Восстание в Каунасе в июне 1941

1941 birželio sukilimas Kaune

В Литве очень гордятся этим восстанием, в результате которого к власти пришло национальное Временное правительство Литвы, за два дня до начала немецкой оккупации.

Автор: Пилипас Нарутис (Pilypas Narutis), который в 1941 г., будучи студентом, был назначен заместителем уполномоченного главного штаба LAF (Lietuvų Aktyvistų Frontas, Фронт Литовских Активистов) в Каунасском крае, выполнял обязанности главного связиста со студентами. Был одним из основных организаторов восстания в Каунасе. Воспоминания записаны ещё в советский период, поэтому не все имена названы.

(Перевод с небольшими сокращениями)

Подготовка к восстанию

Приказ коммунистической власти упразднить студенческие объединения потерпел первую неудачу, когда только некоторые из нескольких десятков студенческих корпораций сдали свои знамёна, остальные свои знамёна спрятали. Уже это малозначительное событие показало, что есть много таких, кто не боится и не согласен с той жёсткой политикой коммунистов. В августе 1940 г. прошло неофициальное собрание руководителей корпораций, на котором они обсудили ситуацию в стране и договорились поддерживать постоянную связь для обмена информацией.

Осенью 1940 г. новости по стране и из-за границы говорили о росте напряжённости в политических отношениях немцев и русских, что повышало вероятность войны между Германией и СССР. В ноябре мы собрались на тайное совещание (всего 6 человек). На нём был принят полученный из-за границы условный знак «TDA» (чёрные буквы на белом фоне) — Tautinio Darbo Apsauga (Охрана Народного Труда). На собрании решили разделить организацию на две части: на военную секцию TDA и на отдел информации. Тогда ещё не было решено объявить об общем названии LAF.

Подразделения TDA организовывались там, где намечались военные операции: в Каунасе, в Вильнюсе, в Тельшяе, в Шяуляе, в Паневежисе, в Мариямполе, в Вевисе и в Юрбаркасе-Расейняе. То, что во время восстания было сделано в Каунасе, были готовы выполнить и отделы в Вильнюсе, в Тельшяе, в Шяуляе.

Подразделения TDA были созданы в каждом уездном центре. Одновременно с территориальными отделениями, из которых позднее должны были быть образованы комендатуры, создавались и специальные подразделения для обеспечения успеха восстания. В Каунасе полностью организовались такие подразделения: телефона и телеграфа (командир — Юозас Рудокас), радиосвязи и радиостанции (командир — Р. Ш.), полиции (командиры — Й. и В.), ж/д сообщения (командир — Ант. Моркунас), снабжения оружием (командир — ВИС), скорой помощи (командир — Бр. Стасюкайтис), печати и пропаганды (командиры — В. С. и Г.). Все подразделения координировали действия со штабом LAF, который поддерживал связь с заграницей.

С середины июня, когда начались депортации, связь между подразделениями и штабом проверялась ежедневно. За неделю до войны, с 15 июня, все провинциальные отделения были предупреждены быть наготове. 19 июня было срочно созвано совещание провинциальных командиров, в котором приняли участие Й. из Аукштайтии, Л. из Вильнюса, Н. и М. из Жемайтии, Ш. и П. из Сувалкии. Было договорено об условных радиосигналах, которые должны были передаваться из Каунаса, из Вильнюса и на волне 31 м. 20 июня представители уездов вернулись на свои места. В Каунасе расположение штаба было выбрано в Жалякальнисе, в помещении приюта для престарелых (Aukštaičių g.4. Другой штаб был в здании химического института. — прим. перев.). 21 июня Каунасская радиостанция начала передавать первые предупреждающие сигналы.

Начало восстания

Истинная дата восстания — 22 июня 10 ч утра. В то время штаб LAF и командиры подразделений TDA на совместном заседании приняли единое решение: начать восстание. Около 12 ч, в соответствии с подготовленным планом, все руководители восстания по телефону сообщили, что находятся на своих местах и ждут приказа. Начальное расположение подразделений TDA в Каунасе было таким: подразделение радиосвязи установило коротковолновую радиостанцию в Аляксотасе, подразделение почты и телеграфа укрепилось у центрального входа в почтамт, машины скорой помощи TDA стояли в готовности, подразделения полиции были наготове в Старом городе и в Вилиямполе (где, по сообщению связников, ожидался сброс оружия с самолётов), подразделение ж/д сообщения замаскировалось в Шанчяй. Особые связники были посланы следить за зданиями Президентуры, НКВД и тюрьмой.

Около 2 ч дня все связники по телефону сообщили о панике среди коммунистов, тогда командиры TDA стали просить приказа действовать. Д., П., С., В. и Ж. собрали особое совещание и решили: «Все подразделения TDA в Каунасе начинают открытое восстание в 3 часа». Я по телефону условными словами передал решение штаба LAF и приказ:

  1. Подразделению TDA по почте: «Арестовать всех сомнительных личностей на почте, занять центральный телефон-телеграф и особенно военный телефонный узел, отключить все телефоны компартии, известных коммунистов и евреев, обеспечить надёжную телефонную связь штабу LAF со всеми подразделениями TDA». Юозас Рудокас, командир подразделения, ответил: «Всё в порядке, исполняю!»
  2. Подразделению TDA по радиосвязи: «Начать трансляцию в диапазоне 31 м из Аляксотаса, сообщая всей Литве о восстании. Просить немецкую армию сбросить оружие в условленных местах под музыку с условленных грампластинок». Командир Р. Ш. ответил: «Всё в порядке, исполняю!»
  3. Подразделению TDA в Старом городе было приказано занять находящееся там отделение полиции, отстранить ненадёжных полицейских и окружить Президентуру.
  4. Следить за Палецкисом, чтобы можно было его схватить живым.
  5. Подразделению TDA по вооружению приказано занять площадку в Вилиямполе, где намечался сброс оружия немцами, и подать условные сигналы самолётам.
  6. Второму подразделению радиосвязи TDA приказано подготовиться к захвату Каунасской радиостанции и здания радиофона (проводной радиотрансляции).
  7. Подразделению скорой помощи TDA приказано не выполнять никаких приказов коммунистической власти и ждать наших приказов.

Штаб LAF располагался в здании приюта для престарелых. Сразу же весь дом был обыскан и все неизвестные люди арестованы, чтобы они не могли никуда выйти и сообщить о начавшемся в здании людском движении. Порядок в здании обеспечивал доктор М.

Первые успехи

В 5 ч Юозас Рудокас докладывает: “Почту заняли без жертв. Пленных изолировали в подвале. Перед выключением центрального военного узла связи всем пунктам советской армии по-русски сообщили, что Каунас занят немецким десантом (чтобы они испугались). Отключены все телефоны по списку: у всех коммунистов, у всех евреев и у всех подозрительных. Почта и телеграф полностью контролируются нами, можете говорить по телефону без шифра!”

В 5 ч подразделение TDA в Старом городе заняло полицию без потерь. К президентуре для охраны послан надёжный полицейский.

В 5 ч радио из Аляксотаса начало транслировать в диапазоне 31 м гимн Литвы, записанный на грампластинке, и обращение к народу Литвы. Эта радиостанция работала до момента, когда русские взорвали мост Аляксотаса. По нему проходил электрокабель питания.

В 5 ч охранник от Президентуры сообщил, что Палецкис грузит машины и готовится к скорому побегу. Штаб тотчас же приказал Вилиямпольскому подразделению TDA выделить пару бойцов, также и из TDA в Старом городе несколько бойцов, чтобы придти на помощь охраннику у Президентуры и арестовать Палецкиса.

В 6 ч охранник от Президентуры сообщил, что Палецкис, спеша, сел в машину и сбежал. Спешившие на помощь бойцы захватили Президентуру без сопротивления, но Палецкиса уже в ней не было.

Связники от здания НКВД сообщили о панике и бегстве энкаведистов из здания.

В 7 ч штаб LAF после короткого совещания принял решение захватить Каунасский радиофон и радиостанцию и начать массовое восстание, публикуя воззвание к народу и сообщение о Временном правительстве. Доктор Ад. Дарнусис, полковник Й. Вебра и Ляонас Прапуоленис сели составлять последнюю редакцию текста воззвания.

Для захвата радиофона и радиостанции я вызвал бойцов из Старого города и Вилиямполе, оставив там минимальное число. Для связи использовались санитарные машины.

Около 9 ч, с помощью самих связистов на радиофоне, подразделение TDA заняло оба объекта без потерь. Ненадёжные личности были арестованы и доставлены в помещение штаба. В ходе захвата радиофон был немного повреждён.

Около 9 ч подразделение TDA в Старом городе сообщило, что их сил было недостаточно, чтобы атаковать хорошо вооружённую русскую часть и воспрепятствовать взрыву Аляксотского моста. Радиоподразделение из Аляксотаса по телефону сообщило об обрыве электроснабжения и прекращении радиопередачи. Им было приказано на лодках переправиться через Неман в здание штаба, чтобы отремонтировать радиофон. Вызванные радиоспециалисты Б. Б. и В. начали ремонт радиофона. Около 3 ч ночи они сообщили, что радиофон готов к трансляции.

23 июня, на заре, около 3-4 ч, штаб LAF наконец принял окончательный текст воззвания к народу и сообщения о Временном правительстве.

Я собираю все наличные силы для обороны радиофона и радиостанции, чтобы работа радиофона была обеспечена хотя бы в течение нескольких часов.

TDA подразделение из Вилиямполе сообщает, что всю ночь ждали на площади, подавая сигналы немецким самолётам, но ни один из них, пролетевших мимо, не среагировал, никакого оружия не было сброшено. Я приказал подразделению покинуть ту площадь и прибыть в штаб (оборонять радиостанцию), а другим велел присоединиться к подразделению в Старом городе для обороны моста через Нярис в Вилиямполе. Через этот мост ожидалось прибытие первых немецких войск.

Подразделение из Вилиямполе под командованием ВИС переняло оборону радиостанции. Для этого были использованы мины, изготовленные полковником В. Их установили во всех входах. Радиофон охраняла группа под командованием Б. Б.

В 7 ч утра новости говорили о панике среди коммунистов, их бегстве из Каунаса и о смятении в русских частях. Штаб LAF принял решение в 9 ч начать трансляцию. В Каунасе были включены все громкоговорители.

Подразделению печати и пропаганды было приказано занять типографию и приготовиться к выпуску газеты и листовок.

В 8 ч Ляонас Прапуолянис, уполномоченный представлять восставший народ Литвы, в сопровождении трёх вооружённых мужчин убыл из штаба в радиофон, куда и прибыл без происшествий.

В 9 ч началась передача Каунасской радиостанции. Представители штаба LAF стоя выслушали гимн Литвы и сообщение уполномоченного LAF. Подразделениям TDA было приказано надеть повязки и раздавать их всем надёжным мужчинам, формировать подразделения и занимать общественные здания. Первым комендантом Каунаса был назначен полковник Й.Бобялис. Послышались первые выстрелы из отрядов TDA.

В 10-11 ч удалось взломать склад вооружения русских в Жалякальнисе. Оттуда оружие массово перевозится в штабы восставших. Разоружаются русские солдаты, большинство без единого выстрела.

Подразделение TDA печати и пропаганды заняло типографию и подготовило к печати первый номер “Į Laisvę” («К Свободе»). Там работали В. и В., руководимые и охраняемые Бр. Стасюкайтисом. У этого подразделения была и другая обязанность: подготовиться к торжественной встрече немецких войск. Тотчас была начата печать специальных листовок с поздравлениями, рисовались плакаты. К этим работам были привлечены старшеклассники под руководством Ант. Шапаласа. Они очень помогали и со связью.

Гибнут первые повстанцы

Приказы штаба LAF уже передавались по радио. Хорошо охранявшиеся Каунасский радиофон и радиостанция сообщали Каунасу и всей Литве всю информацию. Штаб LAF с 9 ч стал настоящим центром обороны Каунаса, тут же был сформирован отряд TDA для обороны Жалякальниса под командованием лейтенанта З. Было много добровольцев, оружия из русского склада хватило всем. Тут же было организовано обучение: пленный русский офицер научил мужчин пользоваться русскими пулемётами. Обученных тут же посылали в горячие пункты, а таковые были:

  1. Мост в Вилиямполе мы хотели защитить любой ценой, так как по нему ожидали прихода немецкой армии.
  2. Усилили оборону почты и радиофона.
  3. Разведка из отряда железнодорожников в Шанчяй сообщила, что русская армия появилась в Верхнем Панемуне, готовясь к переправе через Неман. Там было начато строительство понтонного моста. Мы послали туда отряд и оружие для железнодорожников, чтобы воспрепятствовать переправе русских.
  4. Была усилена оборона типографии.

На улицах Каунаса повстанцы смешались с растерянными русскими солдатами, которые вели себя уже как партизаны, в большинстве они сдавались и разоружались.

Около 2 ч в штаб сообщили о первой жертве: студент-техник Антанас Живаткаускас был послан из штаба для связи в Старый город, его застрелил из засады русский солдат. Вскоре после этого было получено известие от отряда, который оборонял Вилиямпольский мост, о том, что мост взят под полный контроль TDA. Оборонявшие мост красноармейцы некоторые сбежали, несколько были убиты, остальные взяты в плен. Но при этом погиб бывший полицейский Юозас Савулёнис. Он, взбежав на мост, перерезал провода от системы минирования моста и тем самым уберёг его от подрыва.

Из отряда TDA в Шанчяй получено известие о гибели лейтенанта Антанаса Моркунаса, студента-техника. Он командовал отрядом, препятствовавшим переправе русской армии через Неман по понтонному мосту. Штаб LAF дал приказ не допустить переправы, так как допустив русских в Каунас, мы понесли бы большие потери. Отряд TDA в Шанчяй начал обстрел строителей моста, не позволяя им работать. Увидев сильную оборону, русские оставили строительство и повернули другим путём. (Другие свидетели рассказывали, что советские войска (до трёх дивизий) отказались от переправы в том месте только после налёта на почти достроенную переправу немецкой авиации. — прим. перев.) После смерти лейт. Моркунаса сообщили о гибели ещё более десяти других повстанцев.

Также после обеда штаб получил сообщение из отряда TDA в Аляксотасе, что на тамошнем аэродроме приземлился самолёт с лейтенантом Йонасом Дженкайтисом. Перемещавшиеся вокруг аэродрома русские войска начали его обстреливать. Штаб LAF приказал срочно связаться с лейтенантом и доставить его в штаб LAF.

Для очистки окрестностей Аляксотаса от русских штаб LAF послал новое подразделение под командованием инженера доцента Юозаса Милвидаса (он был активистом движения скаутов). Думали, что если на аэродроме сумел приземлиться лейтенант Дженкайтис, то могут приземлиться и другие пилоты. Отряд Аляксотаса скоро взял Дженкайтиса под охрану, но тот уже был тяжело ранен. Было приказано срочно везти его в ближайшую больницу в Старом городе, где его уже ждал доктор. Но Дженкайтис не вынес ранений и умер. А в перестрелках в ходе зачистки побережье Аляксотаса погиб инженер доцент Мильвидас и ещё около пяти повстанцев.

Всего за три дня в ходе освобождения Каунаса погибло более 120 бойцов, ранено было около 200.

После победы восстания

Ночь с 23 на 24 июня была ночью триумфа LAF. Мы полностью заняли Каунас: Жалякальнис, Шанчяй, Вилиямполе и аэродромы были под нашим контролем. В центре Каунаса развевался литовский триколор, через громкоговорители передавалась трансляция радиофона. В типографии печатался первый номер газеты “Į Laisvę”. Мы были господами положения, а прятавшиеся русские солдаты и коммунисты были вылавливаемы и разоружаемы.

23 июня, около 9 вечера, штаб LAF принял решение сменить дислокацию. Сменить помещение надо было по ряду причин. Накопилось очень много пленных, которые создали нам большие неудобства и в отношении питания, и по условиям безопасности: надо было их всех охранять. Набралось и несколько сбежавших из тюрьмы, которых мы тоже обеспечили питанием из подразделения скорой помощи. Кроме того, это место стало слишком широко известно из-за активного движения вокруг, поэтому мы опасались, что ночью штабу тут будет небезопасно. Тут же в Жалякальнисе мы выбрали оставленный русскими штаб с полевой радиостанцией. В старом штабе оставили отряд TDA под командой лейтенанта З., который обеспечивал охрану окрестностей. Ночь прошла без изменений. Штаб и радиофон дежурили.

24 июня уже освобождённый Каунас был украшен не только трёхцветными флагами, но и первым номером “Į Laisvę”. Было созвано первое заседание Временного правительства. Штаб LAF приготовился к торжественной встрече немецкой армии. Первую весть о немцах доставили из отряда в Вилиямполе: приплыло немецкое судно. Было приказано срочно связаться с судном и доставить в радиофон представителя немцев. Таким представителем оказался доставленный в радиофон лейтенант Flohret. Уполномоченный LAF Л. Прапуолянис его представил. К нашему удивлению, первые слова того лейтенанта в микрофон были: “Ich habe Stadt Kaunas besetzt!” (Я занял город Каунас!). Части регулярной армии Германии показались в Каунасе только 25 июня. Первый приказ немецкой армии был: не нужно готовить никакого торжественного приёма немецкой армии, никаких плакатов, никто не может появляться на улице во время прохода первых немецких частей.

Штаб LAF перебрался в здание типографии “Į Laisvę” и начал новый этап своей деятельности. 26 июня были торжественно похоронены около 120 погибших в Каунасе и его окрестностях повстанцев. Штаб LAF перестроился для новой работы: обеспечить опору для нового правительства и выдержать нажим немцев с целью установления оккупационного режима.

Сегодня, оценивая своё восстание в 1941 г., литовский народ может гордиться, выполнив большую задачу: он раскрыл народам свободного мира и ложь коммунизма, и коварство нацистской Германии. Удачное восстание показало большую солидарность нашего народа в борьбе за свободу.

Оригинал:

Послесловие переводчика

Из всех порабощённых СССР народов в 1941 г. восстала только Литва.

Идеолог восстания бывший посол Литвы в Германии Казис Шкирпа в своём капитальном труде «Восстание» («Sukilimas», Вашингтон, 1973) писал, что важнейшими целями восстания были:

  1. Смыть позор поражения 15 мая 1940 г. без единого выстрела.
  2. Вновь с оружием в руках показать как друзьям, так и врагам Литвы, волю народа Литвы стремиться к свободе и отстаивать право на независимое государство.
  3. На все времена разоблачить ложь Москвы о якобы добровольном вступлении Литвы в СССР в 1940 г.

Особую важность восстания для истории народа и государства подчёркивает тот факт, что в течение нескольких дней восстания погибло примерно столько же повстанцев, сколько погибло добровольцев в ходе борьбы за свободу в 1919-23 годы! В истории литовского народа было много восстаний, однако Июньское восстание было первым, победившим такой дорогой ценой и достигшим поставленной цели.

Сколько же было повстанцев по всей Литве? Некоторые называют цифру 100 тыс., но более правдоподобна — несколько больше 10 тысяч. Конечно, не все они сражались с оружием в руках. Но павших в боях было 2700, ещё 1500 было расстреляно энкаведистами в тюрьмах перед отступлением из Литвы. Поэтому размах антисоветского восстания был действительно большим. Причиной этому были широкие репрессии советской власти против литовской “буржуазии” и “контрреволюционных элементов”: накануне войны в Сибирь сослали не только бывших владельцев банков, фабрик и поместий, но и многих учителей, юристов, профессоров, священников и даже простых крестьян. НКВД наносил удар по носителям культуры народа, по всеми уважаемым людям. И народ не простил этого коммунистам, особенно местным, которые составляли списки на высылку.

Но до сих пор вокруг Июньского восстания идут споры: как его оценивать? Всё дело в том, что именно в дни восстания литовцы стихийно начали геноцид евреев. Факт стихийности начала геноцида тоже оспаривается: некоторые утверждают, что немцы “поощрили” литовцев убивать евреев. Правда, каково было это “поощрение”, не сообщается. В любом случае, тема Холокоста в Литве заслуживает отдельного большого обсуждения.

Перевод: Валерий Т. из Литвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *