Русаки

Ruscy

Автор: Рафал А. Земкевич (Rafał A. Ziemkiewicz)

От переводчика: Ruscy – это польское наименование русских, которое несет в себе несколько отрицательный оттенок. Аналогом может быть наше слово ляхи.

Если смотреть через перспективу пляжного лежака, то мало какой народ будет выглядеть так симпатично, как русские. Во-первых, в противоположность немцам или англичанам, и схоже с жителями южной Европы, они приезжают целыми семьями – с детьми и дедами. И это в противоположность нации, которая целыми днями сидит, уткнувшись носом в свои лэптопы, экраны переносных DVD-проигрывателей или цветастые желтушные газетки, а свое отношение к детям выражают только тем, что пасут их, русские же проводят свое время все вместе, забавляются с малышами, разговаривают, играют или в футбол, или в шахматы-шашки.

А во-вторых, они читают. На курорте, где я уже второй раз провожу свой отпуск, отдыхающих из России никогда не было больше одной четвертой от общей массы. Ну, может быть, одна треть. Но единственными книжками в гостиничном киоске были русские книги. И самое главное – ведь они хорошо продавались. В этом нет ничего нового, меня давно уже поразило то, что на Стадионе Десятилетия (некогда одна из крупнейших барахолок Варшавы) процветали аж четыре русских библиотеки, и почти каждый торгаш с этой барахолки что-то там читал, причем нередко книги очень высокого класса.

И третье – русские носят золотые крестики или иконки. Почти все, даже малые дети. И мне это показалось чем-то новым, ведь два года назад, когда я останавливался в этом отеле, я не заметил, чтобы кто-то этим так выделялся.

Не буду продолжать эти свои исследования, потому что, к сожалению, это местечко, где раньше мы были единственными поляками, на этот раз было “открыто” нашими земляками. Причем теми, наиболее смущающими нас, которые с утра заливают в себя в баре пиво и другие “олинклюзивные” напитки, ревут на весь отель “курва, курва, х…й, курва” и ржут, когда им удается научить этим словам турков из обслуги. Хорошо на наше счастье все же не дошло до такого позора, который я пережил в последние годы существования ПНР в Вене, где от стыда нам с женою в публичных местах приходилось между собою разговаривать по-английски. Объективно следует признать, что внешний вид и поведение поляков за границей в общем поправляется – но несмотря на это я как-то инстинктивно радуюсь тому, что моя жена по своему типу красоты очень часто принимается за итальянку или испанку, ну а с ней заодно и я схожу за европейца.

Но вернемся к русским – надо, конечно, принять во внимание то, что уровень жизни в России значительно ниже, чем в Польше, не говоря уже о Западе. И те русские, которые могут себе позволить проводить свои отпуска в Анатолии, все же относятся к более высшему слою населения, чем приезжающие в эти же места поляки. Особенно если принять во внимание неисправимую в нашем народе финансовую неразумность, которая делает поляка податливым на все эти рекламные банковские акции, уговаривающие взять потребительский кредит на отпуск, не задумываясь о том, как он потом будет за него расплачиваться (наверное, за счет кредита, взятого под Новый год). Но несмотря на все это, моя курортная жизнь, как и каждая встреча со случайными представителями этого народа, все глубже погружает меня в когнитивный диссонанс: как это так могло получиться, что народ, настолько симпатичный при непосредственном общении, мог породить такую паршивую власть? Как это так происходит, что все эти прекрасные, набожные Иваны и Наташи со своими милыми детьми верноподданно поддерживают терроризирующих полмира чекистов?

Я знаю, что каждый Иван или Наташа могут мне тут же возразить: почему же храбрые и свободолюбивые поляки восторженно отдались такому неостарьевщику и его подпевалам? – и мне придется пуститься в длинные рассуждения об эффективности различных политтехнологий. Впрочем, в этом отношении наши жулики тоже могут многому научиться у чекистов. Превращение с помощью прогрессивных глупцов со всего света в центр антипутинской оппозиции нескольких дурочек, в которых россияне видят не политических бойцов, а всего лишь крикливых нехристей, это очередной пропагандистский шедевр. Разумеется, суд к радости многих россиян влепит им драконовские приговоры, и конечно, царь к радости прогрессивных западных салонов потом их великодушно помилует, и таким образом чекистская власть в очередной раз выиграет и у своих подданных, и у идиотов из Европы и Америки (antarctika.ru/?categoryid=61).

Когда-то в моей голове бродила идея одной книги – правда, не знаю, когда мне удастся за нее взяться, может, кто иной это сделает? – о наиболее трагичной и неразделенной любви в истории, какой была любовь поляков к России. И о наиболее трагично упущенном политическом шансе в истории, каким могло бы стать сотрудничество Польши с Россией. О Станиславе Августе Понятовском, о Чарторыйском, а с другой стороны о отце и сыне Вельпольских и о Дмовском… Да и сегодня, теоретически, такой польско-русский альянс мог бы стать оптимальным решением, защищающим нас от колонизации западными концернами и всяческого “drang nach osten“. Теоретически. Но к чему все эти теоретизации, если Россия остается Россией чекистов и специалистов по авиакатастрофам, неспособных и представить себе иные союзы, нежели союзы, основанные на растаптывании Кремлем малых народов, хватании их за морду, и отдачи их под самоуправную власть чистой воды бандитов, как это было в Чечне.

Как некогда сказал мудрый профессор Помяновский: “Я бы первым бы записался в пророссийское лобби, но в Польше существует только просоветское лобби”.

И когда архиепископ Михалик принимает в гостях патриарха Кирилла, то трудно с этим увязывать надежды на успех в нынешних делах. Может в будущем даст плоды этот визит, дай Бог… Хотя если еще накануне визита в какой уже сряду раз появится аксиома, что основой для “примирения народов” должна стать ложь, на этот раз смоленская ложь, то про надежды говорить будет трудно.

Перевод © Владимира Глинского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *