлял красотой: это был обычный алмаз, слегка желтоватый, тусклый и лишённый блеска.

Множество легенд гласит о том, что Кох-и-нор был найден в Индии и ему как минимум 4000 лет. Упоминание о нём появилось и в Бабурнаме. В одном описании говорилось, что Бабур завладел этим алмазом в Гуярате, другое утверждает, что в Деккане. Но вероятнее всего Бабуру после его приезда в Агру в мае 1526 года этот великий алмаз вручил правитель Викрамадитья. Имеется свидетельство о том, что его сын Хумаюн носил при себе этот алмаз, получив его от отца в Агре. В последующие 200 лет камень был известен как «алмаз Бабура».

До сих пор история этого камня полна загадок. Одни предполагают, что Кох-и-нор – это тот же Великий Могол, а алмаз Бабура – совершенно другой камень. Другие же утверждают, что последний и есть знаменитый Кохинор. Ещё одна версия гласит: все три названия принадлежат одному камню. Однако, в соответствии с информацией, тщательно собираемой на протяжении долгого времени, на самом деле существовали только три алмаза: Великий Могол – он же Орлов – весом в 189.62 карата, который находится в Кремле; алмаз Бабура (Дария-и-нор), в 195 каратов, находящийся в иранской королевской Сокровищнице; и переогранённый Кох-и-нор – он хранится сейчас в Сокровищнице английской короны.

После передачи Павлиньего трона Надир-Шаху один из работников гарема выдал место хранения алмаза: шах постоянно носил драгоценный камень в своём тюрбане. Надир-Шах решил устроить праздник, приурочив его к возвращению на трон Мухаммед-Шаха, во время которого вдруг предложил ему обменяться тюрбанами, в знак братских уз и вечной дружбы. Отказать Мухаммед, естественно, не мог. После обмена, войдя ночью в свои апартаменты, Надир-Шах развернул тюрбан и обнаружил там алмаз. Взглянув на камень, он воскликнул: «Кох-и-нор!», что значило: «Гора света!».

Следующие шестьдесят лет истории этого камня стали наиболее кровавыми и жестокими. В конце концов, алмаз оказался во владении махараджи Дюлип Сингха, сына махараджи Ранджита Сингха, приведшего Пенджаб к аннексии Британией после двух сикхских войн. 29 марта 1849 года в Лахоре был водружён британский флаг, а сам Пенджаб был объявлен индийской частью британской империи. Причём одно из условий лахорского договора гласило: « Драгоценный камень, именуемый «Кох-и-нор», отнятый махараджей Раджитом Сингхом у шаха Шуджи-ул-Мулка, должен быть передан махараджей Лахора королеве Англии.

Доктор сэр Джон Лоджин был уполномочен извлечь Кох-и-нор из Тошакханы и взять опекунство над юным Дюлипом Сингхом. Камень официально был передан в правительство Пенджаба, в состав которого входили сэр Генри Лоренс (1806-1857), его младший брат Джон Лоренс (впоследствии лорд Лоренс, человек, основавший в будущем лахорскую железнодорожную станцию), и К.К. Масел.

Кох-и-нор отплыл из Бомбея на английском военном корабле «Медея». Он был помещён в железный ящик и с дипкурьерской вализой доставлен для хранения в Государственную казну. Из соображений безопасности эта новость не разглашалась ни среди служащих казны, ни на корабле. Даже командир корабля капитан Локьер не знал об этом. К слову сказать, вояж «Медеи» оказался чрезвычайно рискованным из-за холеры, вспыхнувшей на борту корабля в Маврикии, из-за чего местные жители потребовали его срочной отправки, попросив при этом правителя в противном случае открыть огонь и уничтожить корабль. После отправки из Маврикия корабль попал в сильнейший шторм, длившийся почти двенадцать часов. В Плимуте пассажиры были доставлены на берег, вместе с почтой, кроме Кох-и-нора, последовавшего далее в Портсмут.

Оттуда два официальных лица передали алмаз в Восточно-Индийский дом Управляющему компанией и его заместителю.

Камень

Принц Альберт (принц-консорт) и Себастьян Гаррард заявили, что камень плохо огранён и имеет не подходящую для бриллианта форму розы. Было решено обратиться к опытным огранщикам алмазов. В магазине Гаррарда установили небольшой станок с паровым двигателем, а два джентльмена из компании «Костер» мистер Воонзангер и мистер Феддер отправились в Лондон для проведения переогранки алмаза. В результате огранки, длившейся 38 дней и обошедшейся в 40 000 $, камень был избавлен от желтизны и стал гораздо светлее. В результате появился бриллиант овальной формы весом в 108.93 карат. Потеря веса составила 43%. Звёздчатая огранка, состояла из 33 основных граней, включая площадку. Павильон содержал на восемь граней больше, и соответственно общее число граней составило 66.

В 1853 году алмаз украсил величественную тиару королевы, которая включала более двух тысяч бриллиантов. Пятью годами позже королева заказала для него новый королевский венец. В 1911 году Гаррардс сделал корону с бриллиантами (среди них был и Кох-и-нор), которую королева Мария надела для церемонии коронации. В 1937 году алмаз был перенесён в корону, заказанную королевой-матерью для королевы Елизаветы. Эта корона была изготовлена на основе королевского венца королевы Виктории, а алмаз был вставлен в мальтийский крест, расположенный в передней части короны.

Споры и противоречия

В 20-ом столетии разгорелась настоящая словесная баталия по поводу Кох-и-нора и его законных владельцев. В 1947 году правительство Индии потребовало возврата алмаза. Кабинет министров, под управлением которого находилась Орисса, также заявил свои права на драгоценный камень, объявив, что он принадлежит богу Джаганатхху. Хранитель ценностей Ранджита Сингха утверждал, что алмаз является их собственностью. То, что на владение алмазом претендует Пакистан, было оспорено Индией. А вскоре после этого ведущая городская газета Тегерана заявила, что драгоценность должна быть возвращена в Иран.

Сэр Олаф акцентировал внимание на том, что Кох-и-нор находился во владении Моголов в Дели в течение 213 лет, в афганском владении в Кандагаре и Кабуле – 66 лет, и 127 лет являлся собственностью Британии. Если учитывать исторические события, то сложно установить, кто из претендентов может считаться полноправным обладателем камня. Но с другой стороны, исходя из геммологического аспекта, алмаз всё-таки должен принадлежать Индии – стране, в которой он был добыт.

Легенда

Легенда гласит, что бог Солнца передал этот камень своему ученику Сатраджиту, младший брат которого Персейн впоследствии похитил у него алмаз. Персейна потом загрыз в лесу лев, и Джамавант, забрав камень у покойного, доставил его богу Кришне, возвратившему алмаз Сатраджиту. Позже драгоценность опять оказалась в руках Кришны, уже как дар, когда Сатраджит отдал свою дочь Сатьябхаму ему в жёны. Кришна же возвратил камень богу Солнца. Кох-и-нор впоследствии побывал в руках многих правителей, пока не оказался во владении Пораса, короля Пенджаба, у которого и остался после того, как был подписан мирный договор в 325 году до н.э., когда Александр покинул Индию.

Следующим владельцем камня стал Чандрагупта Маруя (325-297 до н.э.), позже передавший алмаз своему внуку Ашоке, правившему в 273-233 до н.э. Затем камнем завладел раджа Сампрати из Умджайна, внук Ашоки. Камень оставался в собственности Уджайна и Пармарской династии Мальвы. Когда Ала-уд-дин Кхильджи (1296-1316 н.э.) выиграл в 1306 году войну с Рай Ладхаром Дэо, правителем Мальвы, он потребовал алмаз. С этого момента и до времён императора Мугхала Бабура в истории камня образовалось белое пятно. Сведения о Кох-и-норе появляются опять лишь в 1526 году.

Считается, что Хумаюн, потерпев поражение от Шер Шаха, отдал алмаз шаху Персии, после того как тот предоставил ему убежище. С 1544 по 1547 год Кох-и-нор оставался в собственности иранского шаха Техмаспа. Последний преподнёс знаменитый алмаз вместе с другими дарами шаху Ахмеднагара (Деккан) Бурхану Низзаму, ибо правители Деккана – Ахмеднагара, Голконды и Биджапура – считали короля Персии своим религиозным лидером. Кох-и-нор оставался во владении ахмеднагарской династии Низзам-шаха и голкондской династии Кутб-шаха в Деккане в течение последующих 109 лет. Каким образом он опять оказался у моголов – неизвестно. Это ещё одна потерянное звено в исторической цепи событий, связанных с камнем.

После Аурангзеба алмаз оставался в сундуках сокровищницы моголов с 1707 по 1739 год. Муххамед, шах Ранджила (1719-1748) обычно носил чудесный камень в своём тюрбане. После разграбления Дели Кох-и-нором завладел Надир-шах, после чего камень перешёл к его наследникам. Оказавшись в руках правителя Афганистана шаха Шуджи, алмаз был передан им махарадже Раджиту Сингху в 1813 году.

Покинув берега Индии 6 апреля 1850 года и оказавшись 2 июля этого же года в Лондоне, Кох-и-нор был передан Совету директоров Восточно-Индийской компании. Сэр Дж. В. Логг, заместитель Управляющего Восточно-Индийской компанией презентовал камень королеве Виктории. Королева писала в своём дневнике: «Это изумительный камень. Он принадлежал ранее Ранджиту Сингху и был найден в сокровищнице Лахора… Я счастлива, что эта драгоценность теперь будет принадлежить британской короне, ибо я сделаю алмаз королевским камнем».

Многие всё ещё ожидают возврата драгоценностей, «украденных» британскими властями. Однако никто не знает, как долго придётся ждать. Но если вы вдруг окажетесь в Лондоне, непременно посетите Тауэр, где вашему взору предстанут сокровища английской короны, в том числе и легендарный Кох-и-нор, который находится в передней части короны внутри мальтийского креста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *