Крымская война: непосредственные причины

The Crimean War: Immediate Causes

Крымская войнаНесмотря на то, что общие политические причины начала Крымской войны, вероятно, являются более решающими, непосредственные причины – по крайней мере, якобы – затрагивают религию, особенно покровительство Святых Мест в Иерусалиме. Святая земля была частью мусульманской Османской империи, но также была родиной Иудаизма и Христианства. В Средние века христианская Европа и мусульманский Восток боролись за право управлять этой святыней. Однако, христианская церковь подразделялась на многочисленные небольшие конфессии. Восточная Православная и Римско-католическая церковь были двумя главными ветвями христианства. К сожалению, эти основные конфессии не могли найти общего языка. И та и другая хотели контролировать Святые Места.

В 1690 г османский султан предоставил Римско-католической церкви доминирующую власть во всех храмах Назарета, Вифлеема и Иерусалима; а затем в 1740 г франко-турецкий договор заявил, что монахи-католики должны обеспечить защиту Святых Мест. Это было сделано с целью обезопасить христиан и позволить им осуществлять паломничество в Иерусалим. Кроме того, французы отстаивали право храма Гроба Господня в Иерусалиме именоваться католическим храмом.

Однако, между 1740 и 1820 гг. влияние Римско-католической церкви многократно уменьшилось: в той части света осталось не так много католиков и всё больше христиан тяготели к Православию. Следовательно, защита Святых Мест постепенно ложилась на плечи православных монахов.

Россия олицетворяла в своем лице защитницу Православной церкви, и царь Николай I полагал, что сам Бог назначил его лидером Православной церкви и защитником православных. К 1840-м гг. российские паломники уже толпами посещали Святую Землю, что дало царю полное право потребовать некоторую безопасность его подданных на этой территории.

Османская империя

Османская империя

В 1850 г Луи Наполеон решил поспособствовать делу католиков по взятию под свой контроль Святых Мест; он не выходил за пределы своих прав, а предъявление его требований от имени церкви позволили бы ему отвлечь внимание от проблем во Франции и помогли защитить идею Второй Французской империи. Чтобы завоевать поддержку большинства французов, Луи Наполеон должен был быть замечен как “хороший католик”. Также он стремился отомстить Николаю I за оскорбление со стороны своего “союзника”.

По обычаю, папа Римский назначал католического Патриарха Иерусалима, но за многие годы эта должность стала бессмысленным названием; Патриарх ничего не делал и жил в Риме. Однако, в 1847 г папа Римский Пиус IX, который был избран годом ранее, послал Патриарха жить в Иерусалим по примеру православного Патриарха Кирилла. В 1847 и 1848 гг. там происходили непристойные драки между католическими и православными монахами и священниками. Представители Православной церкви появились триумфально: например, в церкви Рождества в Вифлееме, католики поместили серебряную звезду, чтобы ознаменовать место рождения Иисуса; она была снята с помощью рычага и украдена, предположительно, православными монахами.

Турков не устроил русско-французский конфликт, основные действия которого происходили на турецкой территории, и султан дал указания исследовать требования французов. Франция предложила объединенный контроль Католической и Православной церквей над Святыми Местами. Это привело к негодованию в России и затем все зашло в тупик. В феврале 1850 г турки послали дипломатическую ноту французам, давая два ключа к большой двери церкви Рождества представителям Католической церкви. В то же время Оттоманская Порта послала разрешение (декрет), дающий ключевые гарантии Православной церкви на то, что французы не будут претендовать на Святые места. Однако, к концу 1852 г контроль над святыней был захвачен Францией. Это было рассмотрено русскими как вызов их престижу и политике. Николай I также решил, что Турция попала под “иностранный” контроль. Николай хотел управлять Ближним Востоком с соглашения западных держав, особенно Великобритании, так, чтобы российское влияние расширялось мирно. Николай I считал, что этого будет легко достигнуть, так как граф Абердин был британским премьер-министром.

Граф Абердин

Граф Абердин

В 1844 г царь Николай I нанес визит в Великобританию. Обсуждение главных вопросов проходило в министерстве Иностранных дел. Однако имели место и неформальные дискуссии, связанные с Восточным вопросом. Подход Абердина очень отличался от традиционной схемы британской внешней политики. Во время обсуждений Абердин выразил очень заниженную политику, что означало его примирение с царем, который в итоге отбыл с неправильными представлениями о британском отношении к Восточному вопросу. Абердин произвел впечатление отчаяния и отвращения к коррупции в Турции. Николай I в виде дальнейшего развития событий предложил разделение Турции. Абердин не был тверд в осуждении этих идей и не говорил однозначно о британской политике, поэтому царь чувствовал, что разделение Турции возможно и, так как Великобритания устала защищать Турцию, она не будет воевать на турецкой стороне. Мало того, что Абердин дал царю “неправильные установки”, он также решил, что тот не будет идти войной на Турцию.

В 1853 г делегация Меньшикова прибыла из России в Константинополь. Меньшиков был российским солдатом и дипломатом, которому было поручено принудить султана к предоставлению России концессий внутри турецкой империи. В это время султан столкнулся со многими внутренними проблемами: кризис, связанный со Святыми Местами; восстание в Черногории; угроза государственного переворота в Сербии. Меньшиков обратился к Оттоманским чиновникам с тем, что он недоволен обращением султана с православными на территории империи. И для того, чтобы Россия и Турция остались в дружественных отношениях, страны должны подписать “священное соглашение”, которое давало бы возможность русским возместить обиды христианских подданных в Турции. Меньшиков потребовал учреждения российского протектората над всеми православными подданными в Османской империи — как мирянами, так и духовенством: общее количество людей, которые попадали под эту категорию, было приблизительно равно двенадцати миллионам. Российские требования привели к опасениям в Оттоманской Порте, что турецкой независимости угрожают; как всегда султан обратился к великим державам Европы защитить Турцию от российского вторжения.

Стратфорд Каннин

Стратфорд Каннин

Во время своего пребывания в Константинополе Меньшиков встретил английского посла с целью обсудить будущее Османской империи. Английским послом был Стратфорд Каннинг (Виконт Стратфорд де Редклифф), кузен Джорджа Каннинга. Английскому послу приходилось самому принимать важные решения, так как он не получал никаких руководств от министерства Иностранных дел Великобритании. Министром иностранных дел в правительстве Абердина был граф Кларендон. Стратфорд предупредил Министерство иностранных дел о потенциальных проблемах в Турции и объяснил наращивание напряженности; он советовал принять серьёзные меры, но Министерство не отреагировало. Правительству казалось, что Стратфорд – паникёр, и он преувеличивает. Никто не относился к нему серьёзно в полной мере, кроме лорда Пальмерстона, который поддерживал идею быстрых и эффективных действий. Стратфорду не понравились русские на общих и личных основаниях. В 1832 г его рекомендовали как посла в России, но его кандидатура была категорически и грубо отклонена Николаем из-за связи Стратфорда с Джорджем Каннингом. Стратфорд навсегда запомнил это оскорбление.

Из-за британской устоявшейся политики поддержания целостности турецкой империи Стратфорд имел доступ к султану и подстрекал его отказаться от требований царя. Стратфорд едва не обещал султану защиту со стороны Великобритании, что шло врознь с его заданием. Стратфорд следовал своим собственным убеждениям, которые были вызваны более ранней внешней политикой Британии, и, так как он получал мало инструкций из Лондона, то считал, что его подход соответствует обстоятельствам.

Султан сопротивлялся выполнять требования Меньшикова, и к лету 1853 г Меньшиков понял, что не добился никаких успехов в Турции, и возвратился в Санкт-Петербург доложить царю о сложившейся ситуации, которая не означала ничего хорошего для российской политики, в то время как Франция, очевидно, извлекала из неё пользу. Царь был раздосадован неудачей, поэтому он решил разузнать, в первую очередь, насколько силён султан и насколько решительно британское намерение сопротивляться российскому вторжению. Он думал, что после обсуждений 1844 г Абердин отговорит Стратфорда и войны не будет.

В 1853 г российские войска вторглись в турецкую Молдавию и Валахию, которые являлись автономными областями в пределах Османской империи. Целью Николая было не вызвать войну, а, скорее, запугать и проверить Турцию, увидеть, чем она ответит и вынудить султана дать гарантии Православной церкви о безопасности христиан. Царь Николай I не ожидал враждебного ответа со стороны Великобритании или англо-французского союза. Однако результат вторжения был далек от ожиданий Николая I, и его рискованный ход не окупился, потому что он, фактически, оказал давление на европейский мир.

  • Франция, олицетворяемая Луи Наполеоном, теперь императором Наполеоном III, стала агрессивной и беспокойной
  • Великобритания была встревожена угрозой Турции от российской экспансии. Началась активация британского средиземноморского флота
  • Австро-Венгрия опасалась вторжения, потому что войска России пересекли Дунай, являющийся выходом Австрии в Черное море. Австрия начала мобилизацию
  • Вследствие мобилизации Австро-Венгрии Пруссия поступила также, опасаясь угрозы со стороны Германской Конфедерации

Всё это очень походило на кризис Магомеда Али 1839 г, который привел к первой Лондонской конференции. Таким образом, с подобной ситуацией уже сталкивались и успешно справлялись при использовании международного сотрудничества. Державы это осознали, тем более что никто не желал войны по недоразумению. В 1853 г была созвана Венская конференция. На ней собрались представители России, Австро-Венгрии, Пруссии, Турции, Великобритании и Франции, чтобы прийти к общему компромиссу. Была составлена Венская нота, официальный дипломатический документ посредничества, предлагающий компромисс, который Россия была готова принять, за нежеланием вступать в войну. В ноте говорилось, что царь должен вывести свои войска с территории Молдавии и Валахии, но в то же время Россия, как защитник Православной церкви, должна иметь хотя бы незначительную защиту православных в Османской империи и Святых Местах. Нота установила статус-кво: ни Россия, ни Франция ничего не получили, но их репутация была спасена. До сих пор всё шло, как и при кризисе 1839 г: потенциальные проблемы были нейтрализованы, и компромисс был найден. Однако тогда державы поддержали свои решения силой. На этом сходство заканчивается, дальше дела перестали ладиться, что и привело к Крымской войне. Не было никакой объединенной группы войск, настроенной, чтобы следить за исполнением условий ноты, и не велось решительной дипломатии, чтобы заставить султана принять ноту — в отличие от Лондонской конференции, после которой войска были помещены в область военных действий, чтобы воплотить в жизнь решения держав.

Русские войска 1853-1856

Русские войска 1853-1856

Русские положительно отреагировали на условия Венской ноты и согласились на освобождения Молдавии и Валахии от своих войск. Это доказывает невоенные намерения России при вторжении. Она добилась незначительной защиты Святых Мест и была, по крайней мере, успокоена, если не удовлетворена. Россия бы и дальше делала дипломатические отступления, когда сталкивалась с сильной оппозицией. Но, к сожалению, в октябре 1853 г султан отклонил ноту и объявил войну России вследствие того, что Стратфорд уверил султана в британской поддержке и по ряду других причин. Султан хотел мести, к тому же он был уверен в его поддержке Великобританией. Если в прошлом державы использовали объединенные усилия, чтобы убедить султана, то сейчас не было ничего подобного для решения проблемы. Державы считали, что ноты достаточно, кроме того, они были не в состоянии сотрудничать между собой на тот момент по множеству причин:

  • Австро-Венгрия не хотела участвовать в спорах с крупными державами и решила оставаться на нейтральной стороне. Ее больше беспокоило расширение Пруссии и итальянские восстания. Она опасалась потери своих итальянских земель
  • Австро-Венгрия и Пруссия находились во взаимном недоверии, и Пруссия расширялась
  • Великобритания и Франция противостояли России
  • Великобритания (под Абердином) была нерешительна
  • Россия была разочарована отношением Австро-Венгрии после российской помощи в подавлении венгерского восстания в 1848 г.

Султану разрешили придерживаться своей собственной политики из-за дипломатического расстройства; также Стратфорд уверял его в британской поддержке. По чистому совпадению маленький англо-французский флот вошёл в проливы спустя несколько дней после того, как султан объявил войну России (в нарушение договора о проливах), чтобы защитить султана от внутренних восстаний. Это, казалось, подтвердило обещание Стратфорда о британской помощи. Объявление войны со стороны Турции и англо-французское присутствие в проливах привели Россию к принятию ответных мер.

Синопское сражение

Синопское сражение

В ноябре 1853 г российский Черноморский флот, базирующийся в Севастополе, и турецкий флот встретились в Синопском сражении. Турецкий флот был потоплен. Это была провокация России, у которой не было реальной причины, чтобы бояться Турции. Об этом было сообщено в британской прессе как о “резне под Синопом”, что вызвало крайней степени антирусские настроения среди общественности. Всё это, также, усиливало “военную фракцию” в Кабинете Министров по необъясненным и неясным причинам. Возможно, комбинация причин была следующая: это было аргументировано тем, что:

  • Вероятно, долгий мир – с 1815 г – создал желание войны. Это желание вызвало патриотизм и выразило британское уверенное отношение, которое следовало из её экономической и территориальной силы и свободной торговли
  • Военно-морская победа под Синопом: у России был Черноморский флот, который должен был быть побеждён до выхода в Средиземноморье. Британцы считали, что военно-морской угрозе со стороны России нельзя позволять расти
  • Великобритания становилась всё более зависящей от торговли, особенно с Индией и странами Востока: 1851 г уже продемонстрировал британское индустриальное преимущество в мире. Средиземноморскую торговлю и маршруты в Индию нельзя было ставить под угрозу
  • В Великобритании “военная партия” росла с лета 1853 г.

Даже такие сдержанные газеты, как “Таймс”, потребовали возмездия прежде, чем Россия вторгнется в Турцию. Россия же могла сделать это на всех основаниях. Требования были выполнены, и британский флот послан в проливы. Однако Кабинет Министров был разделён на “военные” и “мирные” фракции, что приводило к нерешительности. Кларендон, британский министр иностранных дел, заявил, что Великобритания “постепенно сдвигалась к войне”, – то, чего и пытался избежать Абердин. Но он был в безвыходном положении, потому что отказ в помощи Турции привёл бы к расширению российского влияния, а сама помощь – означала войну. Абердин позволил событиям развиваться самим по себе из-за бездействия в предотвращении этого. На Рождество 1853 г британское правительство осталось перед небольшим выбором.

Зимой 1853 г лорд Джон Рассел предложил реформу Билля в попытке усилить коалицию. Реформа была отклонена, а Пальмерстон отставлен, чтобы показать его враждебность парламентской реформе. Его отставка была связана с колебаниями правительства по Синопской битве, но всё было подстроено как признак неодобрения Пальмерстоном внешней политики британского правительства. Это пошло на руку “партии войны” в Великобритании. Возбуждение британского правительства продолжалось до марта 1854 г, в значительной мере из-за разногласий в Кабинете Министров; в марте 1854 г Великобритания и Франция одновременно объявили войну России якобы в защиту Турции, но, в действительности, чтобы сдержать российскую экспансию.

Сложно сказать, можно ли было избежать войны с принятием Венской ноты, как считал Гладстоун. Пальмерстон, вероятно, был прав: более сильные меры, предпринятые ранее, возможно, остановили бы Россию. Однако, был один фактор, вызванный в России блефом Великобритании; после неофициальных переговоров царя с Абердином в 1844 г, когда Абердин со своим сдержанным подходом сообщил царю, что Великобритания никогда не будет воевать на стороне Турции. Есть немалые аргументы, чтобы предположить, что царь Николай I только тешил себя иллюзией, что британская внешняя политика по отношению к Турции изменилась, хотя та же Великобритания могла бы рассмотреть возможность разделения Турции, чтобы решить проблему. Конечно, он предполагал, что Великобритания не будет участвовать в разрешении проблемы. После четырёх месяцев расхождений во взглядах Великобритания заявила о том, что война вызвана неправильными взглядами России.

Это было потрясением для царя, когда он понял, что британская политика по отношению к Османской империи не изменилась.

Кто был виноват в развязывании Крымской войны?

Султан? Был ли он поощрён на такие действия событиями прошлого?

Стратфорд? Стратфорд сказал, что Великобритания поможет; таким образом, султан объявил войну России, так как знал, что союзники спасут его.

Россия? Она всегда надеялась на расширение за счёт Турции, но отступала из-за сильной оппозиции.

Великобритания? Обманчивое изменение политики Абердина, вероятно, поощрило Россию.

Франция? Наполеон III искал престиж.

Австрия? Она, возможно, сопротивлялась России и, поэтому, присоединилась к коалиции.

Позиция каждого государства понятна, хотя подобные сценарии уже рассматривались ранее. Фактически, большинство причин войны завязалось в 1839 г, нежели в 1854.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *