Войны неолита. Часть 3

Neolithic Warfare

Neolithic Warfare

<< Часть 1
<< Часть 2

Есть все основания полагать, что во времена неолита человек обучился воевать организованно. Укрепления сами по себе предполагают работу в команде, лидерство, дисциплину и порядок. К счастью, наши исследования не ограничиваются только укреплениями. Неолитическая наскальная живопись показывает воинов, выстроенных в линию, сражающихся как команда, марширующих в колонне позади лидера, который носил отличительные знаки на одежде, которые выделяли его из общей массы воинов. Одно изображение, вероятно, показывает, как воины неолита выполняли двойной охват. В силу того, что не сохранилось письменных свидетельств о доисторических временах, мы не можем точно знать что-либо о великих войнах, которые должны были время от времени случаться. Очевидно, что мы не можем точно знать что-либо о тактике конкретных сражений. Не сохранилось даже рисунков или изображений, которые были бы также детализированы, как изображения бронзового века в Египте или минойской цивилизации у Эгейского моря.

Антропологам удалось выделить несколько общих стратегий доисторической войны. Одна из них заключается в том, чтобы препятствовать использованию незанятых территорий, дабы предотвратить эксплуатирование своих ресурсов другими людьми. Такое мнение существует потому, что необходимо было поддерживать ничейные земли в доисторические времена. Тактика в такой стратегии обычно не включала в себя полноценных сражений и состояла, как правило, из набегов и террора. Другая стратегия была в том, чтобы грабить поселения или территории соседей, то, что Галлия осуществляла против Рима, пока они не разграбили город в 390 году до Новой эры. Для относительно больших и мобильных сил со слабыми, но богатыми соседями налёты были лучшим способом добыть ресурсы, не работая. Наконец, была и стратегия безоговорочной капитуляции: поражение соперника и захват его территории. Это часто предполагало большие битвы и много насилия. К сожалению, мы зачастую не можем восстановить детали доисторических сражений.

Однако существуют некоторые яркие намёки, указывающие на природу войны во времена неолита. Один из них исходит от самых ранних этапов неолита, вероятно даже раньше, чем закончился палеолит. Есть древнее египетское кладбище, на самой северной окраине современного Судана, открытое во время интенсивных раскопок, которые спонсировались, пока Асуан находился в стадии строительства, когда каждый знал: богатая на археологические находки земля скоро уйдёт под воду. Группа копателей назвала его «Кладбище 117» и идентифицировало как древне палеолитическое (12-45 тысяч лет до Новой эры), которое относилось к так называемой культуре Кадана (Qadan). Это особенное кладбище представляет особый интерес, потому что почти половина из 55 скелетов имела следы насильственной смерти, причинённой мелкими кусочками инородных тел (микролитами), вероятно, наконечниками стрел. Некоторые трупы получили множественные ранения, а инородные тела были найдены в двух разных частях черепа. Предположительно, второе ранение жертвы получили, пока корчились от боли на спине. У молодой женщины был найден 21 каменный осколок в теле. Другой, взрослый мужчина, получил 19 ранений. Вероятно, что некоторые другие трупы, чьи скелеты теперь не имеют следов повреждений, тоже были убиты, так как не все смертельные ранения оставляют следы на скелете жертвы.

Это кладбище на границе Египта и Судана не единственное доисторическое захоронение, которое содержит следы насилия на трупах. Тела, закопанные на неолитических кладбищах возле Днепра на территории бывшего Советского Союза и в Шела Кладовеи (Schela Cladovei) в Румынии также сохранили остатки боевых действий. Они также относятся ко временам ранее четвёртого тысячелетия до нашей эры. У всех трёх поселений есть одна общая черта. Они находятся у рек, где рыбалка, без сомнения, была хорошей, и где могло быть хорошее сельское хозяйство. Коллективная социальная ответственность, борьба за ограниченные ресурсы, разумеется, могли стать причинами доисторической войны. Некоторые примеры, упомянутые выше, достаточно известны: Иерихон, Чатал Хоук (Çatal Höyük) и Кладбище 117, но они не единственные. За прошедший год была опубликована двухтомная книга, названная «Ограждения и защита во время неолита в Западной Европе» (Enclosures and Defences in the Neolithic of Western Europe). На самом деле, любое поселение времён неолита в любой точке земли сохранило остатки проектирования и строительства укрепления против внешней атаки. Война в доисторические времена была правилом, а не исключением.

Относительно недавние исследования показали, что мир неолита был усеян укреплениями. Уже в четвёртом тысячелетии они появились в поселениях Северной Европы. Хорошим примером неолитического ограждения можно считать такое в Компьене (Compiagne) в Ойзе (Oise) в современной Франции. Как сказал недавно один эксперт в этом вопросе, «такие площадки распространились в Западной Европе во время четвёртого-третьего тысячелетия до нашей эры и являются древнейшими монументальными сооружениями, которые находились в центральной части Парижского бассейна». Обычно деревянный частокол, окружённый мелкими канавами, образовывал ограждение по периметру поселения. Один из таких, найденный в 1978 году в Компьене во время расширения промышленного парка, был раскопан лишь частично, однако снимки с воздуха показывают, что в длину он был в форме лука, с прямыми траншеями частокола как тетива.

В совокупности укрепление включало около 14 или15 гектарземли, и окружность деревянного частокола была около1800 метров. Это примерно в три раза больше, чем защитные укрепления в Иерихоне. Количество земли при удалении траншей колеблется. Рисунки показывают, что рвы широкие и глубокие. Частокол был создан из столбов, в среднем 14 столбов на каждые 10 метров, с нанесением глины, чтобы быть устойчивыми к влаге, а прорехи между столбами были заполнены плетёнкой. Раковины устриц и глиняные черепки помещались в траншею как фундамент для столбов. Сравнив с несколькими подобными столбами в Ла Бассае (La BassCAe) в Пикардии (Picardy) (шесть отдельных столбов вместе) показывают, что они были защищены подобным же образом.

На холме Крикли (Crickley Hill) в графстве Лостер, четыре мили к югу от Челтнема, находится небольшое (всего4 акра) доисторическое укрепление. Подход к укреплению был перекрыт двумя мощёными кольцами канав с насыпью, сделанными из горизонтальных слоёв камня и земли на внутренних кольцах. Было как минимум три внешних и внутренних входа с воротами в поселение. Огороженные дороги вели с внешних ворот вглубь поселения. Когда лагерь был брошен, внутренний ров заливался, а затем новые оккупанты отстраивали укрепления с отдельным наружным кольцом.

Был и внутренний частокол немного меньше, чем два метра высотой, прямо за каменной насыпью на внутренней стороне кольца. Три входа примерно соответствовали предыдущим. Что примечательно относительно этой части поселения, это чёткие свидетельства того, что оно было атаковано и уничтожено. Каменные наконечники стрел покрывают дороги с восточного входа до внутренней части поселения, и более 400 было найдено в самом восточном входе. Очевидно, что защитники были поражены, потому что участок был уничтожен огнём и заброшен. Очевидно, что канавы были созданы, чтобы замедлить движение захватчиков, пока защитники вели по ним огонь из частокола. На самом деле ранние двойные стены были очень эффективны в глубине. Автор, который в основном писал про древнюю Америку, предположил, что увеличение военных действий и рост укреплений во время Среднего неолита в Европе мог быть вызван тем, что климат стал более холодным и влажным, следовательно, возросла борьба за ограниченные ресурсы. Большая часть лучших земель уже была захвачена, и там больше не было места из-за перенаселённости. Однако, увеличение числа боевых действий отмечено и в Северной Африке и на Ближнем Востоке, где ухудшение климата не могло быть объяснением этому феномену.

Когда доисторические времена закончились с появлением цивилизации в Месопотамии и вдоль Нила, война стала играть важнейшую роль в формировании новых государств. Да и во всём мире примитивные сообщества превращались в протогосударства, военные институты были очень важными и иногда определяющими для их жизни. Ранняя история Египта свидетельствует о важности армии. Даже до объединения двух царств, в додинастический период, города представляли собой укреплённые поселения, готовые к осаде и возможному нападению. На известном обломке плиты Нармера, первого египетского фараона, изображает нового правителя с одной стороны убивающим своего противника, а с другой – он рассматривает обезглавленное тело своего врага под штандартом своей армии. Наверху бык Нармера разрушает укреплённое поселение. В верхнем правом углу можно увидеть корабль Нармера, вполне возможно, что его завоевательные силы спустились по Нилу в нижний Египет с помощью флота.

В Месопотамии военная колесница использовалась уже в 3000-2500 годах до нашей эры, и как в Египте, так и Месопотамии была улучшена с помощью новых спиц высокого качества и дополнительной брони, сделанной из бронзы. В то время как лук и стрелы широко распространялись в Египте, в Месопотамии шумерская пехота была вооружена копьями, метательным оружием, кинжалами и мечами. В обоих регионах широко использовалось другое доисторическое оружие, такое как булавы и боевые топоры. В Месопотамии войны и осады были широко развиты. Ко второму столетию, в битвах у Медигго и Кадеш, двадцатитысячные армии прошагали расстояние в сотни миль благодаря логистической системе поддержки, которая уже зародилась. Точно также и военное ремесло продолжало свой путь из доисторических времён.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *