Лангобарды

Lombards

Теоделинда, королева лангобардовГерманское племя, впервые упоминающееся в источниках начиная с первого века нашей эры, проживавшее вдоль реки Эльбы, Ломбарды или Лангобарды (Long Beards, лат: Langobardi –Длиннобородые), очень быстро завоевали себе репутацию особенно жестокого народа. Хотя они время от времени терпели серьёзные поражения, но число их побед над другими варварскими племенами неуклонно росло, а изощрённые в дипломатии вожди умели поддерживать хорошие отношения с аварами, Византией и франками. Наибольшую известность им принесло вторжение в Италию и завоевание большей части полуострова, что перечеркнуло усилия императора Юстиниана по восстановлению Римской Империи. Являясь на момент вторжения большей частью язычниками или приверженцами арианства, Лангобарды сумели установить дружественные отношения с итальянскими епископами и со временем приняли католическое вероисповедание. Их усилия по объединению итальянского полуострова под управлением, конечно же, Ломбардского короля вызывало неподдельную тревогу папы Римского. Эта борьба определила формирование отдельного Папского государства, и привело к уничтожению Ломбардского королевства от руки Карла Великого, пришедшего на помощь папе Римскому.

Происхождение Лангобардов до конца неясно, а древнеримские тексты мало что могут добавить относительно раннего периода их истории. Первое упоминание встречается у Тацита (56-120гг н.э.), который располагал их земли вдоль нижней Эльбы. Более поздние римские источники и средневековые летописи определяют владения Лангобардов в Австрии и далее к югу вдоль Дуная вплоть до Паннонии (территория современной Венгрии).

Павел Диакон, историк, живший в восьмом веке, указывает на скандинавские корни Лангобардов, и приводит версию их миграции на территорию Паннонии. Однако подобные версии в то время и позднее применялись для описания происхождения большинства варварских племён, что ставит под сомнение её истинность. Археологические раскопки того периода указывают на преимущественно скотоводческий характер занятий населения этих территорий. В тоже время, существенное развитие получает организационная структура племени, а их воины зарабатывают свою жуткую репутацию, которую в дальнейшем подтверждают в битвах с множеством кочевых племён и в стычках с Римом.

Достоверно можно утверждать, что к концу пятого века нашей эры Лангобарды населяли территорию Паннонии, откуда в следующем веке начал свои походы энергичный король Аудоин. Во время его правления Лангобарды разрушили государство герулов, а потом эта же судьба была уготована гепидам. Его слава гремела по соседним государствам, вынуждая правителей искать его расположения и радоваться, если удалось заполучить его в союзники. Сам Теодорих Великий, король остготов и правитель Италии, счёл выгодным для себя выдать за Аудоина свою племянницу. Возможно, это обстоятельство существенным образом повлияло на направление дальнейшей экспансии Лангобардов.

Альбоин, сын Аудоина, показал себя превосходным воином ещё во время походов своего отца, и после его смерти продолжил агрессивную политику. Хотя новая битва с гепидами в 565 году оказалась неудачной для Лангобардов, но два года спустя, заключив военный союз с аварами, Альбоин уничтожает армию гепидов и лично убивает их короля. Кроме того, из черепа своего врага Альбоин приказывает изготовить кубок, а дочь покойника становится его женой.

В 568 году Альбоин со 150.000 воинов входит в Италию, уверенный в уязвимости этой территории после разрушительных готских войн и ввиду церковной разобщенности. Формально Альбоин был приглашен в Италию византийским генералом Нарсесом, однако можно только догадываться что за хитросплетения политических интриг и, несомненно, родственных связей, породило данное приглашение.

За короткое время Альбоин захватил всю северную Италию, и даже угрожал Риму, однако его успех был прерван убийством, которое произвёл его же собственный телохранитель, подговорённый женой. Считается, что так она отплатила за длительное использование черепа своего отца в виде кубка.

Смерть Альбоина выявила две существенные слабости в государственной системе Лангобардов, а именно, традиционную выборность короля и усилившуюся знать, желающую полноты власти. В результате, новый король был почти сразу же убит, а выбранный ему на замену Клеф продержался у власти всего 2 года, после чего также был убит в результате заговора. Последовал десятилетний период, когда король не избирался, а Ломбардия управлялась герцогами, которые, тем не менее, продолжали захват Италии, подчинив себе Тоскану, Беневентум и Сполетто. Лангобарды не стремились ассимилироваться с местным населением и держались обособленно, угнетая коренных жителей. Захватнические настроения влекли их не только на юг, но и к северу, что вылилось в поход на Бургундию, который едва не закончился фатально для всего королевства. Лангобардские герцоги встретились с мощью Меровингских франков, укреплённых военным союзом с Византией, и поход закончился полным провалом. В огромной мере из-за этой катастрофы, герцоги решили снова объединиться и выбрать нового короля, которым стал сын Клефа – Аутари (584-590гг). Его правление знаменательно войнами с франками и Византией, а также женитьбой на Теодолинде, дочери баварского герцога. В целом, государство Лангобардов было укреплено, а захваченные франками территории возвращены.

На протяжении седьмого столетия, наследники Аутари продолжали укреплять королевскую власть и проводить политику сохранения этнической обособленности. Распространение влияния в Италии никогда не останавливалось, но в структуре Лангобардского государства произошли существенные изменения, большинство из которых приходятся на правление Агилульфа (590-616), которого выбрала вдова Аутари – Теоделинда, повторно выйдя за него замуж. Во-первых, изменения коснулись престолонаследия, ещё во время правления Агилульфа следующим королём был назначен его сын Аделоальд, а во-вторых, знать, начиная с самого короля, начала принимать католическое вероисповедание.

Этот шаг был, несомненно, инспирирован под влиянием Теоделинды, которая была частой гостьей при дворе папы Григория I и являлась покровительницей ирландского католического миссионера Св. Колумбана. Однако шаги по сближению с папой и католической церковью не увенчались полным успехом, новый король Ариальд (626-636гг) продолжал исповедовать арианство. Действия Теоделинды восстановили против неё существенную часть знати, желающей поддержать свою этническую уникальность.

Во время правления Ротари (636-652гг) арианство укрепляло свои позиции, но в тоже время была произведена кодификация законов Лангобардского королевства. Этот кодекс сочетал германские традиции и богатую юридическую практику римского права, отражая противоречивые отношения Лангобардов и италийцев.

Хотя и переняв многое от своих предшественников, остготов и Римлян, лангобарды ввели и большое количество своих собственных обычаев в социальную и политическую жизнь Италии, что и закрепил кодекс Ротари. Наиболее значимыми чертами правления лангобардов в Италии являлись попытки поддержания их собственной этнической уникальности, что вылилось в ограничение смешения с местным населением. Различие в вероисповеданиях только способствовало этому. Политическая система была организована вокруг персоны короля, правящего из столицы в Павии. Средства в казну поступали от налогов и доходов с государственных владений. Управлять государством королю помогал многочисленный двор, перенявший все отрицательные черты римских бюрократических институтов, и правители на местах, которых король назначал лично. Герцоги составляли кольцо высшей знати, окружавшей короля, их число за время существования государства достигало 35 человек. Некоторые из них, даже пользовались независимостью, как например герцоги Сполетто и Беневентума, и могли претендовать на право быть избранными королем, при отсутствии прямого наследника. Внизу социальной иерархии находились полусвободные крестьяне, рабы, и наиболее важный для существования государства класс – arimmani, представлявший собой прослойку свободных людей, обязанных служить войнами в военных походах князей и королей.

Несмотря на значительные успехи Ротари и других королей начала седьмого века нашей эры по систематизации государственного управления, в Ломбардии всё усиливалось недовольство низших слоёв населения, подогреваемое религиозными различиями и амбициями некоторых князей. Кроме того, новое вторжение Меровингов и Византийцев во время правления короля Гримоальда (662-671гг), которому также пришлось отражать вторжение аваров, принесло дополнительные трудности. Всё это послужило причиной большого восстания на севере во время правления короля Кунциперта (680-700гг), подавленного с большой жестокостью. Во время правления Ариперта I лангобарды официально приняли католичество, но процесс религиозного сближения с италийцами затянулся на десятилетия.

Волнения, характерные для королевства Лангобардов конца седьмого века определили направление его развития и в восьмом веке. Очень удачные годы правления великих королей Лиутпранда, Аистульфа и Десидериуса, как это ни парадоксально, привели к смерти государства. Первый из них, Лиутпранд, использовал к своей выгоде сумятицу, возникшую в Италии в связи иконоборчеством и позицией Византии. Противоречия возникли после указа папы Льва III об отказе от использования икон при церковных службах, и привели к отдалению Рима и Византии, которое назревало уже давно, ввиду неспособности Византии защищать интересы Рима на италийском полуострове. Лиутпранд действовал быстро, увеличивая свой контроль над Италией и расширяя свои границы за счёт Византийской империи, одновременно поддерживая отличные отношения с папой Римским. Однако его успехи принимались в Риме с большой настороженностью, и заставляли Ватикан искать союзников, способных противостоять лангобардам. Таким союзником виделось государство франков, во главе с Карлом Мартеллом, однако, последний с неохотой шёл на подобные переговоры, так как уже имел заключённый с Лиутпрандом выгодный союз.

Наследник Лиутпранда – Аистульф, был самым агрессивным и кровожадным королём лангобардов. Современные ему источники называют его “бесстыдным правителем”, проявлявшим “пагубную жестокость и зверства”. Ему почти удалось полностью подчинить себе Италию, захватив мощнейший оплот Византии – крепость Равенну. Этот победный шаг стал началом конца, так как с этого момента папский престол прилагал все усилия для заключения союза с франками против лангобардов, что ему, в конце концов, и удалось. В 750 году Пипин Короткий дважды вторгался в Италию, опустошая Ломбардию. Военная угроза принудила Аистульфа заключить соглашение, гарантирующее неприкосновенность папских владений, однако всем заинтересованным сторонам было ясно, что это лишь передышка. Нарушить данное соглашение Аистульфу помешал несчастный случай на охоте, который привёл к его гибели.

Приемник Аистульфа – Десидериус, стал последним Лангобардским королём. Его правление начиналось многообещающе, даже папа Римский поддерживал его кандидатуру, в надежде на мир. Первым делом Десидериус позаботился о прочном союзе с Каролингами, однако смерть Пипина и брожение в королевстве франков сыграло катастрофическую роль для государства лангобардов. Новый правитель франков – Карл Великий, хотя и взял в жёны дочь Десидериуса, укрепляя тем самым союз, но под сильнейшим давлением со стороны папы Адриана I вскоре отказался от этого брака, а в 773 году вторгся в северную Италию. Конец государству Лангобардов настал в 774 году, когда оно было полностью завоёвано и присоединено к растущей империи Карла Великого, который водрузил на себя Железную Корону Лангобардов. Хотя история этого королевства оборвалась, память о нём сохранена в названии большого региона на севере современной Италии – Ломбардия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *