Сэр Фрэнсис Дрейк и Испанская Непобедимая Армада, 1588

Sir Francis Drake and the Spanish Armada – 1588

Сэр Фрэнсис ДрейкВ Англии его имя обозначает самца водоплавающей птицы, которого можно увидеть спокойно качающимся на поверхности деревенского пруда, – но в испанском языке “селезень” стал “драконом”. El Draque было именем, которым пугали непослушных детей. Огнедышащий монстр, чья стальная сверкающая чешуя “осталась неуязвима, – писал Лопе де Вега, испанский драматург XVI века, – для всех копий и всех стрел Испании”.

К 1580-м годам репутация Фрэнсиса Дрейка вызывала панику в портах Испании и в ее колониях Нового Света. В серии смелых набегов пират – уроженец графства Девон, грабил испанские гавани, грабил католические церкви и похитил серебряные слитки короля Филиппа II на их пути от рудников в Андах в испанское казначейство в Севилье. Его самое знаменитое деяние произошло в 1577-80 годах. Дрейк проплыл вокруг земного шара: пробившись к Тихому океану и обнаружив пролив, позже названный его именем, Дрейк пошёл на север вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки, по пути атакуя испанские порты, заявил права на Калифорнию для королевы Елизаветы I, и прибыл домой нагруженный сокровищами. Неудивительно, что королева возвела его в рыцарское достоинство и что его корабль “Золотая Лань”, пришвартованный в Дептфорде близ Лондона, стал достопримечательностью.

Елизавета I производит Дрейка в рыцари

Елизавета I производит Дрейка в рыцари

20 июля 1588 года сэр Фрэнсис вместе с другими командующими английского флота принял командование, готовясь противостоять большому военному флоту – на испанском армада – который собрал Филипп II, чтобы наказать англичан за их пиратство и протестантизм. Согласно летописцу Джону Стоу, писавшего десяток лет после этого события, английские офицеры танцевали и веселились на берегу, когда испанская армада появилась в поле зрения.

Только спустя 148 лет, в 1736 году, был опубликован знаменитый рассказ о том, как Дрейк отказался отправиться на свой корабль до того, как он закончит свою игру в кегли. Но история вполне может быть правдой. В тот день в 1588 году отлив был такой, что до вечера невозможно было выйти из узкой плимутской бухты, а испанские корабли еле двигались. Действительно, их скорость была вычислена и составляла всего две мили в час, кода они, выстроившись огромным полумесяцем, двигались на восток, направляясь в Дуврский пролив (Па-де-Кале) и далее к голландскому побережью, где они планировали соединиться с герцогом Пармским и его армией для вторжения.

Согласно приданию, испанские галеоны были массивными и неуклюжими плавающими замками, которые возвышались над судами английского флота. Фактически, отчеты показывают, что главные боевые корабли с обеих сторон были примерно одинакового размера – около тысячи тонн. Различие заключалось в конструкции кораблей. В то время, как английские галеоны были гладкими и проворными, специально сделанные для пиратства и для маневрирования в прибрежных водах, испанские большепузые корабли строились для устойчивости при перевозке грузов на длинных трансатлантических маршрутах.

Путь Непобедимой Армады 1588

Путь Непобедимой Армады 1588

Что еще более важно, английские корабли несли в два раза более дальнобойные пушки, благодаря, в не малой степени, усердию Генриха VIII. Эрудированный отец Елизаветы I интересовался артиллерией, поощряя новую оружейную технологию, основанную на технике колокольного литья. В 1588 году некоторые старые английские пушки, разрушавшие испанские галеоны, были вылиты из переплавленных колоколов ликвидированных монастырей.

Популярная история присваивает Фрэнсису Дрейку все заслуги в разгроме испанской Непобедимой армады. На самом деле Дрейк чуть не погубил все предприятие в первую же ночь: он сломал строй, чтобы уйти и захватить для себя выведенное из строя испанское судно. Главнокомандующим флотом был Чарльз Ховард, лорд Эффингэм, и это была его неуклонная стратегия, продолжать выдавливать испанцев из Канала (из Ла-манша), изматывая их по пути. “Их флот удивительно большой и сильный, – писал Ховард Елизавете I вечером 29 июля, – и все же мы мало-помалу выщипываем у них перья”.

Тем временем на берегу в Англии были зажжены маяки. Цепь костров на вершинах холмов распространила новость о появлении армады, и для защиты графств собралось ополчение. Эта сеть “огней над Англией”, зажигающаяся сегодня во время празднования коронаций и королевских юбилеев, восходит к временам средневековья. 17 тысяч человек быстро собрались на юго-востоке страны, и в начале августа королева Елизавета ездила в Тилбери, проинспектировать, как они подготовились противостоять вторжению армии герцога Пармского. Согласно одному сообщению, пятидесятичетырехлетняя королева надела на себя кирасу, чтобы произнести самую известную из хорошо сказанных речей, которая украсила ее репутацию:

…я сейчас среди вас, как вы видите… в разгар сражения, жить и умереть среди вас… Я знаю, у меня есть тело, и [это тело] слабой и беспомощной женщины, но у меня сердце и желудок короля, и я полна презрения к тому, что Падуя или Испания, или другой монарх Европы может осмелиться вторгнуться в пределы моего королевства… мы вскоре одержим славную победу над врагами моего Бога, моего королевства и моего народа.

Речь Елизаветы I войскам в Тилбери (полный текст) >>
Speech to the Troops at Tilbury (английский оригинал) >>

Речь Елизаветы I войскам в Тилбери

Речь Елизаветы I войскам в Тилбери

К тому времени, когда Елизавета произносила эту речь, 9-го августа 1588, знаменитая победа была уже одержана. Несколько ночей назад Ховард направил на испанский флот брандеры, когда тот стоял на якорях у побережья Фландрии. В результате случившейся путаницы испанцы направились на север, отказавшись от встречи с герцогом Пармским. Спасаясь от своих английских преследователей, они выбрали долгий путь домой, направившись вокруг Шотландии и Ирландии. Почти половине Армады, включая многие из лучших кораблей, удалось вернуться в Испанию. Но погибло более 11 тысяч испанцев, а великий крестовый поход, которому содействовали Папа и несколько католических стран, закончился унижением.

Разгром Непобедимой Армады

Разгром Непобедимой Армады

Сам Дрейк умер восемь лет спустя во время рейдерской экспедиции в Карибском бассейне. Он был похоронен в море, и когда известие о его смерти достигло Испании, там было великое торжество. В Англии, однако, он мгновенно стал героем, вдохновляя неправдоподобные рассказы о колдовстве. Согласно одному, он увеличил размер своего флота, измельчая кусок дерева в щепки, и каждая щепка становилась – хей-вуаля – военным парусником!

Барабан Дрейка

Барабан Дрейка

Его легенда возрождалась особенно в периоды национальной опасности. В начале 1800-х годов, когда войска Наполеона были готовы пересечь Ла-Манш, был обнаружен древний барабан, который, как говорили, повсюду путешествовал с Дрейком и викторианский поэт сэр Генри Ньюболт представил старого морского волка умирающего в тропиках во время своего последнего плавания, обещающего услышать призыв всякий раз, когда Англия будет нуждаться в нем:

Take my drum to England, hang et by the shore,
Strike et when your powder’s runnin low-,
If the Dons sight Devon, I’ll quit the port o’ Heaven,
An, drum them up the Channel as we drummed them long ago.

Перевод: ©Googuenot

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *