Дневник рабочего
Вы здесь!
Главная Страница > Войны > Дневник рабочего

Дневник рабочего

рабочие на заводе вов

1941 год  27 июня.

Война ворвалась в нашу светлую жизнь. Сегодня уже шестой день идут бои.

20 августа.

Сегодня ходили в госпиталь. У раненых настроение бодрое. Интересно познакомиться с ними поближе, ведь они были в самом пекле боев. Положение на фронте напряженное. Введены карточки на хлеб.

15 ноября.

Окна в цехе задраены. Затемнение. Рабочие копают противовоздушные щели (после смены). Мы в это время работаем в цеху. Работаем, сколько потребуется для выполнения задания. Цех внезапно ослеп — затемнение. Окна задраены черной бумагой. Черное осквернение, черное оскорбление Доблести и отваги.

18 ноября.

Изучаем военное дело. Ребята серьезны. Каждый понимает, что Родина может позвать его в строй.

9 декабря.

Петр Малахов, комсорг нашего цеха, принес на рабочее место слесарей «Комсомольскую правду». Передовая в ней посвящена задачам молодежи, оказавшейся в тылу. На третьей странице опубликован снимок: группа молодых рабочих Горьковского автозавода. Под снимком статья. В ней рассказывается о том, что комсомольцы организовали бригаду, в которой обязались работать по-фронтовому, не считаясь со временем.

С работы шли с Малаховым вместе.

Читал?

Конечно.

И ребята читали?

Да.

Что думаете делать?

Думаем работать.

Работать сейчас все думают. Бригаду у вас фронтовую организовать надо.

А вдруг не получится?

Получится. Завтра соберемся у Колчанова.

15 декабря.

Собрались у начальника участка Колчанова. Решили организовать бригаду, подобную той, о которой писала «Комсомольская правда». Мне доверили быть бригадиром. Решили дать нам месячное испытание. Если выдержим, будет приказ по цеху о присвоении звания «фронтовой».

1942 год  27 января.

Январь стоит холодный и голодный. Голод испытывали не только мы, рабочие завода, но и котлы ТЭЦ. Нет угля. Вот уже три дня стоят станки. Потухли термические печи, замерли кузнечные молоты. В цехах гуляет ветер. После того как остыли батареи, ветер проникает в самые малые щели. И стал нам полем боя цех.

Возле нашего слесарного верстака запылал костер. Мастер Долгинцев притащил помятую железную бочку, постучал по ней молотком, потом бросил туда промасленную тряпку и поджег.

Сейчас же от станков метнулись тени, а главный проход, вырванный из темноты, стал заполняться народом. На огонек пришли токари, фрезеровщики, шлифовщики,— одним словом, все, кто не мог работать из-за того, что остановилась ТЭЦ.

Ну что, мастер, когда? Замерзли без дела.

Диспетчер сообщил —току не будет. Состав с углем придет голько завтра. Все, кроме бригады слесарей, можете отправляться домой.

Чего мы дома забыли?

Люди расходились не сразу.

Мужчины курили, а женщины, собравшись возле табельной, долго обсуждали свои нелегкие дела.

Вот что, ребята,— сказал нам мастер,— сегодня со стенда во что бы то ни стало надо отгрузить новые моторы. На сборке все детали есть, кроме наших замков. Так разве мы позволим. чтобы по нашей вине фронт не получил продукцию?

рабочие на заводе вов

Будем делать замки вручную,— сказал Яша Пермяков.

Правильно! — радостно вздохнул мастер, — К утру малыми партиями их надо дать шестьсот штук.

Будто грозное оружие выдавал нам мастер драчевые и личные напильники.

Помашем сабельками, орка! — шутил, как всегда, неунывающий Володя Балашов.

Сначала пиджак сбросил Павел Филиппов. Примеру брата последовал Сергей. Через час работы дело дошло до рубашек, но на верстаке уже лежала горстка готовых деталей. Она все росла и росла.

— Поднажать! — подбодрял нас мастер, подбрасывая в костер все новые и новые порции промасленных досок.

Пламя костра весело плясало в тесной горловине бочки.

«Под натиском белых наемных солдат отряд коммунаров сражался!..» —Это кто-то начал песню. Ее подхватили. Все, как в строю, подтягиваются. Напильники в наших руках будто и в самом деле сабли. Прикосновение их к металлу становится все напряженнее.

А за стеной цеха бушует вьюга. Время от времени нам на спины сыплется мелкий снег. Пламя в костре начинает раскачиваться, как вечевой колокол.

Песня или костер нас согрели? Наверное, и то и другое. Но еще больше—самоотверженная, без отдыха работа.

Шестьсот замков к утру было сделано. Удалось собрать и моторы. Их отправили прямо на фронт!

Добавить комментарий

Top