Полтава: сражение, которое изменило мир

Poltava: The Battle that Changed the World

В истории войн Полтавская битва не выделяется примерами выдающейся храбрости, блестящей тактики или военного искусства. Победители в равной степени были обязаны своим успехом как храбрости, так и удаче. Даниель Дефо, получив новости в Англии, выразил презрение. Он описал результат как ”армия ветеранов (бывалых солдат), побитых сборищем, толпой, просто ополчением; армия храбрейших воинов, разбитая негодяями” [an army of veterans beaten by a mob, a crowd, a mere militia; an army of the bravest fellows in the world, beaten by scoundrels]. Многие из его современников разделяли это его удивление и тревогу, и предположили, что этот явный триумф нецивилизованной восточной нации над лучшей военной машиной в Европе был всего лишь подарком судьбы. Как они заблуждались! Сражение под Полтавой было одним из главных поворотных моментов в современной истории, и мы до сих пор живем с ее последствиями. Победа Петра Великого над Карлом XII, одержанная 27-го июня 1709 года, ознаменовала конец долгого периода шведского господства на Балтике и, что более важно, появление России как крупной европейской державы.

Оба главных героя были замечательными людьми, очень похожими в их энергии, решимости и беспощадности. Карл XII унаследовал корону Швеции в 1697 году, в возрасте 15 лет. Он соединял в себе стремительность юности с ясным видением и беспощадной решимостью опытного самодержца. Он прошел школу суровой военной подготовки и был настроен повторить подвиги своего великого предшественника Густава II Васы, известного в Европе как Густав II Адольф (правил с 1611 по 1632). Этот протестантский герой Тридцатилетней войны (1618-1648) укрепил величие Швеции. Он был военным гением и получил корону еще подростком (в 17 лет). Густав Адольф вынудил европейских монархов принять себя, правителя отдаленной Северной Земли, как равного и заложил основы империи, которая к 1697 году включала в себя Швецию, Финляндию, Лапландию, Карелию, Ингрию, Эстонию, Ливонию, а так же Западную Померанию и порт Висмар в западной Балтии, епископаты Бремен и Верден (Верден-на-Аллере, сегодня – районный центр в земле Нижняя Саксония к юго-востоку от Бремена – прим. перев.), обращённые к Северному морю. Балтийское море, по сути, стало Шведским озером, и флот Карла был в состоянии, и в очень значительной степени, контролировать торговые связи Польши, северных немецких княжеств и России с внешним миром.

Петр I стал самодержавным правителем России в 1696 году, в возрасте 23 лет и не терял времени в осуществлении далеко идущих реформ, которые изменили его страну, открыв для западных влияний. Он хорошо понимал важность международной торговли и видел потенциальные выгоды от экспорта льна, конопли, смолы, мехов, кожи и древесины. Проблема состояла в том, что Россия практически не имела выхода к морю. Кроме Архангельска на Белом море, запертого льдами большую часть года, у страны не было никакого доступа к мировым судоходным путям. Петру был нужен выход к Балтийскому морю. С помощью военных и военно-морских специалистов, нанятых в Голландии, Англии, Шотландии и Пруссии, он создал и снабдил армию нового стиля и построил российский флот на пустом месте. Он был полон решимости бросить вызов шведскому господству. Все, что ему было нужно, это подходящий момент и надежный ”казус белли” (casus belli ( лат) – повод для объявления войны (дипл.) прим перев).

Петру понадобилось немного времени, чтобы понять, что он серьезно недооценил своего молодого противника Карла

Восшествие на шведский престол несовершеннолетнего короля, казалось, предоставляло идеальную возможность чтобы бросить вызов. Петр выдвинул две причины для начала военных действий. Ингрия (Ингерманландия) [северо-западная оконечность сегодняшней России, где сейчас расположен Санкт-Петербург] столетиями была яблоком раздора между двумя странами, много раз переходя из рук в руки. С 1617 года она была под шведским владычеством, и стало областью острой вражды между православным населением и лютеранскими правителями. Другим поводом послужил инцидент во время его посещения в 1697 году Риги, на Балтийском побережье. Он прибыл, по общему мнению, инкогнито и ему не без оснований было отказано шведским губернатором в разрешении зарисовать фортификационные укрепления гавани. Он предпочел расценить это как оскорбление, но трудно поверить, что воображаемый удар по его самолюбию был чем-то иным, кроме оправдания. В 1699 году Петр заключил союз с другими врагами Швеции Данией и Саксонией и в следующем году он объявил войну. Так начался конфликт, который продлился до 1721 года и который стал известен как Великая Северная война.

Петру потребовалось немного времени, чтобы понять, что он серьезно недооценил своего молодого противника. Карл XII быстро проявил себя как харизматический военачальник и прирожденный тактик. Он любил походную жизнь и провел почти все свое царствование вместе со своей армией. Современный наблюдатель охарактеризовал короля как “женатого на своей армии” и метафора в данном случае не преувеличенна. Шведские солдаты были преданы своему королю, и он превратил их в боевую мощь, не имеющую равных. Герцог Мальборо, впечатленный качествами юного Марса, утверждал, возможно с оттенком лести, что он желал бы служить под его началом, с целью”узнать, что я еще хочу знать, в военном искусстве” [to learn what I yet want to know in the art of war]. Карл быстро избавился от Дании и обратил свое внимание на царя Петра и его союзника Августа, курфюрста Саксонии и короля Польши. В ноябре 1700 Карл явился в метели пред стенами Нарвы (к западу от сегодняшнего Санкт-Петербурга) и менее чем с 9000 человек сокрушил сорокатысячную русскую армию.

На этом война могла и закончится, по крайней мере временно. Петр был бы счастлив перемирию, но Карл счёл себя начавшим протестантский крестовый поход против отсталого восточного еретика, к которому он не питая уважения. Теперь был его черед недооценить противника. Полагая, что он может покончить с русскими в любое время, он обратил свое внимание на Августа. В кампаниях 1702 и 1703 годов он неоднократно бил саксонцев, а затем сверг Августа с польского престола в пользу своего собственного марионеточного короля. Царь, тем временем, разными способами показывал свою выдержку и целеустремленность. Карл искал быстрых и решительных побед. Петр приготовился к долгому пути, подводя оптимистический итог:

Шведы будут долго бить нас, но в конечном счете научат нас как побить их

Посылая войска на помощь Августу, Петр укреплял свою собственную военную мощь. Путем широкого рекрутского набора, создания элитного корпуса регулярных войск, налогообложения монастырей, найма западных офицеров для обучения и руководства его войсками и переплавкой церковных колоколов на новые пушки он взялся за преодоление унижения Нарвы. Шведскому королю предстояло обнаружить то, что другие потенциальные завоеватели, такие как Наполеон и Гитлер, обнаружат после него ? Что земля и народ России являются непреодолимым препятствием. У Петра был фактически неиссякаемый источник крепостных. Царь намеревался с полным хладнокровием пожертвовать бесчётными тысячами своих соотечественников для достижения окончательной победы. И если враг осмелится вторгнуться на его территорию, у Петра было еще одно преимущество ? тысячи квадратных километров суровой земли , скрытой под снегом в течении нескольких месяцев в году.

Царь сосредоточил усилия на своей главной цели – выходе к Балтийскому морю. Весной 1703 года он направил значительные силы против маленькой цитадели Ниеншанц в устье Невы. Взятие этой незначительной крепости сыграло важнейшую роль в истории России и мира. Мало того, что Петр очистил от шведов самую восточную оконечность Финского залива и построил там свои собственные военные укрепления, он заложил на одном из островов новый город, его будущую столицу Санкт-Петербург. На следующий год он решил, что достаточно силен, чтобы попытаться отбить Нарву. В одном из самых кровавых сражений этой войны 9 августа 1704 года Петр взял город.

Карл не был встревожен этой переменой. Он упорствовал в своей стратегии устранения союзника России как необходимого условия к решительному столкновению с Петром, в победе над которым он по-прежнему не сомневался. Благодаря захватывающему дух 1500-километровому маршу через Польшу в самое сердце Саксонии он заставил окончательно капитулировать курфюрста. В сентябре он подписал договор с Августом, по условиям которого последний был обязан отказаться от своего союза с Петром. Петр теперь был лишен союзников и вновь думал о возвращении к дипломатии.

На данный момент Карл мог иметь достаточно выгодные условия. Шведский король также испытывал давление с другой стороны. С 1701 года важнейшие европейские державы вели изнурительную Войну за Испанское Наследство. Сейчас обстоятельства в ней оборачивались против Франции. Луи XIV нуждался в закаленных войсках и был в поисках хорошей наемной армии. Лучшей из всех тогда имеющихся была шведская армия, на чьи успехи весь континент смотрел со смешанным чувством восхищения и тревоги. Луи предложил сделку: он будет посредником в соглашении между Россией и Швецией, если Карл предоставит свой меч в распоряжение Франции. Недальновидный молодой король отверг все предложения. Он не видел причин, чтобы отказаться от своей великой стратегии, когда она вступает в свою заключительную и, несомненно, победную фазу. Россия была на грани поражения. Один хорошо нацеленный удар завершил бы дело.

Он принял роковое решение: повторно пересечь Польшу и Литву и нанести удар прямо на Москву, через Смоленск. Его разведка сообщала ему, что многими в России он будет принят как освободитель. Радикальные реформы Петра вызвали огромное недовольство среди лидеров церкви и дворянства, и Карл имел в виду не только победить царя и перекроить карту Восточной Европы с учетом своих целей, но и свержение Петра и воцарение послушного преемника.

Карл тщательно продумал сосредоточение значительной армии и способы ее снабжения. Он также заключил соглашение с Мазепой, одним из лидеров украинских казаков, который стремился сбросить российский ярмо. Мазепа предложил предоставить 30 000 его сторонников и хорошо снабжать шведов из своих собственных богатых родовых поместий. Несмотря на жалобы министров в Стокгольме по поводу роста расходов на войну и трудности со сбором налогов Карл настаивал на наборе свежих войск. К началу кампании 1708 года он был у Борисова на Березине, приблизительно в 250 километрах к западу от Смоленска, с 35-тысячной армией. В Риге, в 650 км на северо-запад, находился граф Адам Левенгаупт с корпусом в 12 500. Карл приказал этим войскам прибыть к нему с провиантом, фуражом и боеприпасами для всей армии. Русские отступили перед захватчиками, заставляя их растягивать свои пути снабжения. Карл опасался такого развития. Пройдя еще 150 километров и достигнув Могилева на Днепре, он остановился, чтобы собрать свои силы и дождаться обещанных подкреплений. Здесь он получил плохие известия от Левенгаупта. Генерал испытывал трудности при реквизиции лошадей и повозок, и вряд ли тронется из Риги до конца июля.

С этого времени Петр начал переигрывать своего противника

Карл теперь стоял перед трудным выбором. Его люди устали от длительного марша и ослабли от нехватки продовольствия. Должен ли он сидеть в Могилеве, ждать Левенгаупта и затем занять безопасные зимние квартиры или потребовать дальнейших усилий от своих войск, двинув их на Украину, где они найдут снабжение, так же как и долгожданное пополнение армии сторонниками Мазепы. Настоятельная просьба атамана повлияла на его решение. Предав Петра, Мазепа стремился соединиться со шведами прежде, чем его измена будет обнаружена. Карл принял роковое решение идти на юг. С этого времени Петр начал превосходить своего противника в военном искусстве. Он немедленно послал войска на Украину, чтобы восстановить российскую власть и заменить предателя лояльным атаманом. В результате мало кто из украинских казаков последовал за Мазепой в шведский лагерь. Ход войны начинал поворачиваться против Карла, но, по крайней мере, он мог утешиться в начале августа новостями, что Левенгаупт наконец двинулся из Риги.

Однако, неуклюжий обоз из тысяч повозок теперь пробивался сквозь мокрую литовскую осень. К середине сентября он достиг Могилева, давно оставленного армией Карла. Обоз был уязвим и представлял заманчивую цель для русских. Петр повел 14,5 тысяч, чтобы перехватить обоз возле деревни Лесная, на Днепре. Сражение бушевало весь день. Левенгаупт и его солдаты оказали ожесточенное сопротивление, но их позиция была невыгодна. Под покровом темноты генерал и меньше чем половина его армии убежали, предоставив свой драгоценный обоз ликующим войскам Петра.

Карл, лишенный своих запасов продовольствия и со своей армией, пополненой людьми из Ливонии и Украины, расквартировался в области к востоку от Киева в районе Ромны, Прилуки и Лохвица и надеялся дождаться там следующего сезона компании. Но теперь он столкнулся с одной из худших зим в современной европейской истории. Зима 1708-09 года принесла рекордно низкие температуры и длилась намного дольше, чем обычно. Из-за поразивших континент гипотермии и голода, сопровождаемых вспышкой чумы, множество людей погибло. Десять тысяч немцев бежали искать убежища в Великобритании. Балтийское море в мае было все подо льдом. Венецианцы видели удивительное зрелище своей лагуны, покрытой слоем льда. Солдаты Карла были вынуждены жить, прижавшись к стенам или в мелких траншеях, выдолбленных в промерзшей земле, пытаясь, зачастую напрасно, предотвратить обморожение. Лютеранский пастор в шведской армии был одним из тех, кто оставил яркое описание ужасного страдания:

Мы испытывали такой холод, который я никогда не забуду. Плевок изо рта превращался в лед, не достигнув земли, замороженные воробьи падали с крыш на землю. Можно было видеть некоторых людей без рук, иных – без руг и ног, иных – лишенных пальцев, лица, ушей и носов, иные ползали как четвероногие

К концу зимы шведская армия уменьшилась почти наполовину. Климатические условия были, конечно, такими же плохими и для русской армии, и она также понесла потери в течение той ужасной зимы. Но пути снабжения русских не были повреждены и они могли наслаждаться квартирами, хотя и спартанскими, но не окруженными врагами. И Петр имел большое преимущество в том, что мог всегда пополнить армию новыми рекрутами.

Упорные шведы до конца оставались великолепной армией

В апреле 1709 зима начала сдавать свои позиции на Украине. Для обеих сторон было очевидно, что следующий сезон кампании будет иметь решающее значение. Главная надежда Карла на пополнения опиралась на новобранцев, набираемых его марионеточным королем Станиславом в Польше. Некоторые из его окружения убеждали его отойти на запад, чтобы соединиться с ожидавшими свежими войсками, но слова ‘отступление’ не было в словаре шведского короля. Вместо этого он решил установить контроль над главной дорогой на восток, от Киева до Харькова, лучшего маршрута из Польши, с тем, чтобы обеспечить пути снабжения его армии. С этой целью он привел свою армию к небольшому укрепленному городу Полтава, расположенному в месте, где Харьковская дорога пересекает реку Ворскла.

Город стоял на лесистой возвышенности и имел 4-тысячный гарнизон, хорошо оснащенный артиллерией. Чтобы быть успешной, осада должна была быть закончена прежде, чем прибудет главная русская армия. Однако бомбардировка, которая началась 1 мая, все еще продолжалась 15 июня, несмотря на то, что русские к тому времени так нуждались в боеприпасах, что в качестве снарядов использовали все, что попадалось под руку. В Карла даже попали дохлой кошкой, выпущенной из русской пушки. К этому времени вся русская армия, приблизительно 40 000, собрались на восточном берегу Ворсклы, к северу от Полтавы. С этой позиции Петр, все еще не решающийся столкнуться с грозными шведами в открытом сражении, довольствовался стычками с мелкими отрядами врага. Он, возможно, надеялся, что новости, только что прибывшие из Польши, заставят шведов отступить. Король Станислав, обеспокоенный своим собственным шатким положением, отправил послов сообщить Карлу, что он не может выделить никаких войск для поддержки своего союзника. Верный правилам, Карл решил, что лучшая защита – это нападение. Он заставит медлительного царя столкнуться с ним в открытом бою.

Первой задачей Петра было переправить армию через реку. Чтобы сделать маневр для отвлечения внимания, он направил отряд кавалерии через Ворсклу к югу от Полтавы. Карл выехал из своего лагеря посмотреть, что собирается делать противник. И тут случилось одно из тех случайных и незначительных проишествий, которые иногда решают судьбы народов. Мушкетная пуля попала королю в левую ногу и нанесла глубокую рану, которая сразу же стала сильно кровоточить. Он отказался от помощи и только когда он уже собирался сваливаться с лошади, его в полубессознательном состоянии отнесли к хирургическому пункту. Было 17 июня, 27-й день рождения Карла; это не было хорошим предзнаменованием.

В течение трех дней, пока шведский король лежат в лихорадке, его генералы, парализованные нежеланием взять на себя какую-либо инициативу, ничего не делали. Петр соорудил передовой лагерь с наспех возведенными деревянными стенами и внешние укрепления или редуты, выдвинувшись на равнину. С тыла лагерь был защищен рекой и болотистой местностью. По существу это была оборонительная позиция. Петр принуждал своего противника либо атаковать, либо отказаться от вторжения. На бумаге все было в его пользу. Русские численностью превосходили врага вдвое. Место сражения выбирали они. Шведы были ослаблены зимними лишениями и отчаянно нуждались в продовольствии. Они шли на битву без своего верховного командующего. Сверх того русская армия сильно отличалась от той, которая была разбита под Нарвой восемь с половиной лет назад. Улучшенная подготовка и вооружение вместе с военным опытом превратили крестьянских рекрутов Петра в надежную боевую машину.

Перед рассветом Карл отдал приказ на решительное наступление. Его кавалерия должна была сокрушить редуты, чтобы дать возможность пехоте взобраться на деревянные стены русских и вовлечь их в рукопашный бой. Но кавалерии потребовалось слишком много времени для подготовки. Только в 4 утра, когда солнце резко обозначило контуры восточного холма, генералы Реншильд и Левенгаупт со своими частями были готовы.

Петр, тем временем, использовал темное время суток, чтобы укрепить свою позицию. Он отправил людей вперед, чтобы построить еще больше редутов. Они не были закончены до рассвета, но представляли еще одну линию препятствий для нападавших. В то же самое время у Царя вся его армия была наготове и на своих позициях задолго до рассвета. Потеряв эфект неожиданности, Карл бросил свою пехоту против редутов, чтобы расчистить путь для кавалерии. Несмотря на убийственный огонь 70 орудий, защищавших центр, часть пехоты быстро добилась успеха. Но другие стали вязнуть в рукопашном бою. Центральная позиция стала грудой схватившихся в рукопашную, но на правом фланге русских дела, казалось, шли лучше для атакующих. Командующий кавалерией Петра обратился к нему с просьбой отдать приказ главным силам, все еще находившимся в резерве, но со своего выгодного наблюдательного пункта Петр видел, что шведы быстро теряют людей. Время было на его стороне. Он подождет.

Хорошо дисциплинированная шведская армия, несмотря на быстро редеющие ряды, героически пыталась выполнять свои задачи. Проблема состояла в том, что она была слишком разобщена, чтобы быть эффективной. Шведам срочно нужно было перегруппироваться. Карл отправил сообщения Левенгаупту на правом фланге и генерал-майору Роосу, командовавшему в центре, прервать бой и вновь собраться в открытом поле. Было уже почти семь часов. Левенгаупту понадобилось ещё 2 часа, чтобы отвести свои батальоны и доставить их к месту сбора. Люди Рооса этого так и не сделали. Наблюдая со стены лагеря, Петр видел, как они пытаются выйти из боя, и послал против шведов свежие силы. В последовавшем горячем бою все люди Рооса, за исключением 400 человек, были убиты или ранены.

Карлу теперь не оставалось ничего другого, кроме как отступать. Этого момента и ждал Пётр. Теперь он даст шведскому королю открытый бой, но на своих собственных условиях. Он повалил стены лагеря и появился с 30 000 все еще свежих войск. Они построились в боевой порядок, пехота в центре, кавалерия на флангах, артиллерия в тылу, стреляя поверх голов.

Был полдень, и шведская армия была уже обескровлена. Тем не менее, вопрос еще не был решен. Упорные шведы до конца показали, какой они были великолепной армией. Солдаты в синих мундирах упорно шли вперед только чтобы пасть под неослабевающим градом пушечных ядер и картечи. Почти чудом шведский правый фланг достиг русских линий. В других местах была совсем другая история. Слева пехота была остановлена опустошительным заградительным огнем артиллерии. Петр отдал приказ контратаковать, разрывая шведскую линию надвое. Вражеская пехота наконец стала бросать оружие и спасаться бегством с поля. Все же день еще не был выигран. Шведская кавалерия попыталась изменить ход сражения, атаковав левый фланг русских. В спокойном порядке Петровские офицеры построили пехоту и полевую артиллерию в каре. Тщетно бились шведские всадники об эту человеческую скалу.

К середине дня все было окончено. Клочки армии Карла спешили на юг. Сам король едва избежал пленения; его носилки разбило ядром и некоторые из носильщиков были убиты. Его личная охрана была уничтожена. Лишь когда кавалеристы посадили его на лошадь и проводили с поля, ему удалось бежать, чтобы искать убежища на турецкой территории. Он оставил почти 7000 убитых и раненых и 2760 попавших в плен. Потери русских составили 4500 убитыми и ранеными.

Вся Европа была ошеломлена новостями из-под Полтавы. Государственные мужи узнали, что крупный игрок вступил в их игру. Прошло еще несколько лет, прежде чем Швеция признала свое поражение, но ее империя рушилась. Поскольку карта Европы была перекроена, короли и князья бросились захватывать территории. Один человек занимал лидирующее место на переговорах ? Российский Царь Петр. И это место наследники Петра, будь то монархи или президенты, занимают до сих пор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *