Польша. История извинений

Historia przepraszania

Когда после измены один из супругов великодушно “прощает”, на самом деле, он вертит в руках кнут, которым будет хлестать неверного или неверную при каждом удобном случае… Даже если у него самые добрые намерения, с языка сорвется самое старое обвинение в семейных ссорах: “зато Ты…” – и это будет продолжаться всю жизнь, мы попрекаем друг друга за неуместное поведение у тети на именинах, за мельчайшую аварию машины и так без конца…

Схема извинений и прощений неизменна во всех сферах нашей жизни, что интересно – мы непрерывно ждем раскаяния и сожалений, питая некую иррациональную надежду, что благодаря этому мы лучше, чем тот, кто извиняется. Памятное “прощаем и просим прощения” польских епископов стало за долгие годы затасканной фразой, повторяемой людьми мира политики настолько часто, что фраза утратила свое первоначальное звучание. Наша “национальная гордость” поступает не лучше уязвленной изменой супруги. В конце концов, мы сами себя признали мессией народов, совестью Европы…

Главная проблема этой “титуломании” заключается в том факте, что мы единственные, у кого о нас такое мнение. Общая неприязнь наших соседей укоренена в истории, потому что мы, прикидываясь пресловутой девственницей в доме плотских утех, запятнали себя перед ними многочисленными – мягко выражаясь – бестактностями… Чехи помнят и не забудут подчинение Заользья (восточной части Тешинской Силезии – прим. перев.), в их памяти останется также “братская помощь”, предоставленная им в 1968 году…

У литовцев были и будут к нам претензии из-за того, что со времен персональной унии и Речи Посполитой Обоих народов мы сами себя сочли лучшим и лидирующим народом, а кроме того, их претензии усугублены подавлением стремлений к автономии после Первой мировой войны. Украинцы никогда не забудут неисполненного обещания свободной Украины, Россия не забудет того, что при каждом случае мы стараемся укусить ее и часто лаять “ни в склад ни в лад” только ради того, чтобы быть против… Наши западные соседи помнят выселения и то, что “мы отняли” “их” Силезию.

История не является черно-белой, физика же говорит, что каждая акция, каждое действие вызывает противодействие, реакцию, и мы можем анализировать и искать причины нашей истории во множестве мест, но может, наконец, настало время применить старый принцип, который давным-давно используют британцы: “Forgive, but never forget”. Давайте прощать, но не забывать, давайте не забывать также собственные ошибки и оплошности, потому что ими кишат международные отношения.

Не упоминая о многих аспектах президентуры Леха Качиньского, не упоминая о том, что он дал себя втянуть в ряд не слишком благоразумных поступков вроде экспедиции на границы, следует сказать, что он сделал больше для нашей политики в той части мира, чем кто-либо в прошлом, и – боюсь – также и в будущем заграничной политики Польши. При этом напоминаю, что с учетом сырьевой базы этот регион (восточные соседи Польши) имеет ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ стратегическое значение в энергетике. Новая команда поставила пресловутый крест на этом направлении, а единственной причиной было желание отгородиться от предшественников.

Если бы хотя бы удалось использовать это отступление для улучшений отношений с Россией, то можно было бы уже завтра признать, что мы были последовательны и защищали свои интересы, а так мы лишь оказали услугу «Газпрому», лишая себя шансов на альтернативный источник дешевой нефти из Азербайджана, которому в том регионе некому ее продать…

Новейшая история отношений с Россией полна ошибок, которых не совершают даже дети в песочнице. Мы ежегодно попрекаем днем 17 сентября 1939 года до такой степени, что младшее поколение может прийти к выводу, что именно тогда разразилась Вторая Мировая война. Мы из года в год ожидаем извинений и признания Катыньского преступления. Знакомый россиянин сказал как-то, что в глазах среднего человека из России требование очередных извинений после факта публичного признания администрацией Ельцина этого очевидного для всего мира преступления, спустя несколько десятков лет является чем-то, что имеет целью унизить Россию и весь народ. Мы, конечно, скажем, что часть российского общества верит, что это преступление – дело рук немецкой армии, но часть нашего польского общества убеждена, что 10 апреля в Смоленске произошел теракт, и никакие аргументы никогда их не убедят, что дело обстояло иначе. Давайте говорить об истории, давайте стараться ее постичь, давайте делать выводы, но давайте не делать из нее насильно аргументов для текущей заграничной политики.

Возвращаясь к одной из многих польских трагедий, какой была катастрофа в Смоленске, мы ежедневно пытаемся доказать себе, как мы мало значим в Европе, скуление и бесконечное повторение, что нам нужны останки самолета примерно так же эффективно, как передвижение гор силой взгляда. Если в результате наших решений – возможно ошибочных и опрометчивых хоть принимаемых в действительно беспрецедентных ситуациях в мировом масштабе, мы согласились на такую, а не иную процедуру выяснения обстоятельств катастрофы, то давайте брать ответственность за последствия такого решения.

Вывод один, если мы не перестанем строить заграничную политику на прошлом вместо того, чтобы основывать ее на конкретном, я сказал бы даже, эгоистическом видении будущего, то может оказаться, что нам всем придется перефразировать Богдана Смоленя, который в одном из памятных кабаре сказал: «Эти американцы не так уж и плохи, сначала нападут, а после извинятся... А перед нами, б…. никто не извиняется».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *