Грюнвальдская битва, 1410

The Battle of Grunwald, 1410

Грюнвальдская битваШел 1226 год. Польский князь Конрад Мазовецкий пригласил Тевтонский орден в земли Хелмно, расположенные на реке Висла, рассчитывая на помощь Ордена в борьбе против языческой Пруссии.

В том же году Великий магистр Ордена Герман фон Зальца привел в Польшу своих первых немецких рыцарей, с предполагаемым намерением остаться там на год либо два. Почти два столетия спустя, они уже владели большей частью Балтийского побережья, в том числе и землями Латвии и Эстонии, даже не скрывая своих намерений дальнейшего захвата Литвы, Польши и России.

Рыцари Тевтонского ордена добились превосходных дипломатических отношений с другими западными странами, особенно хорошо им удавалось сотрудничать с Папой Римским. Они, казалось, хотели взять под контроль и захватить всю Восточную Европу и, действуя под покровительством Папы, провести христианизацию всех земель в Балтийском регионе. Независимо от того, как они проводили этот процесс, рыцари Ордена всегда могли ссылаться на то, что они действуют от имени Господа, а их действия одобрены Папой.

Их первая миссия христианизации в ХIII в. включала в себя насаждение веры пруссам –племени, которое контролировало торговлю янтарем вдоль всего Балтийского побережья. Тевтонские рыцари решили действовать с ними наиболее эффективным методом: попросту уничтожали всех. Тем же, кто остался в живых, было запрещено вступать в брак, а это означало полное вымирание прусского народа. Много веков спустя, когда Пруссия имела вес и почет среди государств Европы, в ней уже не осталось истинных пруссов, да и архаичный язык уже потихоньку вымер под гнетом Тевтонского ордена.

Тевтонские рыцари

Тевтонские рыцари

Тевтонцы продолжали свою оккупацию и захват Поморья (1308-1309 г.г.), Хелмно, Куява, Добжинь и Калише в Польше. Каждый раз, когда польская земля захватывалась, население истреблялось, а на оккупированные земли переселялись немцы. Так, например, в 1308 году во время марша рыцарей на Гданьск под песню «Jesu Christo Salvator Mundi» (Иисус Христос Спаситель Мира), Тевтоны убили большую часть польских граждан города (порядка 10 тыс. человек) и заменили их на немецких иммигрантов, которые были полностью к ним лояльны. В том же году рыцари Ордена на оккупированных прусских землях закончили постройку мощнейшей и самой крупной крепости в Европе – Мальборк.

Замок Мальборк в наши дни

Замок Мальборк в наши дни (кликабельно)

В XIV в. наступления Ордена были в основном против языческого Литовского княжества, и сочетали в себе как миссии для распространения христианства, так и желание захватить литовские земли, особенно местность вокруг Жемайтии (Жмуди). Но для проведения таких масштабных военных действий рыцари Тевтонского ордена нуждались в подкреплении. Поэтому хорошо вооруженные рыцари из Франции, Англии, Люксембурга, Австрии, Венгрии, Чехии, а также Нидерландов, пребывали каждый год, дабы принять участие в «Литовских крестовых походах». Хотя этим наемникам никогда и не светило стать полноценными членами Ордена, им была оказана великая честь сражаться бок о бок с настоящими тевтонскими рыцарями. Более двух лет продолжались атаки Крестоносцев, но литовцы очень яростно оборонялись, не давая захватчикам шанса на победу.

Ягайло, Владислав II Ягелло

Ягайло, Владислав II Ягелло

В 1385 году Литва вступила в союз с Польским королевством, а в следующем году Великий князь княжества Литовского, Владислав Ягайло, женился на польской королеве и занял престол Польши. Ягайло принял христианство и изменил свое имя на Владислав Ягелло.

Ягелло принес христианство в последнюю языческую страну Европы, Литву, в 1387 году. Благодаря этому, с обеих сторон было достигнуто понимание, что только объединив силы они смогут дать отпор мощным силам рыцарей Ордена. Стало очевидно, что войны между двумя врагами не миновать.

В 1401 году Ягелло передал титул князя литовского своему двоюродному брату Витовту Великому дабы иметь возможность в полной мере сосредоточиться на делах Польши. Король Ягелло и Великий князь Литовский Витовт Великий столкнулись с массой трудностей в процессе восстановления своих оккупированных земель, в частности с массовыми убийствами мирных жителей в деревнях, расположенных недалеко от польско-литовско-тевтонской границы. Также, правители осознавали, что с каждым днем Орден становится все более сильным и готовится к покорить всю Восточную Европу. Некоторое время после объединения Польши и Литвы на землях этой державы сохранялся мир, но в 1398 году Тевтонские рыцари вторглись на польские и литовские территории и оккупировали Жемайтию, Санток и Дрезденко. Именно это стало причиной холодной войны между Польско-Литовским государством и Тевтонским Орденом, ведь первое считало Жемантию частью своей территории.

Витовт

Витовт

Поляки и литовцы очень быстро поняли, что они недостаточно сильны, чтобы противостоять тому террору, который чинили рыцари Ордена при посещении дальних окраин земель, и молча переносили все вторжения и оскорбления неприятеля.

Но все изменилось 14 августа 1409 года – Великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польско-Литовскому государству. Также он предложил и перемирие своим соседям, так как понимал, что ни одна из сторон к войне не готова. Ягелло и Витовт приняли это предложение, но позже, князь польский заявил: «В следующем году мы либо победим крестоносцев, либо же погибнем как нация и как личности».

Согласно заявлениям Юнгингена, перемирие должно было продлиться с 8 октября 1409 года до захода солнца 24 июня 1410 года. Воспользовавшись возможностью, Ягелло послал своих разведчиков на оккупированные Орденом земли, дабы те разузнали все, что могли о могущественном враге. По всей Польше и Литве той зимой 1409 года шла масштабная подготовка к военным действиям. Пикам были приделаны новые древки, мечи были остро-заточены либо закалены, если они потеряли свою былую мощь, лошади подкованы, а броня плотно подогнана под мощные станы сильных воинов. Но рыцари Ордена тоже не дремали и вели полномасштабную подготовку, собирая силы из самых дальних уголков захваченной территории, а также из Франции, Англии и Голландии.

Ульрих фон Юнгинен

Ульрих фон Юнгинен

Обе стороны понимали, что грядет просто титаническая битва.

В то же время, Ягайло послал своих людей в Киев, ища помощи у татар, которые согласились прислать на подмогу 1500 своих кавалеристов после мая 1410 года. Богемцы прислали 3000 воинов под предводительством Яна Сокола, а также помощь прибыла из Молдовы и России, так как они тоже поняли всю важность предстоящей битвы. В декабре 1409 года Ягелло, Витовт и Джелал-ад-дин, лидер татар, встретились в Брест-Литовске и определились с планом, как идти на Мальборк и сокрушить Тевтонский орден, раз и навсегда.

Во второй неделе июня 1410 года, всего за одиннадцать дней до окончания перемирия, польские войска были удивлены прибытием трех тевтонских рыцарей в полной амуниции и с яркими украшениями. Они стремились встретиться с королем Ягеллой дабы предложить ему продлить перемирие еще на три недели. Ягелло спросил у рыцарей, чем вызвана такая их «щедрость» и те ответили, что часть европейских рыцарей изъявили желание отправиться в крестовый поход и это честь, в которой им нельзя отказать.

Ягелло согласился на условия рыцарей, но не из уважения к Тевтонскому ордену, а потому что эти дополнительные дни были бы очень необходимы для более качественной подготовки своей армии.

Вскоре, 2 июля, Ягелло и Витовт Великий со своими армиями и знаменами собрались в Мазовии, а именно в Червинске на реке Висла. 3 июля армии князей выдвинулись в сторону врага. 8 июля огромные армии Ягеллы и Витовта пересекли границу с намерением двигаться в сторону Мальборка. Но Великий магистр Ульрих фон Юнгинген, блестящий лидер и бесстрашный воин, попытался поймать врагов в ловушку. Он знал, от своих собственных разведчиков, где пройдет враг и расположил своих Крестоносцев на противоположном берегу от армии Ягеллы, недалеко от небольшой деревеньки Дрвечи. Но польский король и Витовт не хотели воевать в этой области, где Крестоносцы имели бы весомое преимущество, и решили напасть на Мальборк с другой стороны, через оккупированный город Дабровно.

Тевтонские рыцари

Тевтонские рыцари

Крестоносцы избрали другой путь, дабы иметь возможность противостоять огромной армии врага в Грюнвальде, Фригново либо же Рихново. 13 июля польско-литовские войска достигли города Дабровно, который был занят Крестоносцами и в тот момент населенный немецкими гражданами. В течении нескольких часов штурма, полякам и литовцам удалось взять город полностью под свой контроль. Никто из рыцарей-защитников города не выжил. Все они были убиты. Ненависть поляков и литовцев к Крестоносцам была настолько сильна, что город был сожжен до основания, несмотря даже на то, что пожарище могли бы заметить войска противника, которые следовали за армией Витовта и его двоюродного брата буквально по пятам. Пламя и густой дым в ту ночь видел Великий магистр и вся его армия, который понял, что Дабровно был захвачен и сожжен, а битвы просто не избежать. Один из командиров крестоносцев сказал своему магистру, что он не должны позволить польско-литовской армии пересечь границы. Крестоносцы молча смотрели на пылающий город.

Огромная армия поляков и литовцев покинула Дабровно до наступления темноты 15 июля и уже к восходу солнца они достигли озера Любьен. На этот раз Великий магистр настиг армию Ягеллы и Витовта и во второй раз планировал противостоять врагу во вторник 15 июля возле деревень Грюнвальд, Стебанком и Лодвигово в районе озера Любьен. Вся эта местность была покрыта лесами и просто отлично подходила для сокрытия польско-литовской армии.

Когда в тот роковой день, 15 июля, взошло солнце, можно только догадываться как вся Европа, затаив дыхание, ожидала того, кто победит в титанической битве, которую так долго ждали. Все понимали ее огромное значение, так как победитель получит под свой контроль всю Восточную Европу.

Тевтонские рыцари

Тевтонские рыцари

Крестоносцы расположили свои штаб-квартиры недалеко от небольшой деревеньки Грюнвальд, в то время как всего в трех милях от этого места, недалеко от деревни Танненберг свои лагеря обустроили польско-литовские войска. В последующей истории, поляки назвали это побоище Грюнвальдской битвой, литовцы битвой под Жальгирисом, а немцы и весь остальной западный мир – битвой при Танненберге.

Когда священник с польско-литовской стороны закончил молитву, Ягелло обратился к своим полководцам: «Братья, в этот день мы положим конец тирании, которая оккупировала наши земли. Крестоносцы пошли против нас с благословением церкви и крестом на груди. Но они также пришли одетые в лживость. Мы идем вперед с верой в наше знамя, и глубокой любовью к Иисусу Христу на наших щитах. К свободе! К победе!».

Вскоре, командующий спросил короля, когда им нужно выдвигаться к полю боя, на что Ягелло просто ответил: «Нам не нужно». Ягелле в тот день было 60 лет. Он был старше любого из командиров своей армии и вражеских лидеров и совместно со своим двоюродным братом, Витовтом Великим составил план, который дал их армии весомое преимущество перед Крестоносцами. Недостатки армии Ягелло и Витаутаса были многочисленны и даже самая малая ошибка могла раз и навсегда уничтожить польско-литовское государство.

Поляки собрали просто огромную армию, состоящую из 18 тыс. конных рыцарей, 11 тыс. рейтаров и 4 тыс. пеших солдат. К этому следует добавить еще и войско литовское, состоящее из 11 тыс. конных рыцарей и пеших солдат, 1,1 тыс. татар и более 6 тыс. богемцев, русских, моравцев и молдаван, которые пришли на помощь польско-литовскому войску. Большинство литовских и польских пехотинцев были вооружены обычными дубинками, а их амуниция была намного хуже, чем у Крестоносцев. Крестоносцам на тот момент удалось собрать 21 тыс. умелых тяжелых кавалеристов, 6 тыс. хорошо вооруженной пехоты и 5 тыс. вассалов, хорошо обученных военному делу и вооруженных намного лучше, чем большая часть литовской и польской пехоты. Большая часть этих Крестоносцев были немцами, но им на помощь в борьбе с «языческой» Литвой и поляками (посмевшими прийти на помощь язычникам, а не христианам) пришли рыцари со всей Западной Европы. Англичане, французы, венгры, австрийцы, баварцы, тюрингцы, богемцы, люксембуржцы, фламандцы, голландцы и даже некоторые поляки пришли на помощь Тевтонскому ордену, но Великий магистр ожидал значительной большей помощи со стороны Западной Европы. У Крестоносцев было 100 пушек, которые могли стрелять ядрами по размеру большими, чем голова человека, тогда как у польско-литовского войска было всего лишь 16 пушек.

Польско-литовские войска. Реконструкция Грюнвальдской битвы

Польско-литовские войска. Реконструкция Грюнвальдской битвы

У поляков и литовцев была также и еще одна проблема. У немцев были самые лучшие воины в мире – закаленные во множестве битв с литовцами и татарами. Ульрих фон Юнгинен Великий магистр, Фредерик вон Валленрод главнокомандующий, Куно фон Лихтеншейн, один из величайших фехтовальщиков века и великий полководец, и Альбрехт фон Шварценберг, маршал и командующий снабжением армии. Каждый из этих людей гордо носил полные доспехи, как и полагается настоящему Крестоносцу. Это были созданные из цепей латы, а не из массивных металлических плит как у тех же поляков и литовцев. У каждого из крестоносцев спереди его белой туники был изображен большой черный крест, и все рыцари выглядели очень впечатляюще, особенно со своими огромными лошадьми и доспехами, способными только одним своим видом испугать врага на расстоянии.

Несмотря на численное меньшинство (более 50 тыс. поляков, литовцев и других союзников против 32 тыс. Крестоносцев, преимущественно немцев), Крестоносцы значительно превосходили своего врага в оружии, доспехах, лошадях и опыте битв. Это должна была быть поистине одна из самых решающих битв всех времен – громадное столкновение армий, которое определит судьбу Восточной Европы и двух новых стран Литвы и Польши.

В 5 часов утра взошло солнце. Три польских воеводы отправились к королю, дабы возглавить войско и направить его в атаку на неприятеля.
«Нет!», – был ответ короля, и он поведал им свою стратегию будущего боя:
«Пусть они ждут под палящими лучами солнца. Пусть они ждут все утро, пока мы будем оставаться здесь, в прохладной тени деревьев. Когда же они будут истощены жарой и жаждой, вот тогда и настанет наш час, время нападать и убивать».

Завиша Черный на картине Яна Матейко "Грюнвальдская битва"

Завиша Черный на картине Яна Матейко “Грюнвальдская битва”

Три польских рыцаря, в том числе и Завиша Черный, который был знаменит своим участием в множествах битв, были нетерпеливы и им была не по душе королевская стратегия. Но когда солнце стало припекать все жарче и жарче, они в полной мере оценили мудрость своего короля и оставались в тени леса, в то время как Крестоносцы буквально «плавились» под палящими солнечными лучами. В это же самое время, Витовт Великий проверял полки/флаги литовцев, поляков, богемцев и русских и своим громким, зычным голосом поднимал моральный дух воинов. Витовт примет участие в битве как один из союзных командиров, но на самом деле он будет самым настоящим лидером армии.

Витаутас не хотел ждать, так как Крестоносцы, согласно данным шпионов, днем ранее прошли маршем более 25 км под проливным дождем, дабы успеть заблокировать врага около Грюнвальда. Крестоносцы явно устали и одна атака ранним утром может разгромить обессиленных Крестоносцев. Но Ягелло считал, что вступать в бой необходимо обязательно в жару, когда Крестоносцы раздражены и деморализованы. Всем было известно, что тамплиеры в прошлом на многих полях битв Европы выигрывали сражения только лишь благодаря своей психической устойчивости и здравому смыслу. В отличие от участия Витовта в битве, Ягелло расположится на холме и будет наблюдать за битвой и просчитывать следующий тактически выгодный ход.

В 8.30, когда Крестоносцы просто обливались потом и изнемогали от жары, Великий магистр фон Юнгинген предпринял очень хитрый прием – он отправил двух своих лучших рыцарей на противоположную сторону, дабы те выполнили одно поручение. Когда двум тевтонцам оставалось каких-то метров двадцать до стана поляков, один из них закричал громким голосом:
«Литовцы и поляки, князья Витовт и Ягелло, если вы боитесь выйти и сразиться, то наш Великий магистр шлет вам это дополнительное вооружение».
И рыцари с презрением бросили свои мечи, которые, упав острием в землю, мерно покачивались.
«Кроме того, вы трусы, – сказал тевтонец, – если вам необходимо больше места для маневра, то наш магистр отведет свои войска на милю, дабы помочь вам».
И вдруг, по сигналу одного из рыцарей, Крестоносцы повернулись и отступили ровно на одну милю.

Оскорбление в значительной мере озлобило воинов, таких как Завиша Черный, но Ягелло остался невозмутим и послал одного из своих слуг, дабы тот забрал мечи. Размахивая одним из полученных орудий, Ягелло сказал:
«Я принимаю оба ваших меча и ваш выбор поля битвы, но результаты этого дня я доверил Господу».
На этих словах глашатаи тевтонцев удалились. Все было готово к великой битве, возможно, величайшей из всех, которые только случались за все время.

По левую сторону были поляки, богемцы, моравцы и молдаване. По правую же выступали войска Витовта Великого, взвод татар, русские войска и латвийские рыцари. Пехотинцы, вместе с поляками, были спрятаны среди деревьев. Крестоносцы выступали прямо против польско-литовского войска. Они только что выстроили свои пушки и пехоту перед рядами своих войск.

Внезапно Ягелло подал сигнал к атаке «Краков-Вильнюс», и вскоре грозный клич «Литва!» как рев из пасти льва вырвался у Витовта Великого. Многие голоса и лошади, по которым можно было узнать русских, литовцев и татар, двинулись в атаку на первые ряды Крестоносцев. Пушки тевтонцев только дважды успели выстрелить, перед тем как их смела кавалерия. Вскоре рыцари Витовта достигли линии обороны врага с довольно малыми потерями, так как были очень грамотно построены (не слишком близко друг к другу) и повергли войска противника в панику.

Витовт Великий на картине Яна Матейко "Грюнвальдская битва"

Витовт Великий на картине Яна Матейко “Грюнвальдская битва”

Фон Юнгинген, видя провал своей артиллерии и пехоты, немедленно направил свою кавалерию для того, чтобы остановить наступление литовцев. «Наша кавалерия будет атаковать наших же людей, Сир!», – сказал фон Валенрод Великому магистру. «Атакуйте литовцев!», – закричал сердито фон Юнгинген, несмотря на смерть своих пехотинцев, и вскоре его кавалерия достигла врагов. Несчастные пехотинцы, пытаясь спастись от врага, увидели пыль, вылетающую из под копыт тяжелой кавалерии, и были застигнуты врасплох. Сзади их преследовали литовцы и татары, и пехотинцы бежали назад, к своим собственным позициям, откуда на них надвигалась кавалерия тевтонцев. Вскоре, большая часть пехотинцев Крестоносцев было затоптано насмерть лошадьми своей же кавалерии. Те же, кто больше боялся своей кавалерии, повернули назад и их настигла смерть от рук литовцев. Первая линия войска Крестоносцев была буквально сметена. Нескольким пехотинцам все же удалось бежать с поля битвы и спрятаться в палатках лагеря Крестоносцев, но большая их часть, которая в центре была теснима кавалерией, не выжила.

Этот маневр Ягелло и Витовта Великого был очень умелым, ведь им удалось всего лишь при помощи легкой кавалерии уничтожить пушки неприятеля и не допустить возникновения проблем, которые они могли создать для тяжелой кавалерии. Также, такой маневр вынудил Крестоносцев бросить в бой свою тяжелую кавалерию намного раньше, чем это было запланировано.

Но теперь все изменилось. Когда татары увидели на холме огромных лошадей и не менее огромных Крестоносцев, которые шли прямо на них, они просто бежали, оставив литовцев и русских на произвол судьбы. Это было хаотичное и недисциплинированное отступление, и некоторые тевтонцы последовали за ними, свистя и выкрикивая боевые кличи.

После погони, которая продолжалась четыре мили, когда больше 50 татар было убито, Крестоносцы вернулись к своим товарищам, которые сражались с литовцами, и были втянуты в совершенно другую битву.

Вскоре, Великий магистр послал большие силы Крестоносцев в бой, дабы те занялись польскими рыцарями, ожидавшими команды на другой стороне. Зазвучали трубы. Восклицания возвысились. И польские рыцари, ждавшие жесткой атаки Крестоносцев, подняли свои знамена и запели «Христос воскрес», как будто они вышли против «язычников».

Правая сторона поляков также начала потихоньку продвигаться вперед и петь при этом «Ojczysta Piesn» (песня их родины) “Bogurodzice” («Матерь Божья»). Обе стороны, с развевающимися знаменами и под звуки восклицаний и пения, шли чтобы присоединиться к дикой битве, в которой уже участвовали литовцы и Крестоносцы.

Польская кавалерия

Польская кавалерия

Битва была яростной. Непрекращающийся звон мечей был подобен раскатам грома. Лошади ржали и, падая вниз, влекли за собой всадников, бросая тех под копыта встречных лошадей. Жуткая рукопашная битва бушевала безрезультатно для обеих сторон почти два часа. Резервные полки Союзников и Крестоносцев, с ужасом в глазах, наблюдали за пылью, полностью затянувшей небосклон, в которой то и дело мелькали кони, мечи, бойцы и звучали боевые кличи, молитвы и стоны умирающих. Когда Куно фон Лихтенштейн пробился сквозь стену литовцев и воссоединился со своим Великим магистром, который наблюдал за битвой со своей стороны, он сказал: «Татары подтвердили свою трусливость, но эти проклятые литовцы научились драться. Битва обещает быть ожесточенной до самого конца, Сир».
«Мы раздавим их!», – сказал Великий магистр, который всегда недооценивал поляков и литовцев, уверенно считая, что его армия является лучше вооруженной и более опытной.

Великий магистр, видя, что литовская армия малочисленнее польской и хуже вооружена, отправил некоторые силы Крестоносцев, которые сражались с поляками, сокрушить литовцев Витовта Великого. И действительно, теперь тевтонцы начали теснить литовцев. Витовт Великий, осознавая, что его люди находятся под сильным давлением, скомандовал тактическое отступление, дабы заманить Крестоносцев в лес. Большая часть литовцев начала откатываться в лес, а тевтонцы с радостью начали их преследовать. Только немногочисленный отряд, в основном состоящий из русских из Смоленска и нескольких литовцев, которые были очень близко к польским рыцарям, продолжали сражаться. Один русский полк был полностью сметен Крестоносцами, но остальные продолжали отчаянно сражаться со значительно лучше вооруженными тевтонцами.

Но немногие Крестоносцы преследовали литовцев. Некоторые из них боялись вида леса, подозревая, что это может быть ловушка. Так оно в действительности и было, потому что как только тевтонцы вошли в лес через узкий мостик реки Моренс, свежие силы польского резерва вдруг выскочили из-за деревьев как львы и начали убивать удивленных Крестоносцев без пощады и помилования. Отступающие литовцы немедленно вернулись в бой, таким образом, помогая полякам.

Но тактические маневры литовцев были опасны для поляков, так как оставили открытым их левый фланг. Девять полков Крестоносцев напали на польских рыцарей именно с той стороны, а некоторым даже удалось пробиться за польских фронт. Полному окружению поляков помешали три полка из Смоленска, а также некоторые литовцы, которые не отступили.

Теперь некое преимущество появилось у тевтонцев, и они были даже близки к завершению битвы.

Марцин из Вроцимовиц на картине Яна Матейко "Грюнвальдская битва"

Марцин из Вроцимовиц на картине Яна Матейко “Грюнвальдская битва”

К пользе Крестоносцам, Марцин из Вроцимовиц, камергер Кракова, был удостоен чести нести в самом центре битвы большой польский флаг с изображением белого орла. Когда тевтонцы увидели знаменосца, то решили, что где-то рядом должен быть и король Ягайло, бьщийся во главе своего войска, как это было принято в Европе. Они не представляли себе, что Ягайло находился в тот момент на вершине холма и наблюдал за ходом боя, так же как и Великий магистр – тактика, которая была придумана Чингисханом и его приемниками.

С огромным мужеством и решимостью, отряд немецких рыцарей врезался в Марцина, ранил его, бросив при этом польский флаг и триумфально напевая «Христос Воскрес». В обычной битве это служило бы сигналом поражения армии, флаг которой пал, и Крестоносцы именно так это и интерпретировали и поспешили добить гипотетически павшего короля и его окружение.

Ягайло услышал пение и спросил, не тевтонцы ли это. Охраняющий его рыцарь ответил, что это именно Крестоносцы. Он был обеспокоен тем, что возможно тевтонцы уже выиграли битву. Это было очень похоже на то, что они праздновали победу.

Завиша Черный

Завиша Черный

Тевтонцы, очевидно, думали, что вот он долгожданный конец битвы. Но это была не обычная битва. Рыцари из Кракова, включая Завишу Черного, ринулись на защиту флага и битва, еще более ожесточенная, вспыхнула с новой силой. Польские рыцари, более решительные, чем Крестоносцы, спасли свой флаг и обрушились на тевтонцев, которые считали, что бой окончен, но на самом деле он стал только еще более жестоким и диким. Пение тевтонцев снова сменили звуки битвы.

С другой стороны, пока тевтонцы пели, литовцы Витовта не спали. Великий полководец, восстановив строй войска – тех, кто не покинул поле битвы – снова вернулся на боле боя. «Крестоносцы празднуют слишком рано! Давайте покажем им, на что мы, литовцы, способны. Они могут начинать молиться за свои души, потому что когда мы прибудем
у них не будет на это времени!», – прокричал Витовт своим рыцарям, и на большой скорости, несясь как настоящий шторм, вернулся в битву. И сразу же в первой линии убил двоих Крестоносцев своим мечом.

Голоса возвращающихся литовцев, услышанные поляками и богемцами, подняли их моральный дух. Было уже два часа пополудни, самое жаркое время того длинного, жестокого дня и стратегия Ягайлы и его брата начинала давать свои результаты. Немцы и другие рыцари из числа храбрейших воинов в мире потели в седле с рассвета, а некоторые начинали еще и уставать, особенно те, кто преследовал татар.

Когда Ягелло увидел своего двоюродного брата, возвращающегося в битву, он послал в бой своих рыцарей, которые еще не участвовали в битве, и когда эти свежие силы присоединились к бою, то ряды Крестоносцев начали медленно пятиться назад.

Но Великий магистр, увидев это, отправил свой личный резерв на помощь своим людям в битве. Бой теперь в основном перешел в рукопашную. Отдельные воины бились друг с другом, а один всадник преследовал другого. Битва была настолько трудной, что преимущество переходило то к одной, то другой стороне и обратно.

Встревоженный немецкий командир доложил своему Великому магистру: «Я объездил все окрестности и уверяю вас, Сир, что польская и литовская пехота еще даже не вступала в битву. Они, должно быть, скрываются в этих проклятых темных лесах. Мы должны их уничтожить».
«Не беспокойся, мы побеждаем. Я чувствую это, и скоро мы вступим в битву и разгромим их. Пехота не присоединится к битве, они боятся нас».

Было уже почти 6 часов, и Ягайло перебрался на другую позицию на холме недалеко от Лодвигово, ближе к полю битвы, чтобы отдавать приказы. Внезапно, польский рыцарь подал знак и из чащи леса начали появляться польские и литовские крестьяне, ступая сначала робко и неуверенно, после переходя на полу-бег, махая в воздухе своим жалким деревянным оружием, и наконец, хлынули вперед с криками, с которыми они, возможно, охотились на медведя. Они походили все ближе и ближе, их крики становились все громче и пронзительнее, пугая Крестоносцев, на которых уже не было белоснежных одежд и не было белых убранств лошадей. Тевтонцы убили многих из них, но все же огромная армия пехотинцев, как огромная стая муравьев, не останавливаясь двигалась вперед.

Теперь Крестоносцам пришлось столкнуться и с рыцарями и с пехотой. Кровь и тела были повсюду, затрудняя движения рыцарей. Отовсюду слышались отчаянные крики о помощи тех, кто умирал. Поляки и их союзники начинали брать верх. Упрямые пехотинцы заставляли тевтонцев нервничать, и те не знали с кем первыми нужно сражаться.
Пехота Крестоносцев была раздавлена еще ранее из-за плохой тактики Юнгингена. Отчаянные крики тевтонцев слышались отовсюду. «Бог, который ведет нас, – кричал Куно фон Лихтенштейн, – избавь меня от этих проклятых мух!».

Лицо фон Юнгингена было пепельно-серым и у него вдруг пересохло в горле, ведь он понимал, что это будет битва до смерти и что его рыцари могут проиграть. Союзники побеждали и Крестоносцы повсюду были отброшены назад. У многих из них сдавали нервы, а союзники все убивали и убивали Крестоносцев.
«Вот пришло то время, когда нам предстоит защитить дело Иисуса Христа ценой своих собственных жизней! За мной!». Без колебаний он пришпорил коня, и 16 немецких полков последовало за ним.

Ульрих фон Юнгинен на картине Яна Матейко "Грюнвальдская битва"

Ульрих фон Юнгинен на картине Яна Матейко “Грюнвальдская битва”

Этот рейд был очень опасен для Ягайло, который был близко к нему, а белый орел на флаге мог выдать в нем короля. Возле него было всего лишь несколько рыцарей, намного меньше, чем у бросившегося в бой Юнгигнена. Возможно, Крестоносцы заметили флаг, но они спешили последовать за своим командиром, чтобы помочь своим сражающимся товарищам. Но один рыцарь, Леопольд фон Кокеритц, оторвавшись от своих собратьев, захотел в одиночку напасть на Ягайло, вероятно заметив флаг.

Возможно, фон Кокеритц признал лицо Ягайло, а возможно его одежды, но он без сомнения ехал убивать короля. Король приготовился защищаться, но его секретарь, Збигнев из Олешнич, без оружия направил своего коня на коня немца и сбросил того с лошади. Другие рыцари убили тевтонца прежде, чем тот успел подняться и предупредить своих товарищей, что польский король находится здесь.

В то же время, 16 полков крестоносцев достигли места боя, чтобы помочь своим против врага. Теснимые Крестоносцы отступали, дабы присоединиться к Великому магистру, но Витовт Великий немедленно приказал своим войскам ослабить центр и укрепить фланги, таким образом окружив тевтонцев, которые мчались по направлению к центру линии союзников. Многие польские полки незамедлительно напали на тевтонцев и заключительный этап смертельной битвы начался. Медленно, как безжалостные щупальца осьминога, различные группы союзников – литовцы, поляки, богемцы, русские, татары, моравцы, молдаване – зажали Крестоносцев. Когда круг замкнулся, началась настоящая резня. Копья, кинжалы, пики, косы, безумная сила рук – все это было объединено, дабы сокрушить немцев и достичь победы, которая еще день назад казалась недосягаемой.

Пешие солдаты, многие из которых были сельскими жителями, бились просто фанатично, наполненные местью и ненавистью к тевтонцам, так как они нередко видели свои деревни разрушенными рейдами Крестоносцев, и многие их товарищи были убиты этими Божьими Людьми.

Окружение было завершено. Даже эти 16 полков не смогли спасти ситуацию для тевтонцев. Витовт Великий нес смерть каждому Крестоносцу, который встречался ему на пути. Он кричал и еще больше ободрял союзников, которые, как пчелы все сильнее и сильнее напирали на несчасных Крестоносцев. Но битва все еще была смертельной. Тевтонцы, вооруженные длинным мечами, убили много легко вооруженной пехоты, но большинство Крестоносцев были просто дезориентированы, их белые одежды превратились в красные из-за количества крови, которая была и на земле, и на конях. Те Крестоносцы, которые хотели улучшить видимость, срывали с себя тяжелые шлемы и сразу же оставались без голов, которые сносили поляки.

Литовцы были на левом фланге атаки, а поляки на правом. Окружение было настолько плотным, что из него не удалось выскользнуть ни одному Крестоносцу. Тевтонцы сражались очень храбро и упорно, не желая признавать поражение, продолжая отчаянно биться. Великий магистр при помощи фон Валленрода и шестерых его храбрейших рыцарей пытался сдержать крестьян и решительных рыцарей. Но их было слишком мало и они были опрокинуты. Воины с огромной силой набросились на тевтонского лидера, разя его со всех сторон. Юнгинген был смертельно ранен и закричал: «Иисус, спаси меня!». Умирая, он наверняка понял, что его крестовый поход, целью которого было сокрушение Польско-Литовского государства и захват Восточной Европы, провалился.

Смерть Великого магистра

Смерть Великого магистра

В это же время один храбрый поляк выхватил Тевтонский флаг из руки фон Валленрода. Витовт Великий, который был рядом, когда был повержен Великий магистр, вскинул руки и закричал: «Победа!».

Со своего наблюдательного пункта, Ягайло имел хороший обзор, и видел, что бойня все еще продолжается и даже слышал некоторые литовские и польские песни. Также были слышны отчаянные молитвы от окруженных Крестоносцев, которые просили теперь помощи у Бога. Теперь, когда Великий магистр был мертв, у многих сдали нервы и они побросали оружие, ища для себя спасения. Но у тех несчастных, которые приехали со всей Европы, дабы бороться с «язычниками», больше не было надежды.

В 7:20, за полчаса до заката, последний этап битвы завершился полным разгромом тех 16 полков тевтонцев. Теперь охота началась на тех немногих, кто выжил и искал помощи в лагере Крестоносцев. Там небольшая группа пехоты и несколько рыцарей готовились помочь своим товарищам.

Битва при Грюнвальде. Ян Матейко

Битва при Грюнвальде. Ян Матейко (нажмите, чтобы увеличить)

Армия поляков и литовцев очень быстро захватила лагерь тевтонцев. Крестоносцы даже не ожидали, что уставший враг будет в состоянии достигнуть их лагеря так быстро, но у Ягайло еще были свежие подкрепления даже на этой поздней стадии, чтобы бросить их в бой. Снова началась бойня, и те, кто не был вооружен и просил за свою жизнь, были взяты в плен.

Некоторые Крестоносцы, в одиночку или небольшими группами, пытались бежать через лес, но они заблудились и попали в плен либо были убиты союзниками.

Только около 1400 крестоносцам удалось покинуть поле боя и достичь крепости Мальборк.

В базовом лагере тевтонцев, было очень много вина и наручников, которые были предназначены, чтобы как собак отвести побежденных язычников в Мальборк, так Крестоносцы были уверенны в победе. Витовт приказал сжечь все принадлежащее Ордену, а наручники должны были одеть на нескольких пленных. «Закуйте их так, чтобы они узнали, каково это быть прикованными, как собаки, чтобы почувствовали то, что чувствовали наши бедные соотечественники, попадая к ним в плен во время их набегов на наши села, и будучи брошены в эти страшные тюрьмы Мальборка», – кричал Витовт Великий. Ягайло приказал вылить вино на землю, так как не хотел, чтобы его люди были пьяны, но имели силы для завтрашнего дня, когда флаги Крестоносцев падут на землю, под ноги победителям. Таким образом, на земле вино смешалось с кровью. По мнению некоторых рыцарей, на поле битвы было столько крови, что она охватывала весь красивый зеленый пейзаж под Грюнвальдом. Весь пейзаж застилали тысячи тел, а священники ходили и молились за их души. Это был грустный вид, который оставит отпечаток навсегда.

После битвы под Грюнвальдом

После битвы под Грюнвальдом

Следующий день был важным для победителей. Сначала король отправился к раненым с обеих сторон. Враги уже не были в наручниках, потому что победители считали их людьми, а не животными, независимо от того, как те ненавидели их. Рыцарского духа было достаточно среди поляков и литовцев.

Вскоре два великих лидера Витовт Великий и Ягайло, в окружении своих великолепных командиров, прибыли на поле боя, чтобы увидеть, как один за другим вражеские флаги падают на землю. Поляками было захвачено 39 флагов и 10 литовцами. 1400 счастливых Крестоносцев смогли увезти с собой только 7 флагов, и это было для них удачей.

Позже некоторые из пленных были доставлены для опознания тел.
Там было и тело Великого, и Ягайло, посмотрев на него, сказал:
«Так вот человек, который хотел нас завоевать и сделать нас рабами своего Ордена? Покройте его труп пурпуром и похороните с честью».

Там было тело величайшего героя Ордена фон Лихтенштейна, Шварценберга, фон Валленрода, а из иностранных рыцарей лежали Яромир Пражский, Габор из Буды, предводитель венгров, Ричард Йоркский и другие.

28000 Крестоносцев и их помощников было убито в предыдущий день. Из 60-ти лидеров Ордена погибли более 50-ти.

Это было полное поражение Тевтонского ордена, который никогда уже не оправится после этого важного сражения. Пало 209 рыцарей Крестоносцев. И было убито только 12 польских рыцарей, вместе с несколькими другими рыцарями союзников. Из литовских и польских пехотинцев полегло более двух третей, вместе с более чем 100 татар. Общее число жертв в польско-литовской армии, неизвестно, но почти уверенно можно сказать, что умерло более 20000 человек, чтобы спасти свою любимую родину от варварского Тевтонского ордена.

Татары, которые были относительно малочисленны, стали причиной скандала. Священник Антон Грабенер из Любека, который не принимал участия в боевых действиях, послал доклад во все столицы Европы, информируя дворы, что тевтонские рыцари потерпели поражение только потому, что язычник Ягайло и его двоюродный брат Витовт наняли 100000 татар, которые сокрушили защитников христианства. Это, конечно, совершенно не соответствует действительности. Там было всего лишь около 1500 татар, и все они бежали!

Но сильнейшие державы того времени – Англия и Франция – были заняты проблемами друг с другом, и оставили Польшу в покое, став осторожными после страшного поражения, нанесенного Крестоносцам. Папа Римский не ожидал, что так случится.

1 февраля 1411 обеими сторонами был подписан мирный договор. Поляки и литовцы восстановили некоторые территории, включая Жемайтию и часть Померании, но Мальборк все еще оставался в руках немцев. Конечно же, Тевтонский орден будет платить полякам компенсацию, и все пленные будут освобождены. После этого у слабого Тевтонского ордена не возникало никаких проблем с Польшей и Литвой, но они все еще продолжали занимать грозную крепость Мальборк.

Витовт Великий будет известен в последующей истории Литвы как спаситель нации и всей Восточной Европы, а в глазах польских историков тем же самым считается Ягайло. Грюнвальдская битва является самой важной битвой в истории обоих народов. Другое решающее сражение произошло под Веной в 1683 году, где поляки еще раз спасли Европу, когда гусары Яна Собеского разгромили турок. Но битва при Грюнвальде остается для Польши наиболее важной. В результате этой страшной битвы, возможно, самой страшной, которая когда-либо происходила, Восточная Европа не была онемечена, а польская и литовская культура в последующие века успешно развивалась.

“Крестоносцы” — один из лучших исторических романов классика польской литературы, лауреата Нобелевской премии Генрика Сенкевича. Сюжет романа воскрешают страницы героического прошлого Польши и посвящен борьбе польского народа против Тевтонского ордена. Кульминация романа — Грюнвальдская битва, которая стала важной вехой в истории Польши.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *