Священная война Саладина

СаладинВ конце XI века рати христианских рыцарей двинулись на Ближний Восток. Их целью было освобождение Гроба Господня от власти мусульман. В течение нескольких десятилетий значительная часть территории Палестины была занята христианами; казалось, ничто не сможет противостоять такой силе. Однако спустя неполные сто лет после Первого Крестового похода ситуация изменилась. На Ближнем Востоке появился воин, бросивший вызов рыцарям – это был Салах-ад-Дин, которого крестоносцы и вообще все европейцы назвали Саладином.

1095 год. Во французском городе Клермоне заканчивался собор, созванный папой Урбаном II; как всегда, собрание духовенства привлекло пристальное внимание людей светских, в том числе влиятельных представителей рыцарского сословия. После окончания совещания Урбан II выступил с совершенно неожиданной для собравшихся речью. Не жалея черных красок, он живописал тяжелую судьбу христиан Палестины и призвал слушателей защитить единоверцев и освободить Святую землю, оскверняемую мусульманами. Несмотря на то, что положение христиан в Палестине не было настолько плохим, как его представил папа, это воззвание было воспринято как руководство к действию.

По всей Европе началась организация Крестового похода, целью которого было освобождение Святой земли из-под власти мусульман. Первая попытка освобождения Гроба Господня, среди участников которой преобладала крестьянская беднота, закончилась поражением. Однако следующие походы, организованные уже преимущественно рыцарством, были более успешными. Сражающиеся во имя Бога воины были действительно страшной силой, но нередко она обращалась на ни в чем не повинных жителей захваченных городов, и тогда не было пощады ни мусульманам, ни иудеям, ни христианам.

Авторы арабских летописей не скрывали своего возмущения. Рыцари, сражающиеся под знаменем Иисуса, быстро взяли Антиохию, Иерусалим и другие города Палестины, прежде находившиеся под контролем турков-сельджуков, но вскоре темпы экспансии франков несколько замедлились. Контроль над завоёванными землями получили наиболее влиятельные вожди крестоносцев, а города стали центрами новых христианских государств на территории Ближнего Востока. Их элиту составило западное рыцарство, а подданными были люди многих народностей и религий. Тем не менее, война с мусульманами не утихала. После первых поражений мусульмане стали оказывать крестоносцам более сильное сопротивление. Мосульский атабек Имад-ад-Дин Занги объединил значительную часть Сирии и Северного Ирака; войска под его руководством развернули военные действия против христиан, заняли графство Эдессу и разграбили земли Антиохии.

Сын Занги, Нур-ад-Дин, с успехом продолжил борьбу с франками. От безустанных атак христиан больше всех страдали владения египетской династии Фатимидов. Подстрекаемый крестоносцами король Иерусалима Амальрик I организовывал всё новые походы на Египет, и единственным спасением для здешних властителей оставалась помощь со стороны сирийских Зангидов. В Египет прибыл с войском один из их вассалов, курд из рода Айюбидов Ширкух Асад-ад-Дин, известный также как Лев Веры. Ширкух изгнал из Египта крестоносцев Амальрика I, однако не спешил покинуть страну и занял должность визиря – наиболее важный пост во властной иерархии. Впрочем, триумф Ширкуха был недолгим – через несколько недель Лев Веры скончался, а пост визиря унаследовал его племянник Салах-ад-Дин.

Так род Айюбидов стал одним из наиболее важных на Ближнем Востоке. Основателем рода, к которому принадлежал Саладин, был Шади из племени курдов, чьи земли располагались в окрестностях горы Арарат. В поисках лучшей судьбы он с двумя сыновьями, Айюбом и Ширкухом, двинулся на юг. Семья осела в городе Тикрит над Тигром, что на территории нынешнего Ирака; здесь Шади получил должность управителя крепости, а после него этот пост унаследовал Айюб.

 

Вскоре, однако, удача отвернулась от рода: он утратил все привилегии и вынужден был покинуть город под страхом смерти, отправившись в Сирию. Как утверждает легенда, Салах-ад-Дин родился в последнюю ночь пребывания его семьи в Тикрите (1138). На самом деле мальчика звали Юсуф ибн Айюб, а Салах-ад-Дин – это почетное прозвище, означающее Слава веры. При покровительстве нового патрона – султана Нур-ад-Дина – положение Айюбидов укрепилось. Они получили во владение новые земли, а Салах-ад-Дин под руководством своего дяди смог приобрести ценный политический и военный опыт.

Впрочем, в юности будущего победителя крестоносцев больше, чем политика и военное искусство, интересовала теология – в Дамаске он изучал богословие. По этой причине политический дебют Салах-ад-Дина состоялся относительно поздно: ему было 26 лет, когда вместе со своим дядей он отправился по приказу Нур-ад-Дина на помощь Египту. После смерти Ширкуха Салах-ад-Дин начал укреплять политическое и военное влияние Айюбидов в Египте. Разгневанный этим Нур-ад-Дин выслал в Египет собственных сборщиков податей и даже готовил войско, чтобы покарать недостаточно лояльного вассала; лишь смерть султана (1174) воспрепятствовала реализации этого плана. После смерти Нур-ад-Дина Салах-ад-Дин принял титул султана Египта.

После упрочения своего положения в Египте Салах-ад-Дин принялся за объединение земель Ближнего Востока под своей властью. Достижению этой цели он посвятил следующие 12 лет, и одной из преград на его пути были христианские государства крестоносцев во главе с Иерусалимским королевством. Впрочем, Салах-ад-Дин смог извлечь немалую выгоду из противостояния с неверными: благодаря войне против крестоносцев он мог укреплять свой образ защитника веры и тем оправдывать постоянное расширение своего влияния на Ближнем Востоке. В то время как сила Салах-ад-Дина росла, христианским властителям приходилось всё труднее. Конфликты между представителями различных кругов властной элиты, стремление духовно-рыцарских орденов к расширению влияния, постоянная нехватка войск и династические проблемы преследовали Иерусалимское королевство.

Вскоре после того, как умер король Балдуин IV Прокажённый (1186), последовательно боровшийся с властными устремлениями баронов, власть перешла к сестре короля Сибилле и её мужу Ги де Лузиньяну. Наибольшей проблемой новых властителей Иерусалима были самовольные набеги крестоносцев на мусульманские территории. Одним из таких непокорных рыцарей был барон Рено де Шатильон, хозяин замка Крак. Этот рыцарь неоднократно нарушал перемирия, нападая на мусульман, чей путь в Мекку пролегал через его владения. Осенью 1182 года Рено организовал дерзкий морской рейд в Красное море, разграбил его африканское побережье, после чего его люди пустили на дно попавшееся им судно с мусульманскими паломниками. Граф неоднократно нарушал договоренности об охране паломников обеих сторон, о чем свидетельствуют весьма недоброжелательные отзывы арабских летописцев.

То ли в конце 1186, то ли в начале 1187 Рено де Шатийон, ограбил караван, везший сестру самого Саладина к ее жениху. Она не пострадала и была отпущена (по другим сведениям Рено ее жестоко изнасиловал), но прежде барон реквизировал у нее все драгоценности. При этом он коснулся девушки, что считалось неслыханным оскорблением. Саладин поклялся отомстить, и в июне 1187 года его 50-тысячное войско выступило в поход.

Основу армии Саладина составляли мамлюки – бывшие рабы. Из этих умелых воинов, беззаветно преданных своим командирам, набирались отряды конных копейщиков и лучников, которые быстро наступали и также быстро отходили, оставляя позади неповоротливых в своей броне рыцарей. Другую часть войска составляли насильно мобилизованные феллахи – крестьяне. Эти сражались плохо и неохотно, но могли задавить противника массой.

Расправа с вероломным крестоносцем послужила Салах-ад-дину прекрасным поводом для окончательного объединения земель Ближнего Востока под своим владычеством. Неэффективное руководство и недостаток питьевой воды привели к тому, что уже в первом сражении, битве при Хаттине, войска крестоносцев потерпели жестокое поражение. Король Ги Лузиньян, его брат Амори (коннетабль королевства), магистр тамплиеров Жерар де Ридфор, Рено де Шатильон и многие другие христианские лидеры попали в плен. Саладин, благородство которого признавали и христиане, и на этот раз продемонстрировал великодушие в отношении поверженных, которое, правда, не распространилось на попавшего в его руки ненавистного де Шатильона. Саладин собственной рукой отсек ему голову.

После этого Саладин победным маршем прошелся по Палестине, которую некому было защищать. Ему сдались Акра и Аскалон, а последний порт христиан Тир удержался благодаря лишь тому, что его защищал прибывший из Константинополя граф Конрад Монферратский, отличавшийся умом и энергией. 20 сентября 1187 года султан осадил Иерусалим. Защитников не хватало, продовольствия тоже, стены сильно обветшали, 2 октября город сдался. Саладин не повторил тех жестокостей, что совершили когда-то крестоносцы: он позволил всем жителями покинуть город за сравнительно небольшой выкуп и даже взять с собой кое-что из имущества. Однако многие бедняки не имели денег и стали рабами. Победителю достались громадные богатства и все святыни города, церкви которого превратили снова в мечети. Однако христианским паломникам, посещающим Иерусалим, Саладин гарантировал неприкосновенность.

Падение Иерусалима стало тяжелым ударом для всех христиан. Трое самых могущественных властителей – германский император Фридрих I Барбаросса, король Франции Филипп II Август и правитель Англии Ричард I Львиное Сердце – приняли решение о новом крестовом походе. С самого начала удача не сопутствовала крестоносцам. Согласия между ними не было, поэтому армии двинулись в Палестину поодиночке. Первым в мае 1189 года в путь отправился германский император Фридрих Барбаросса. Он следовал в Святую землю по суше, но не дошел даже до Сирии. В июне 1190 года император неожиданно утонул при переправе через горную речку. Его войско частью вернулось домой, частью все же добралось до Палестины, но там почти целиком вымерло от эпидемии чумы.

Тем временем англичане и французы добирались до Святой Земли морским путем. По пути им пришлось немало повоевать. Свое прозвище король Ричард заслужил, сражаясь не с сарацинами, а с восставшими против него жителями Сицилии. В ходе еще одной маленькой войны он отнял у византийцев остров Кипр и позже отдал его беглому иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну. Только в июне 1191 года Ричард I и Филипп II прибыли в Палестину. Роковым просчетом Саладина стало то, что он оставил крестоносцам Тир. Укрепившись там, они смогли получать помощь из Европы и осадили мощную крепость Акра. У ее стен и появился король Ричард, и началась схватка двух противников, равных по силе и смелости.

Своим бесстрашием английский король вызвал искреннее восхищение Саладина. Говорят, что однажды, узнав, что у его противника от жары болит голова, султан отправил Ричарду корзину снега с горных вершин. Простые мусульмане относились к Ричарду куда хуже и на то были причины. Король не раз проявлял свою жестокость. 12 июля Акра пала, и у ее стен он приказал отсечь головы более чем двум тысячам пленных мусульман, которые не смогли заплатить выкуп. После взятия Акры король Филипп II Август вернулся во Францию, и задача освобождения Святого Города легла на плечи Ричарда.

Крестоносцы двинулись на юг, разбивая один за другим отряды противника. Тут-то и проявились недостатки армии Саладина, состоявшей из подневольных людей. Двигаясь от Акры на Аскалон крестоносцы разбили войско сарацин у крепости Арсуф. Потеряв в битве при Арсуфе 7 000 человек убитыми, султан уже не решался вступать с Ричардом в крупное сражение.

После взятия Аскалона армия крестоносцев продолжала свой путь к Святому Городу. Когда крестоносцы прибыли под стены Иерусалима, стало очевидным, что взятие города не будет легким. Долгая осада изнурила воинов, а результаты были ничтожны. Противники оказались в патовой ситуации: Ричард блокировал сообщение между двумя частями владений Салах-ад-дина – Сирией и Египтом, – а войско султана продолжало успешно оборонять город и сдаваться не собиралось. Эта осада позволила христианам в очередной раз убедиться в благородстве Саладина – так, когда Ричард Львиное Сердце заболел, султан присылал ему щербеты, приготовленные на целебной воде из родников ливанских гор.

В легенды вошли рассказы о том, что Саладин отпускал на свободу пленных, не имевших денег на выкуп, а однажды сам выкупил плененного во время битвы ребенка и вернул его матери. В связи с тупиком, в который зашло противостояние (а так же в связи с плохими известиями для Ричарда из Европы), стороны пошли на переговоры о перемирии и в сентябре 1192 года было заключено мирное соглашение. Христиане сохраняли за собой побережье от Тира до Яффы, а Салах-ад-дин контролировал земли, лежащие в глубине континента. Крестоносцы покидали Святую землю, но паломничества христиан к святым местам могли осуществляться беспрепятственно.

По пути на родину Ричард, оказавшись во владениях австрийского герцога Леопольда V, сполна испытал последствия своего не вполне рыцарского поступка. При взятии Акры он сбросил со стены флаг, который герцог поднял первым. Леопольд затаил обиду и теперь взял Ричарда в плен и заточил в замок, а затем уступил пленника императору Генриху VI. Король был отпущен только через два года за неслыханный выкуп: 150 тысяч марок – двухлетний доход английской короны. Дома Ричард сразу ввязался в очередную войну и в 1199 году погиб от случайной стрелы при осаде французского замка. Салах-ад-Дина к тому времени уже не было в живых. В последнем походе он заболел лихорадкой и умер в Дамаске 4 марта 1193 года. Весь Восток оплакивал его как защитника веры.

Фильм Салах ад-Дин из серии “Тайны истории” канала National Geographic.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *