Ранние взаимоотношения между славянами и тевтонами

The Earliest Relations Between Slavs and Teutons

Drang nach Osten

<< Часть 1. Славяне и Евразия
Часть3. Славяне и Византийская империя >>

Германцы или тевтоны изначально делились на три группы или ветви, так же как и славяне, с той лишь разницей, что в дополнении к западной и восточной, существовала еще и северная ветвь, но отсутствовала южная. Более чем любые другие европейские народы, все они имели тесные отношения с коренными жителями Центрально-Восточной Европы, славянами и балтами. На западе балто-славяне находились под почти постоянным германским давлением, которое соответствовало евразийскому давлению на востоке.

Существовала еще теория, согласно которой славяне с незапамятных времен были под двойным иноземным господством то со стороны германцев, то со стороны тюрко-татаров, с существенными последствиями такой ситуации во всей истории. Существует даже более распространенное среди немецких ученых мнение, что большую часть исторической родины славян в Центральной и Восточной Европе в доисторические времена первоначально населяли германские племена, оставившие эти места только во времена великого переселения народов, и впоследствии занятые славянами.

Минуя дискуссии, надо признать, что во время ранней фазы этих миграций, прежде чем они, безусловно, двинулись с востока на запад, некоторые германские племена распространились по всей Центрально-Восточной Европе, но только в качестве временных завоевателей. По объективным географическим причинам эти племена были той восточно-германской группой, которая оказалась в период миграции особенно активной и в конечном итоге проникла в юго-западном направлении дальше, чем любые другие германцы только для того, чтобы полностью исчезнуть. В Центрально-Восточной Европе их вторжение не оставило после себя ничего, кроме предания о безжалостном господстве готов, только традицию неоправданного превосходства готов, которые были ведущим восточногерманским племенем.

Эта традиция была особенно сильна среди балтийских народов, но на короткое время, при короле Эрманарихе (около 350-370 н.э.), когда в Остготскую империю входило большинство славянских народов. Побежденные в последующие годы гуннами и аланами, остготы, однако, переправились через Дунай и с известной Адрианапольской битвы (378 г.) началось их вторжение в Римскую империю, которое увело их далеко от славянской Европы.

На берегах Балтики после готской оккупации вскоре последовал длинный ряд не менее опасных для балтов и славян рейдов и вторжений, которые последовали от северной ветви тевтонцев. Задолго до того, как норманны сыграли свою знаменитую роль в истории Западной Европы, отважные экспедиции скандинавских викингов не только пересекали Балтийское море, но и проложили первые торговые пути через Восточную Европу. Они проникли вплоть до Каспийского и Черноморского регионов, где они установили контакты с азиатским миром. Арабские источники, кажется, показывают, что ранние из этих связей были созданы по Волге, не касаясь исконной балто-славянской территории. Было также высказано мнение, что скандинавы появились и даже создали некое государство в Азовском регионе, возможно под названием Русь. Задолго до Руси IX века, созданной на кратчайшем пути из Скандинавии в Грецию, и образовавшей историческое Русское государство с центрами в Новгороде и Киеве.

Но опять же, это всего лишь гипотезы, а историк должен находиться на намного более твердой почве прежде, чем изучать то важное вмешательство скандинавов в судьбы Восточных славян. Он обращается к хронологически первым зарегистрированным контактам между тевтонскими народами и их славянскими соседями. Это были, конечно, западные славяне, а также западные племена южных славян, предки современных словенцев. И именно это наиболее важная проблема из всех в отношениях между славянами и тевтонцами, проблема, которая не решена, но с увеличивающимся значением продлилась до наших дней.

Проблема заключалась в следующем: когда германские племена направлялись на запад, они, достигнув крайнего предела у Атлантического океана, поменяли движение на противоположное направление, и это движение позже стало известно как «Drang nach Osten» (Натиск на Восток). Даже если вначале это и было отвоевание территорий, которые славянские племена заняли во время предыдущих переселений, то вскоре это превратилось в систематическую агрессию на широком фронте от устья Эльбы до Альпийских долин, угрожавшую славянам на их несомненно исконных территориях. Пока германские племена, которые первыми столкнулись со славянами и попытались пододвинуть их обратно, были язычниками как их противники и едва лучше организованы с политической точки зрения, шансы были почти равными, несмотря на более воинственный характер германцев. Но ситуация изменилась полностью после покорения и обращения саксов Карлом Великим и присоединения герцогства Бавария к его империи. Эта самая христианская империя, созданная франками, стала могущественным соседом всех славянских племен на всем западном фронте.

Для всей дальнейшей истории славян это имело глубокие последствия. Славяне, которые проживали на западных границах своей родины, находились в постоянном контакте с западной культурой, римскими традициями и католической церковью. И в качестве первых представителей этого мира, они встретились с теми германцами, которые сами приняли ту культуру совсем недавно и хотели использовать ее ценности, в частности распространять идеи христианства, как инструмента политического господства. Эта опасность уже появилась при Карле Великом, но стала еще больше после распада его межнациональной империи в 843 г. и последующих разделений, тогда у славян появился непосредственный сосед, Восточно-Франкское королевство. Это чисто немецкое государство, в будущем Германия, имело вероятные возможности расширения именно в восточном направлении путем завоевания славянских территорий и их включения в свои границы.

В этой беспощадной борьбе, начавшейся в конце VIII века, нужно отличать три сектора длинной германо-славянской границы. Первый из них, на севере, равнина между морем и Судетскими горами. Здесь германцы имели отношения с многочисленными полабскими и лужицкими племенами, которые в прошлом даже пересекали линию Эльба-Заале. Как только была образована Саксония, одно из крупнейших германских княжеств, славяне были отброшены от устья Эльбы и юго-восточного побережья Северного моря к юго-западному побережью Балтийского моря. Серия походов, которые должны были защитить германские территории и послужить ступенями для дальнейшей экспансии, началась с Северного похода. Поход был организован в конце IX в. против ободритов, славянского населения местности, позднее названной Мекленбург. Подобный метод был применен и для целого пояса восточнее средней Эльбы, до самой Лужицы. Уже при Каролингах, в ходе того же девятого века, тот район был чем-то вроде сферы германского влияния, но в силу ожесточенного сопротивления велетской группы славян и лужицких сербов (сорбов), окончательного формирования завоевательных походов пришлось ждать до следующего столетия, когда увеличилось давление при королях новой саксонской династии.

Особенно важным был следующий участок фронта, центральный оплот Богемии, окруженный горами, который остановил продвижение германцев или заставил изменить их обычные методы. Сражения с богемскими племенами уже начались во времена Карла Великого, но с одной стороны их земля оказалась трудна для завоевания, с другой стороны существовала среди их князей склонность к свободному принятию христианства во избежание насильственного покорения. Еще в 845 г. некоторые из этих князей прибыли в Регенсбург, где были крещены, вероятно, признавая определенную степень германского сюзеренитета. Другие, однако, примерно в это же время обернулись к первому центру славянской власти, которая создавалась их родней, князьями Моравии, в области до сих пор не достижимой для германских вторжений и в непосредственном контакте с южно-славянскими словенцами на дунайской равнине, где память о государстве Само, возможно, еще не полностью исчезла.

Самим словенцам, однако, угрожали, по крайней мере, с восьмого столетия в их Альпийских селениях, где происходила баварская колонизация. В качестве сюзерена герцогов Баварии, Карл Великий организовал первый поход туда, что позже стало территорией Австрии, главным образом для защиты против аваров, но также и для контроля славянского населения после падения аварского каганата. Миссионерская деятельность германской церкви, особенно эпископов Зальцбурга и Пассау, также способствовали укреплению баварского влияния важ до бывшей римской провинции Паннония, и при сыне Карла Великого Людовике власть империи была временно признана даже хорватами, особенно после подавления в 822 году восстания хорватским князем Людевитом.

Это германское продвижение по территории южных славян было временным и исключительным, но все равно это привело к конфликту с далекой Болгарией и столкновению франкского и византийского влияния. Следовательно, на фоне этих международных отношений в Дунайском регионе и современных событий на Балканах, этот взлет и падение так называемой Моравской Империи должен быть тщательно изучен. Но прежде, чем приблизится к тому важному поворотному моменту в истории Восточной Центральной Европы, должны быть подчеркнуты более общие последствия самых ранних отношений между славянами и тевтонами.

Только, потому что германцы были более сильные, растущая опасность вынудила славян наконец развить свою собственную политическую организованность и объединяться в боде крупные союзы под национальным руководством. Во многих случаях они оказались вполне способны сделать это, несмотря на многие неблагоприятные обстоятельства. В противодействии иностранным агрессорам чей язык они не смогли понять, они стали осознавать свою собственную особенность. Но в отличие от восточных славян, которые были вынуждены столкнуться с полудикими азиатскими захватчиками, главным образом язычниками, как и они сами, западные славяне должны были осознать, что они не могут сопротивляться своим противникам без вхождения в сферу римской культуры, которая была основным фактором немецкого превосходства. И самое главное, не становясь христианами, как их соседи. Те из славян, которые не смогли сделать это, были обречены заранее. Остальные были вынуждены найти пути и средства сделать это без исключительного германского посредничества, сохраняя свою независимость и организовываясь в Центрально-Восточной Европе по своему усмотрению. В критическом девятом столетии одним из этих возможных путей, казалось, было сотрудничество с восточным центром христианской и греко-римской культуры, с Византией.

<< Часть 1. Славяне и Евразия
Часть3. Славяне и Византийская империя >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *