Войны неолита. Часть 2

Neolithic Warfare

cavemen

<< Часть 1
Часть 3 >>

Возможно, что лук, стрелы и праща датируются палеолитом, вероятно, им больше 50 000 лет, но всё равно, нет точных доказательств того, использовали их ранее или нет. Каменные наконечники, которые иногда называют «биток стрелы», изготавливались на протяжении всего палеолита, но они не были необходимым дополнением к стреле, выпущенной из лука. Они всего лишь могли быть дополнительной опцией, которая устанавливалась к копью или луку. Никто не знает, где изобрели лук и стрелы, но скорее всего, что они впервые вошли в употребление в конце палеолита (12 000-10 000 лет до нашей эры), после периода наскальной живописи.

Новое оружие быстро распространилось по всему Средиземноморью, а по остальному миру, пожалуй, более медленно, от одной доисторической культуры к другой. Точно неизвестно, достиг ли лук Нового Света, Америки, в результате культурного смешения народов Африки, Европы и Азии, или лук был изобретён спонтанно в нескольких различных местах. Один авторитетный учёный по ранним лукам предположил, что плоский ранний лук имеет северное или северо-восточное происхождение, в то время как простой длинный лук был западным, а комбинированный лук пришёл с востока.

Было бы трудно переоценить значение лука в доисторическом военном деле. Он обеспечил революционный всплеск диапазона и объёма боевой мощи.

До того, как лук стал популярным, самый большой радиус поражения имело копьё (иногда это достигалось при помощи атлатля, устройства, которое расширяло предплечье человека и давало метателю больше дальности, точности и силы). Но лук увеличил дальность стрельбы более чем в два раза, и в силу того, что стрела была намного меньше и проще в перемещении, стало возможно транспортировать куда большее количество боеприпасов против врага. В некоторых случаях стрелять можно было из укрытия. Когда представитель неолита удерживал позицию в линии и стрелял по команде, он открывал мощный огневой шквал с помощью стрел.

Почти одновременно другие новые важные виды оружия появились во время позднего палеолита или в период неолита. Кинжал, праща и булава, найденные в Чатал Хоук (Çatal Höyük) в Анталии, датируются около 7 тысяч лет до нашей эры. Праща стала особенно важным оружием, более смертельным и с более далёким радиусом действия и точностью, нежели простой ранний лук. Каждый знает известную библейскую историю про Давида и Голиафа, но лишь небольшому количеству людей известно, как широко праща была распространена во всём мире, и каким разрушительным оружием она могла быть. Древнегреческий писатель Ксенофонт рассказывает нам, что когда он возглавил группу греков против персов, чтобы отвоевать Эгею, его воины с острова Родос стреляли камнями из пращи дальше, чем персы пускали свои стрелы, и что точность была куда выше. Снаряды для пращи могли сильно отличаться по размерам от камешков, которыми поддерживали бой, до первоклассных камней. Самые крупные снаряды могли пробить черепа и сломать кости, даже если воин был в броне.

 

Некоторые авторитетные специалисты считают, что праща не получила широкого применения потому, что пращевики занимали слишком много места на линии атаки. Это неверно по двум причинам. Праща была известным оружием древней войны, а пращевики могли вести бой в относительно узких блоках. Пращу не нужно закидывать над головой, а ещё она не должна быть слишком длинной. Короткие пращи, которые выбрасывались из-за спины как подаётся мяч в футболе, и которые имели лишь одну стропу на руке, стали стандартными, по крайней мере, во времена Римской империи, а может и ещё раньше. Другое заблуждение заключается в том, что всей жизни не хватит, чтобы научиться использовать пращу, и что только мужчины, которые начали работать с ней в детстве, на своей родной земле, могли быть взяты в армию как пращевики. Ничто не может быть так далеко от истины, даже несмотря на то, что некоторые регионы в античности, такие как Родос и Балеарские острова, были известны своими пращевиками. Так, один из моих студентов по курсу военной истории стал вполне сносным пращевиком после того, как обучился этому во время летних каникул несколько лет назад, а все римские легионеры тренировались регулярно. Оружие это, как видите, было важным и получило широкое применение, особенно во время осады.

По крайней мере, во время неолита человек точно мог укрепить колющее оружие, сделанное из камня, на деревянную ручку. Индейский томагавк – это классический приём, но на территории всего древнего Средиземноморья булава была более известной, хотя боевые топоры также применялись. Современным читателям арсенал доисторического оружия кажется странным и устаревшим. Нет ни межконтинентальных баллистических ракет, ни водородных бомб, ни танков или авианосцев, ни даже пороха в любой его форме. Но война в доисторические времена была жестокой. Не было Женевской Конвенции, и пленникам войны не давалось имени, звания, порядкового номера. Единственное, что им полагалось – это пробитый череп (если пленников вообще брали), что наиболее вероятно, их могли просто отправить в вечное рабство. Порабощённые женщины становились рабынями и наложницами, а современных различий между отношением к гражданскому населению и военному контингенту зачастую не проводилось.

Пожалуй, самым убедительным доказательством доисторической оккупации во время войны можно считать руины массивных укреплений, построенных древним человеком. Во времена палеолита человек использовал природные укрытия, чтобы защищаться от животных и врагов. Пещеры, леса, реки, пустыни – всё это могло быть защитным барьером, но с началом использования оружия с большим радиусом поражения, будь то стрелы или пращи, сопровождаемое необходимостью производить еду в сельских поселениях, человеку пришлось строить искусственные барьеры, как правило, высокие стены, в целях защиты. Укрепления неолита иногда были массивными. Стены Иерихона были10 футовтолщиной и 13 или даже больше высотой. 28-футовая башня была33 футовв диаметре. Центральная лестница и вход наверх были пристроены к стене. И хотя вся стена остаётся нераскопанной, она, вероятно, простиралась на765 ярдови закрывала площадь около 10 акров.

И хотя Иерихон в конечном итоге стал оседлым сообществом земледельцев, он впервые привлёк к себе внимание поселенцев возможностью охотиться. Чтобы защитить себя от захватчиков, жители построили стену. Доказательства сейчас говорят о том, что стена была воздвигнута до того, как появилась цивилизация сеятелей растений. Тогда я предположил, что военным силам было необходимо возвести защиту против новых снарядных оружий. Именно они заставили человека осесть, что привело к появлению аграрной культуры. За новыми стенами человек эпохи неолита мог хранить излишки продуктов, и потому он мог скрыться за стеной ради безопасности, и мог работать на земле снаружи укрепления, с некоторым ощущением спокойствия.

Совершенно иная форма военной обороны просматривается в архитектуре Чатал Хююк (Çatal Höyük).Там не было массивных внешних стен, но все дома были взаимосвязаны, имея одну общую внутреннюю стену. Вход в комнаты был через отверстия в крыше, куда можно было попасть по лестнице. В результате, линия внешних стен вокруг поселения формировала своеобразное укрепление. Когда приходили захватчики, жители города могли просто унести лестницы, убрав их, а если захватчики разбивали стену, они оказывались в одной-единственной комнате. Многие другие поселения времён неолита имели укрепления того или иного рода.

Всем должно быть очевидно, что война была очень важной частью жизни доисторического человека во времена неолита. Остаётся определить, была ли война по-настоящему организованной, как это практикуется в цивилизованных обществах, или нет. Для этого необходимо вынести оценку военной стратегии и тактике неолита, что может звучать немного дико, но если во времена неолита человек не использовал стратегию и тактику в своём бою, то это была неорганизованная война. Элементарное, базовое требование для настоящей войны – это способность собирать войска в колонны и линии. Если группа воинов не может маршировать в колонне и сражаться в линии, то это не армия. Чтобы собраться в колонну и удерживать линию, нужна командная работа, муштра и дисциплина. Природный инстинкт при столкновении оружия заставляет бежать, и это ставит под угрозу всех, но в линии находиться безопасно. Если враг не может пробиться сквозь линию, или зайти с тыла, вы победите. Если враг проник за линию, вам конец, и жизнь находится под серьёзной угрозой.

Перед началом битвы Джон Киган пишет:

Внутри каждой армии сидит толпа, которая пытается выйти на свободу, и самый большой страх любого командира, больше, чем страх поражения или даже мятежа, – это что его армия превратится в толпу из-за какой-либо его ошибки. Многие армии, собранные как толпы, продолжают оставаться похожими на толпы на протяжении всего существования. Тактически достаточно несоединённые, они были уязвимы к атакам любой обученной, решительной, однородной силы. Вытеснение «толпоподобных» армий другими, профессиональными, «ядерными» армиями стало одним из самых важных, если судить в целом, процессов в европейской истории.

By Arther Ferrill

<< Часть 1
Часть 3 >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *