Конец «Черной Бороды»

Blackbeard’s Shipwreck

Черная БородаЗнаменитого пирата обезглавили три века тому назад, но легенды о нем живы по сей день

Смерть Черной Бороды была ужасна. Это произошло в Северной Каролине (США). Именно там археологи исследуют обломки корабля легендарного морского разбойника, чтобы найти ключ к разгадке его жизни. От берегов Пенсильвании до Карибского моря при упоминании Черной Бороды людей охватывал смертельный ужас. Все же кое-где знаменитого пирата ждал радушный прием. Да и по сей день о нем помнят в гостиницах, барах и сувенирных лавках. Дерзкий негодяй, он явился ниоткуда, никогда не сдавался и пал под градом мушкетных пуль. Рассказывали, что даже после того, как его тело бросили за борт, оно, прежде чем утонуть, трижды проплыло вокруг корабля.

Никто не знает, где родился человек по имени Эдвард Тич (настоящее имя — Эдвард Драммонд (Edward Drummond). Первоисточник большинства легенд о Черной БородеВсеобщая история грабежей и смертоубийств, учиненных самыми знаменитыми пиратами, а также их нравы, их порядки, их вожаки с самого начала пиратства и их появления на острове Провидения до сих пор.

Автор этого двухтомного издания XVIII века капитан Чарльз Джонсон (некоторые специалисты считают, что это псевдоним Даниеля Дефо) пишет, что Тич прибыл из Бристоля. Другие исследователи полагают, что он происходил из известной на Ямайке семьи, третьи считают его уроженцем Северной или Южной Каролины. Во время войны за Испанское наследство 1701-1714 годов Тич служил на капере. Как и многих английских моряков, его прельстило ремесло пирата: добыча лишь с одного захваченного судна могла составлять 20 000 фунтов стерлингов, и каждый корсар получал во много раз больше, чем честный моряк зарабатывал за всю жизнь.

В конце 1716 года Тич уже командовал шлюпом, который ранее захватил капитан Бенджамин Хорниголд, один из самых успешных флибустьеров того времени, наставник Тича, который быстро делал карьеру, проявляя, как пишет Джонсон, «незаурядную смелость и личное мужество». Вскоре начинающий капитан объединил силы с майором Стидом Боннетом – преуспевающим плантатором с Барбадоса (поговаривали, что он стал пиратом, чтобы сбежать от сварливой жены). Под командованием Тича парочка захватила одиннадцать кораблей.

Неподалеку от острова Сент-Винсент Тич настиг французское невольничье судно Ла Конкорд (оно еле двигалось – экипаж косили цинга и дизентерия). После короткой схватки капитан французов сдался. Большинство захваченных членов команды и рабов Тич высадил на островок Бекия, оставив им маленький шлюп и несколько тонн бобов. Затем он переоборудовал «работорговца», установив на нем сорок пушек, и дал паруснику новое имя: Месть королевы Анны. Так появился один из самых крупных и тяжеловооруженных пиратских кораблей за всю историю Испанского Мэйна; под его парусами Тичу предстояло совершить множество грабежей, который мир не забудет никогда.

Весной 1718 года, захватив в Карибском бассейне несколько кораблей, Тич отправился на север. Под его началом было четыреста членов «Берегового братства» и четыре судна, которые вместе несли более шестидесяти орудий. Приблизившись к Чарлстону в Южной Каролине (одному из самых богатых городов английских североамериканских колоний того времени), Черная Борода осуществил самый дерзкий из своих планов – блокаду города. За неделю он захватил и ограбил девять кораблей, которые пытались войти в порт или выйти в море. Добыча составила 1500 фунтов стерлингов; было взято множество заложников, среди которых оказался советник губернатора. Удивительно, что, завладев городом, Черная Борода выдвинул всего одно требование: выдать пиратам медикаменты, в которых те катастрофически нуждались. Губернатору пришлось подчиниться.

«До этого Тич был просто мелким жуликом, – говорит Майк Хантер, бывший охотник за сокровищами (это он обнаружил место крушения корабля). – Блокада гавани Чарлстона сродни атаке на башни-близнецы, Всемирно торгового центра: невозможно сделать что-то в этом роде, не обратив на себя внимание всего мира».

Черная Борода, по словам Джонсона, действительно старался привлечь к себе внимание. Это был огромный громогласный мужчина с горящими глазами; он носил алый плащ и перевязь с шестью пистолетами. Во время сражений Тич вплетал в волосы тлеющие пушечные фитили. Поговаривали, что он любил посыпать свою порцию рома порохом, поджигать и осушать ее пылающей. А однажды, пьянствуя со своей командой, Черная Борода неожиданно задул свечу, выхватил пару пистолетов и выстрелил, не целясь, под стол, ранив в колено своего штурмана Израэля Хэндса. «Если я иногда не буду убивать кого-нибудь из вас, – заявил Тич, – вы забудете, кто я такой».

Но кто бы забыл о нем? Или хотя бы простил? Через несколько дней после блокады Чарлстона Черная Борода посадил Месть королевы Анны на мель при входе в нынешний проход Бофорт. По легенде, Тич сделал это нарочно. Потом приказал другому кораблю, Приключению, стащить судно с мели – и вскоре там оказались уже оба парусника.

Пришло время измены. Черная Борода убедил Стида Боннета взять с собой часть людей и отправиться в Бат (там была плантация губернатора Северной Каролины), чтобы испросить «королевское прощение» (в тот момент его даровали всем корсарам, отрекшимся от своего промысла). Когда они ушли, Тич отобрал 40 преданных пиратов и 60 рабов и вместе с ними забрал с Приключения и Мести королевы Анны все трофеи, лишив остальных разбойников причитавшейся им доли. Когда капитан Приключения Дэвид Хэрриот потребовал свою часть добычи, Черная Борода высадил его и 16 других моряков на островок «в лиге от большой земли». А затем направился в Бат – за прощением для себя.

Северная Каролина была тогда идеальным местом укрытия. Войны с индейцами, желтая лихорадка, политические потрясения…Бедная колония, об общественном порядке здесь почти никто не заботился, тюрем и вовсе не было. А изрезанное мелкими заливами побережье и барьерные острова вдоль него были идеальными угодьями для легкого пиратского судна, охотившегося на торговцев из соседних, более богатых колоний.

Тич ненадолго отошел от дел – вскоре он уже нападал на суда в реках и проливах Северной Каролины. Но когда то Александра Спотсвуда, губернатора находящегося по соседству штата Виргиния, дошли слухи, что на удаленном острове Окракок, пираты возводят форт, он отправил сухопутные и морские силы с приказом уничтожить Черную Бороду.

21 ноября, когда солнце уже клонилось к закату, лейтенант Роберт Мэйнард, под командованием которого находилось два шлюпа и шестьдесят человек, обнаружил Тича на якорной стоянке близ Окракока. У Черной Бороды на борту было всего двадцать пиратов, но в кармане у него лежало королевское прощение. Тич выглядел лишь слегка обеспокоенным и продолжал до глубокой ночи пьянствовать с местным торговцем. Команда, предчувствуя неприятности, стала выпытывать у него, где он закопал добычу. В ответ Тич прорычал, что об этом месте известно лишь ему и дьяволу «и тот, кто проживет дольше, получит все». Прошло триста лет, но зарытые им сокровища не найдены до сих пор.

На рассвете Мэйнард направил свой корабль к месту стоянки флибустьеров. Британские флаги реяли по ветру, и кровь пирата вскипела. «Будьте прокляты, негодяи, да кто вы такие? И откуда вы, черт побери, взялись?» – заорал Черная Борода. Мэйнард холодно ответил: «Посмотрите на наши знамена и убедитесь, что мы не пираты». Тогда Тич поднял бокал и произнес свою последнюю клятву: «Будь навеки проклята моя душа, если я помилую вас или попрошу пощады для себя!» «От вас я пощады не жду, не ждите ее и вы от меня!» – прокричал в ответ Мэйнард.

Никто точно не знает, что произошло в этом сражении. Согласно опубликованным сведениям, Тич произвел сокрушающий бортовой залп, убив и ли ранив почти половину людей Мэйнарда. Лейтенант понял, что судно противника ему не захватить, и приказал команде укрыться внизу, надеясь заманить пиратов на свой корабль. Уловка удалась. Метнув несколько самодельных гранат, Черная Борода с приспешниками пошли на абордаж.

Люди Мэйнарда выскочили из трюма, началась рукопашная. Тич бросился к Мэйнарду, и они одновременно выстрелили в друг друга. Пират промахнулся, а лейтенант попал ему прямо в грудь. Но Тич продолжал сражаться и с такой силой нанес Мэйнарду удар саблей, что переломил его оружие. Вдруг кто-то накинулся сзади на пирата и перерезал ему горло. Черная Борода выхватил последний пистолет, но выстрелить уже не сумел. Упав на палубу, Тич получил еще пять выстрелов и более двадцати ударов клинком.

Мэйнард отсек Черной Бороде голову и вывесил ее на бушприт своего корабля, а тело сбросил в воду. По словам местных жителей, его можно видеть там и поныне: лунными ночами оно разыскивает свою голову. Голову, которая, как пишет Джонсон, до смерти напугала Америку: Мэйнард отвез ее на свою базу в Хамптоне, где насадил на пику. В честь этого события там проходит ежегодный городской фестиваль.

Поговаривают, что около двухсот пиратов Черной Бороды (из тех, что в 1718 году вошли вместе с ним в проход Бофорт) так и не поймали. По сей день их голоса слышны в сувенирных магазинчиках Северной Каролины и на близлежащих островах Харкерс-Айленд и Окракок. Не удивляйтесь, если, попав туда, вы лишитесь своего серебра, но взамен вас досыта накормят бобами.

By Joel K Bourne, Jr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *