Династический кризис

Dynastic Crisis

Династический кризисВ 1676 году, 17 век, умер царь Алексей Михайлович. Царь, который так много сделал для создания московской военной мощи, оставил после себя семейную дилемму. Дилемму, подобную той, что возникла после смерти Ивана Грозного, и которая угрожала разрушить все, что он создал. От первого брака у Алексея были слабый и болезненный старший сын Федор, физически и умственно отсталый младший сын Иван, удивительно умная и проницательная дочь Софья и несколько других дочерей, которые не играли никакой политической роли. От второго брака у него был здоровый и энергичный сын Петр, на момент смерти Алексея всего трех лет от роду, и еще две дочери. Софья и Петр, те, кто лучше всего подходил для управления Московией, были лишены права на престол. Софья из-за своего пола, а Петр по причине возраста и места в линии престолонаследования. Несмотря на хронические болезни Федора, его статус предполагаемого наследника обеспечил ему восшествие на престол в 1676 году без каких-либо инцидентов. Хотя он был женат дважды, Федор не имел выживших детей и умер в 1682 году.

С военной точки зрения, царствование Федора явило первую крупную, прямую конфронтацию между Московией и Османской империей. Поскольку мощь Московского государства выросла, а Польши ослабла, горизонты Москвы расширились. Польша была настолько слаба, что уже не являлась противником, с которым нужно бороться; скорее, это был сателлит, используемый в качестве буфера против более опасных соседей. Это новое соотношение сил стало ясным в 1672 году, когда Османская армия при содействии крымских татар вторглась в Польшу. Неспособность Польши противостоять туркам побуждало Московита опасаться за безопасность недавно приобретенных украинских территорий, и в меньшей степени о целостности Польши.

Московия теперь видела в качестве основной внешней угрозы Османских турок и их крымских вассалов. Украина перестала быть ареной конфликтов с Польшей и вместо этого стала полем битвы для борьбы между Московией и мусульманскими государствами к югу. Московское государство воевало против крымских татар на протяжении столетий, но гегемония Москвы над Украиной усилила Османские опасения перед новым потенциальным соперником. Нерешительная русско-турецкая война 1676-1681 сосредоточилась на контроле над крепостью Чигирин, к западу от Днепра. Город переходил из рук в руки во время этой войны, которая была вводной перестрелкой в многовековую борьбу за контроль над берегами Черного моря.

Бездетная смерть Федора в 1682 принесла династический кризис, который в 1676 году был только отсрочен. Так как Софья не могла унаследовать трон, то оставались двое: явно недееспособный Иван и смышленый и энергичный десятилетний Петр. Московская толпа (поддерживаемая большей частью элиты) кричала, что принять трон должен молодой Петр. Петр стал царем с государственным управлением в руках его матери, Натальи, второй жены Алексея. Это оставило в недовольных одну ключевую фракцию: клан Милославских, семью первой жены Алексея, и особенно старшую сводную сестру Петра, Софью. Возмущенная возвышением своего сводного брата и мачехи, Софья и Милославские обратились за помощью к стрельцам.

Стрельцы были недовольны регулярно. Их военная роль была вытеснена полками нового стиля, а их недостаточное денежное довольствие обычно задерживалось. Тщательно взращивая чувство обиды стрельцов, Софья и Милославские развязали восстание под предлогом пресечения заговора с целью убийства Ивана и Петра. В мае 1682 стрельцы ворвались в Кремль и убили ключевые фигуры режима Натальи, защищая ее и Петра. Заговорщики придумали и провозгласили новое двойное царствование, Иван стал старшим царем, а Петр младшим, и поставили их сестру Софью регентом.

Софья не была номинальным главой. С 1682 по 1689 г. она была центральной политической фигурой в Московском государстве. Хотя не было прецедента, чтобы женщина была царем, она развивала идею, что ее пол не препятствует ей занять место, для которого она явно отвечала требованиям. Там, где ее женская суть препятствовала ей в осуществлении царских обязанностей, в дипломатии или на войне, она полагалась на своего политического партнера и возлюбленного князя Василия Васильевича Голицына.

Софья продолжает развитие московской внешней политики от антипольской к антитурецкой. В 1683 году османский султан неудачно осадил Вену, столицу Австрийской (Габсбургской) империи. После поражения турок, Австрия, Польша и Венеция сформировали Святую Лигу против их общего врага: Османских турок. Москва присоединилась к Лиге, при условии принятия Польшей временного Андрусовского перемирия постоянным, и признания московского владения Киевом и левым берегом Днепра. Польша приняла эти условия в 1686 году. Софья брала на себя обязательства напасть на крымских татар, ключевых османских союзников, как свой вклад в Лиге.

Голицын, возлюбленный Софьи, командовал походом 1687 года против Крыма. Правительство Софии собрало армию в 100 000 солдат. Набор шел медленно, поскольку потребовались месяцы, чтобы вызвать дворянскую конницу из их поместий. Задачей дворянской кавалерии было вести войну в открытой степи; теперь она оказалась неэффективной даже в этом. Войско Голицына, вышедшее в мае, медленно продвигалось на юг по четыре мили в день, и к июню достигла степи, только чтобы обнаружить, что татары оставили степь в огне, уничтожив траву, от которой зависели лошади русских. Из-за нехватки воды и фуража армия повернула назад на Москву в 100 милях от Крымского перешейка, не достигнув ничего.

Осенью 1688 Голицын подготовил второй поход, который должен был начаться ранней весной, чтобы избежать сухих летних степей, которые погубили первую кампанию. Эта вторая армия более чем в 100 000 человек двинулась на юг в начале 1689 года, когда на земле все еще лежал снег. В середине мая Голицын имел начальные стычки с татарской конницей далеко к северу от Перекопа, перешейка, соединяющего Крым с материком. Артиллерия голицынской армии, буксируемая на юг, эффективно держала татарскую кавалерию вдалеке от главных сил. Эти нерешительные столкновения позволяли армии Голицына ползти юг, наблюдая на горизонте кружившуюся татарскую конницу.

К тому времени, когда Голицын достиг татарских укреплений на Перекопе, у его армии не было ни воды и никаких перспектив достигнуть большего. Голицын блефовал, начиная переговоры с татарами, чтобы выиграть дипломатией то, чего его слабеющие войска не могли добиться силой. Когда татары доказали свою непреклонность, у Голицына не было другого выбора, кроме как стать на длинный, сухой марш через степь на север. С несколькими десятками человек, погибшими в бою, армия Голицына потеряла десятки тысяч от болезней и жажды на марше домой.

Эти два крымских поражения способствовали растущему кризису Софьи. Московия могла согласиться на ее правление, пока ее братья были недееспособны. Иван никогда не мог управлять государством, но к 1689 году Петр стал взрослым, женатым на беременной жене, и явно способным выступить в качестве царя. В августе 1689 года, опасаясь покушения на его жизнь со стороны стрельцов, Петр бежал из Москвы в близлежащий Троице-Сергиев монастырь. В получившимся открытом столкновении с Софьей, элита Москвы в массовом порядке решила присоединиться к Петру, и поддержка Софьи растаяла. Ее принудили отправиться в женский монастырь на всю ее оставшуюся жизнь, а Голицын был сослан на далекий север.

Петр не имел ничего против своего слабоумного брата Ивана, разрешая ему носить титул совместного царя до смерти Ивана в 1696 году. После поражения Софьи 17-летний Петр стал теперь царем как по титулу, так и фактически, и был готов изменить Московию, изменить ее так сильно, что мы можем теперь называть эту страну ее настоящим именем: Россия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *