Генрих Валуа, король польский

Пятимесячное пребывание Генриха Валуа на польском престоле заложило юридические нормы, просуществовавшие до конца XVIII века

Генрих Валуа (впоследствии французский король Генрих III) оказался на польском престоле как компромиссный претендент. Когда в июле 1572 года умер Сигизмунд II Август, династия Ягеллонов пресеклась. Избрание нового короля Польши и Великого князя Литовского грозило вылиться во внутренний конфликт. Часть знати предлагала избрать короля из числа местной аристократии (Пяста). Но такое предложение вызывало защитную реакцию шляхты не склонной равнодушно наблюдать за усилением одного из родов.

Екатерина Медичи, озабоченная поисками трона для своего любимчика Генриха, герцога Анжуйского, серьезно задумалась над этой возможностью. Ее посол, Жан де Монлюк, епископ Валенсии, выехал из Парижа за неделю до Варфоломеевской ночи. Другими претендентами на престол были эрцгерцог Эрнест Габсбург (сын императора Максимилиана II), Юхан III Ваза – король Швеции (муж Катерины Ягеллонки, сестры Сигизмунда), Стефан Баторий (князь Семиградский), царь Иоанн IV Грозный (выдвинул целый ряд заведомо неприемлемых условий).

Ситуация на тот момент в Речи Посполитой была крайне сложной. Все еще продолжалась Ливонская война, на Украине так же было неспокойно. Помимо шляхты, поддерживавшей своих претендентов, давление оказывали и соседние государства. Турцию не устраивала кандидатура Эрнеста, Иван Грозный выдвигал непомерные требования, король Швеции не внушал доверия как личность.

В результате в “первом туре” больше всего голосов набрали два претендента: Эрнест Австрийский и, как ни странно, Генрих Валуа. Против Генриха были по большей части представители протестантских семей. События Варфоломеевской ночи в Париже изрядно подпортили репутацию Валуа во всей Европе. В ходе достаточно долгих переговоров посланнику Монлюку пришлось доказывать непричастность Генриха к резне гугенотов и, как заметил один польский магнат, пообещать больше, чем могло бы выполнить все христианство.

5 апреля 1573 года на избирательном сейме королем был избран Генрих Валуа. Представители принца подписали и два документа: Articuli Henriciani, более известный как Генриховы артикулы, гарантировавший сохранение шляхетских привилегий. Также в Артикулах был записан важнейший пункт о престолонаследии: король может только избираться и никаких наследников не имеет. Второй документ – Pacta conventa (лат. – всеобщие соглашения) определял обязанности короля перед Речью Посполитой. Впоследствии все новые короли и Великие князья при вступлении на престол были вынуждены подтверждать действие этих законов (библиотека электронных диссертаций).

Генриховы артикулы сводили к минимуму права короля и расчищали путь для почти неограниченной власти шляхты. В Pacta conventa Генрих обязался погасить все долги Сигизмунда Августа, обеспечить получение польской молодежью образования в Париже, выставить несколько тысяч пехоты против Ивана Грозного, выплачивать ежегодно в польскую казну 450 тысяч злотых из своих личных доходов, послать французский флот на Балтику, обеспечить строительство польского флота. Кроме того, Генрих должен был жениться на Анне Ягеллонке, сестре Сигизмунда Августа. 22-летнему Генриху доставалась 48-летняя невеста.

Польская делегация прибыла в Париж 24 августа 1573 года и предъявила подписанные Монлюком документы для ратификации. Генрих пришел в ужас: во Франции такое положение короля было трудно себе представить. Несмотря на то, что требования польской делегации были почти ультимативными, последовали многодневные упорные переговоры. В результате поляки пошли на незначительные уступки, которые, однако, не изменили основные положения документов. 10 сентября в Соборе Парижской богоматери Генрих принес требуемую присягу.

Но отправляться в Польшу Генрих не спешил. Он, хотя и имел некоторые странности в глазах современников, однако не был похож на того короля, чей образ нам рисует Александр Дюма. Он был хорошо образован и обладал достаточно широкими взглядами. Несомненно, его пугала перспектива поменять свое вполне надежное положение наследника французского престола на довольно специфическую королевскую власть в далекой Польше и сделка выглядела достаточно сомнительной. Кроме того, было очевидно, что здоровье французского короля быстро ухудшается и Генрих не мог быть уверен, что их с Карлом IX младший брат Франсуа, герцог Алансонский, в случае смерти Карла не попытается взобраться на трон. Однако Карл хоть и обладал слабым здоровьем, но рассчитывал на наследников. У него уже была дочь от жены, а от любовницы сын. Близость достаточно влиятельного брата при дворе была ему не выгодна. Скрепя сердце 2 декабря Генрих не спеша отправился в Краков, куда прибыл 18 февраля 1574 года.

Судя по поведению Генриха в Польше, ни одного из своих обещаний он выполнять не собирался. Более всего Генриху не хотелось выполнять обещание жениться на некрасивой принцессе Анне. Свадьбу он откладывал всеми правдами и неправдами. Используя традицию шляхты употреблять алкоголь без меры, Генрих проводил вечера и ночи в пирах и азартных играх, а днем предпочитал спать. Такой образ жизни, да и сам внешний вид короля (перстни, серьги, косметика) не добавлял популярности королю. Сказывалась разница менталитетов.

Современники отмечали ум и хитрость Генриха. Он лавировал, как умел, выказывал гибкость и дипломатические способности. Политические распри в Сенате и стремление еще сильнее ограничить королевскую власть, а также вопрос о женитьбе основательно отравили ему его польское царствование. Он никак не мог примириться с этим “республиканским королевством, открыто исповедовавшим принцип анархии”. Но к середине мая, к радости и удивлению его подданных, Генрих, казалось, совершенно переменился. Теперь он одевался на польский манер, говорил комплименты гордым аристократам и выражал желание научиться пить пиво и танцевать полонез; он даже вполне дружелюбно общался со старой девой принцессой Анной.

Наконец на 15 июня наметили пышный бал, на котором должны были официально объявить о помолвке Генриха Валуа и Анны Ягеллонки. Но за день до этого на встрече с императором Максимилианом Генрих узнал о смерти брата Карла IX. Для него это был прекрасный шанс избежать женитьбы, а главное – сменить престол Речи Посполитой на престол Франции. 15 июня в Краков пришло письмо от Екатерины Медичи. Она просила Генриха немедленно возвращаться во Францию. Генрих не терзался сомнениями: “Франция и Вы, матушка, важнее Польши”, — писал он матери несколько дней спустя.

Четыре дня Генрих делал вид, что предоставляет регентство Екатерине и, возможно, назначит во Франции вице-короля. В ночь на 19 июня 1574 года, после продолжительного бала, в обстановке строжайшей секретности, усыпив бдительность придворных, с малой свитой Генрих ускакал в сторону границы. Дело было неслыханным – король бежал из своего королевства. За беглецом немедленно снарядили погоню. Его догнали лишь у самой границы. Далее последовала трогательная сцена. Король объяснил Яну Тенчинскому, возглавлявшему погоню, насколько важно сейчас его присутствие во Франции, дал обещание через несколько месяцев вернуться (еще одно обещание, которое он не намеревался выполнять), и сверх всего подарил ему бриллиант. Тенчинский был растроган до слез и вернулся в Краков.

3 сентября 1574 года Генрих вновь ступил на французскую землю. Впереди его ждали годы религиозных войн, женитьба на искренне влюбленной в него Луизе Лотарингской, борьба за собственный престол и смерть от руки фанатика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *