Домой Блог Страница 32

Белая королева Елизавета Вудвилл в живописи

0
Белая королева Елизавета Вудвилл

Белая королева Елизавета Вудвилл, жена Эдуарда IV (Эшмоловский музей искусства и археологии)

Жизнь Белой королевы, Елизаветы Вудвилл (1437-1492), была полна опасностей. Она вышла замуж за короля Эдуарда IV в самый разгар Войны Алой и Белой розы, кровавый период борьбы за английский престол между домом Ланкастеров и домом Йорков, и была вынуждена забыть о пристрастиях, чтобы защитить членов своей семьи и тех, кто был ей дорог. Но кому она могла доверять во время опасностей и интриг?

Елизавета осталась вдовой в возрасте 23 лет, после тог как ее первый супруг, сторонник Ланкастеров, сер Джон Грей из Гроуби погиб в битве. Земли ее покойного супруга были конфискованы, и она была вынуждена просить о своей защите и о защите своих сыновей своего “врага” Эдуарда IV, нового короля из династии Йорков. Момент их встречи под дубом был отображен в романтической живописи 18 века. Легенда гласит, что она была настолько красива, что Эдуард с первого взгляда влюбился в нее.

Елизавета поменяла свою преданность Ланкастерам на преданность Йоркам и вышла замуж за короля Англии. Единственными гостями на их свадьбе были мать Елизаветы и две ее сестры, в отличие от того как это представлено на этой картине. То, что король женился на простолюдинке, пахло уже большим скандалом, но то, что король женился на вдове и стороннице своих врагов, было немыслимым. Елизавета могла предполагать, что находится в безопасности, однако, этот брак породил много врагов.

Свадьба кузины Эдуарда и его ближайшего сподвижника Ричарда Невилла, графа Уорика, “делателя королей”. Эта картина в неоклассическом стиле запечатлела его сражающимся за сторонников Йорков, которые возвели на престол Эдуарда в 1461 году. Уорик хотел, чтобы Эдуард женился на французской принцессе. Когда его планы провалились, он был настолько зол, что примкнул к ланкастерцам. Он предпринял две попытки, чтобы лишить короля короны, при этом убив старшего брата и отца Елизаветы. В ходе второй попытки переворота король Эдуард бежал за границу. Елизавета, на тот момент находящаяся на сносях, укрылась в Вестминстерском аббатстве, где и родила.

В 1471 году, после своего бегства, Эдуард во главе армии возвращается из Франции в Англию. В битве при Барнете он разбил Уорика, и раз и навсегда разгромил своих врагов в битве при Тьюксбери. Теперь Елизавета смогла чувствовать себя в относительной безопасности и супруги могли пользоваться мирным временем. На этой картине изображен момент, когда Эдуард впервые представил свою супругу Королевскому Совету в Рединге. У Елизаветы было 10 детей, и чтобы укрепить свои позиции она организовала им продуманные и выгодные браки курсовые на заказ.

В 1483 году Эдуард внезапно умер и Елизавета снова осталась вдовой. Так как их старший сын Эдуард так и не достиг совершеннолетия, брат короля Ричард был назначен Защитником королевства (Protector of the realm). После того как Елизавета, по одной из версий, попыталась захватить власть, Ричард заключил в тюрьму Эдуарда и его брата в лондонском Тауэре.

Герцог Глостерский распространял слухи, чтобы дискредитировать Елизавету и ее детей в притязаниях на престол, и к концу июня он был коронован как король Ричард III. Опасаясь за свою жизнь и жизнь своих дочерей, Елизавета бежала. Когда ее достигли новости об исчезновении из Тауэра двух ее сыновей, возможно убитых Ричардом ІІІ, она стала готовить отмщение.

Елизавета снова перешла на сторону Ланкастеров и призвала Генриха Тюдора, претендента на престол из дома Ланкастеров, к вторжению в Англию, пообещав выдать за него замуж свою дочь Елизавету.

Связав себя с Генрихом Тюдором, Елизавета оказалась в победителях. Генрих вторгся Англию, его войска разбили армию Ричарда в битве при Босворте в 1485 году. Он занял престол как Генрих IV и в скором времени взял в жены дочь Елизаветы, Елизавету Йоркскую, изображенную на этой картине, окончательно объединив два враждующих дома.

Елизавета Вудвилл прожила остаток своих дней как вдовствующая королева в Бермондском аббатстве, где и умерла в 1492 году. Из вдовы простолюдина она стала родоначальницей всех монархов династии Тюдоров по линии своего внука, короля Генриха VIII.

0

Война Алой и Белой розы

0

The Wars Of The Roses

Война Алой и Белой розы (1455-1485) – это определение применяют к серии гражданских войн в Англии, вспыхивавших в стране одна за другой и спровоцированных династическим конфликтом между двумя ветвями королевского дома – Йорками и Ланкастерами

Война Алой и Белой розыВойна Алой и Белой Розы (1455-1485) – исторический термин для определения серии гражданских войн, которые разгорались на почве династического конфликта между двумя главными ветвями королевского дома Англии, домом Ланкастеров и домом Йорков. Гербом дома Йорков была белая роза. Тем не менее, традиционное утверждение, что эмблемой Ланкастеров была алая роза, является ошибочным. В пьесе Уильяма Шекспира “Генрих VI” есть момент, когда представители противоборствующих сторон выбирают алые и белые розы. Эта сцена прочно укоренила в народном сознании розы разных цветов в качестве эмблем для королевских домов Ланкастеров и Йорков.

Первым королем по линии Ланкастеров был Генрих IV, который сверг своего коррумпированного родственника и тирана Ричарда II, и занял трон. Средневековые понятия престолонаследования и право короля на корону от Бога определили, что права Генриха IV на престол, который он, по сути, узурпировал, не были до конца одобрены, что привело к многочисленным гражданским волнениям. Его сын, Генрих V, направил свою благородную энергию на войну с Францией. Его поразительный триумф над французскими войсками в битве при Азенкуре (1415) сделал его национальным героем. Одним из условий подписания мирного договора была его женитьба на французской принцессе Екатерине, которая обеспечивала его и его потомков правом наследия французской короны. Он умер внезапно в 1422, оставив своим наследником младенца, которого он даже никогда не видел.

Во время длительного периода малолетства Генриха VI, которого поддерживало меньшинство, страна была разорвана напополам политическими противоречиями двух соперничающих фракций. Фактически страна находилась под властью лордов, которые обладали своими собственными армиями. Даже после того как Генрих стал совершеннолетним, он был слабым и малозначимым правителем. Очень хорошо была известна его чрезвычайная религиозность и любовь к одиночеству, что могло сделать его хорошим монахом, но как король он был настоящим бедствием.

Был организован его брак с Маргаритой Анжуйской, пятнадцатилетней дочерью герцога Анжуйского. Волевая и амбициозная молодая Маргарита не имела проблем с тем, как управлять своим слабовольным супругом. Маргарита и ее фавориты при дворе старались сделать все возможное, чтобы увеличить свои богатства и влияние. В ходе их правления английская казна опустела. В дополнение ко всему безграничная коррумпированность сторонников Маргариты привела к тому, что Англия потеряла все завоевания, которые были с трудом добыты англичанами в войне с Францией.

Генрих VI, который унаследовал от своего деда по материнской линии тенденции к безумию, в 1453 году впал в состояние кататонии. Это открыло большие перспективы перед Ричардом Невиллом, графом Уориком (“делателем королей”), чтобы сделать Ричарда, герцога Йоркского, Защитником королевства (Protector of the Realm – титул, по сути, регент). По иронии судьбы Ричард Йоркский имел больше прав на престол нежели Генрих VI, так как династия Йорков происходила от второго сына короля Эдуарда III, в то время как Генрих был потомком Джона Гонта, третьего сына Эдуарда, чьи наследники получили трон после того как Генрих IV сверг Ричарда II. Ричард Йоркский также и как личность более подходил для короны.

Стоит отметить, что Ричард Йорк никогда не проявлял своих претензий на престол в отличие от Генриха. Кроме того, он никогда бы не предпринял попытки захватить власть путем мятежа если бы королева Маргарита не пыталась ограничить его в правах, опасаясь, что его сила и богатство позволят ему заявить претензии на английский престол.

В 1455 году, когда внезапно король Генрих оправился от кататонии, он помог сторонникам Маргариты вернуться к власти. В это время Йорк неожиданно был взят под стражу, так как не подозревал, насколько далеко может зайти Маргарита, и пришел на встречу только с одним легковооруженным телохранителем. В конечном итоге он был вынужден взяться за оружие, так как сторонники Маргариты были серьезной угрозой для его безопасности.

Первыми военными действиями Войны Алой и Белой розы была битва при Сент-Олбансе (22 мая 1455 года), которая закончилась уверенной победой герцога Йоркского. Невинные намерения Йорка в тот момент были хорошо видны, так как он не предпринял никаких действий, чтобы свергнуть короля или хотя бы заявить свои притязания на престол, а просто извинился за то что поднял руку на государя и представил список своих требований. Было заключено хрупкое перемирие на четыре года.

Гражданская война возобновилась в 1459 году. Обе стороны как побеждали в битвах, так и терпели поражения, пока в 1460 году граф Уорик не нанес Ланкастерам окончательное поражение в битве при Нортгемптоне. Перед собранными лордами Йорк заявил свои претензии на корону эффектным жестом: пройдя через весь зал и властно положив руку на трон. Он смог найти в себе силы, чтобы преодолеть воцарившуюся тишину, подняв руку в приветственном жесте. Прекрасно понимая, что он может лишиться поддержки, если попробует свергнуть Генриха, Йорк довольствовался провозглашением себя наследником короля. Конечно же, Маргарита отказалась принять такой компромисс, ведь это лишало ее сына Эдуарда права на престолонаследие.

Собрав свои войска, Маргарита продолжала свою борьбу с Йорками. В декабре 1460 года армия Ланкастеров застала врасплох армию Ричарда Йорка под Уэйкфилдом, где Ричард и погиб. Уорик в тоже время был разбит во Второй битве при Сент-Олбансе.

Единственный сын Йорка Эдуард, уже к 18 годам ставший харизматичным командиром, разбил Ланкастеров в битве при Мортимерс-Кросс (1461) и захватил Лондон до того, как войска Маргариты смогли туда добраться. В марте 1461 года он был провозглашен королем Эдуардом IV. Его армии преследовали Маргариту и окончательно разбили ее войска в битве при Таутоне, из-за чего Генриху, Маргарите и их сыну Эдуарду пришлось бежать в Шотландию.

При дворе Эдуарда IV наличие фракционности подрывало единство. Уорик и младший брат Эдуарда Джордж, герцог Кларенс, являлись “хищниками”, которые добивались войны с Францией и возвращения всех английский завоеваний во Франции. В дополнение ко всему, оба стремились усилить свои позиции при дворе, надеясь получить награды и почет, которые они заслужили. Кроме того у них был еще один повод для ссоры с королем Эдуардом. Король взял себе в жены Елизавету Вудвилл, простолюдинку, которую большинство считало не достойной быть королевой Англии из-за ее низкого происхождения. Все попытки Уорика заключить союз с Францией, женив короля, рухнули в один миг, когда он получил такую весть, что его в значительной мере смутило.

Кларенс и Уорик затеяли смуту на севере. Войска Эдуарда были разбиты, и король попал в плен. Эдуард сумел бежать и собрать силы, заставив Уорика и Кларенса спасться бегством во Франции. Там они объединили силы с Маргаритой и вернулись в Англию, чтобы отправить Эдуарда в изгнание. Они восстановили на троне Генриха VI, но в скором времени Эдуард вернулся, помирившись со своим братом Кларенсом, который все больше был недоволен действиями Уорика. Войска Эдуарда одержали решающую победу в битве при Тьюксбери (1471), захватив в плен Маргариту и Генриха. Их сын Эдуард погиб, а Генрих скончался в Тауэре при сомнительных обстоятельствах, вероятно, здесь замешан король Эдуард. Кларенс доставлял своему брату много неприятностей и тому, в конечном итоге, пришлось его убить.

После этого Эдуард правил мирно вплоть до своей кончины в 1483 году. Его 12-летний сын Эдуард стал наследником как Эдуард V, но его дядя, младший брат Эдуарда IV Ричард, герцог Глостер, узурпировал трон как Ричард III. Даже сторонники Йорков были возмущены смелым шагом Ричарда, особенно после того как мальчик-король Эдуард и его младший брат были заключены в Тауэр и умерли там при весьма загадочных обстоятельствах.

Знать, которая отвернулась от Ричарда III, оказала поддержку Генриху Тюдору, претенденту на престол из дома Ланкастеров. С их помощью и с помощью Франции его войска разбили армию Ричарда в битве при Босворте в 1485 году. Ричард был убит в этой битве арбалетной стрелой в бесполезной атаке на мятежников, и Генрих Тюдор занял трон как Генрих VII, первый король династии Тюдоров. Это событие положило конец Войне Алой и Бедой розы. После десятилетий кровавых гражданских войн английский народ был благодарен за мир и процветание, которое они получили во времена короля Генриха VII, который правил до 1509 года, пока не умер от туберкулеза.

Что послужило началом «войн Роз»? Какова история военных действий? Каково происхождение названия этого исторического периода? И как формировался миф о войнах Роз? Об этом рассказывает кандидат исторических наук Елена Браун.

0

Римляне на Британских островах

0

Rome in Britain

Римляне в БританииРимская армия привыкла действовать в Средиземноморском бассейне, приливы и отливы в котором намного меньше океанических, поэтому походы Юлия Цезаря на британские острова в 55-54 годах до н. э. были очень смелым шагом, а сама Британия так и осталась единственным океаническим островом, атакованным римлянами. Цезарь утверждал, что эта война необходима для окончательного покорения Галлии, сопротивление в которой в значительной степени поддерживалось бриттами. Однако намного важнее для него был личный престиж, который могла принести ему очередная победа, и продолжение политики успешной римской экспансии, сторонники которой в сенате и сделали возможными начало завоевательных походов Цезаря, а после, и императора Клавдия. Цезарь также хотел продолжения войны для того, чтобы сохранить за собой командование армией и добыть себе ещё большую славу.

Первый поход Цезаря в 55 году до н. э. был остановлен на Кентском плацдарме. Хотя римляне вышли победителями из жестокой битвы, но их корабли были сильно повреждены равноденственными штормами, а сила сопротивления местных племен заставила Цезаря заключить с ними мир. Однако уже на следующий год, под сильным давлением политиков, он был вынужден нарушить договор и подготовить вторжение больших сил. Высадившись в Кенте, Цезарь выиграл битву недалеко от Кентербери, победив лидера племён бриттов Касивелаунуса, и, форсировав Темзу, осадил столицу, Визампстед. После этого было достигнуто соглашение, по которому Риму были обещаны заложники и дань, и Цезарь отступил.

Победе римлян способствовало господство их военных судов на море, что не позволило бриттам воспрепятствовать высадке. А на суше дисциплинированные римские легионы имели боевое преимущество за счёт лучшей брони, дротиков и коротких мечей, в то время как силы бриттов практически не располагали нательной броней, а их метательное оружие было неэффективным. Британские боевые колесницы были уязвимы для римских лучников, а деревянно-земляные городища не выдерживали натиск осадных орудий. Более того, армия бриттов собиралась только на время войны, поэтому её составляли крестьяне, отвлечение которых от земледелия наносило существенный урон экономике, и без того подорванной опустошением захваченных земель римлянами.

Римляне на Британских островах

Римляне на Британских островах

Восстание галлов, гражданская война, постоянные боевые действия на германской границе – всё это отодвинуло дальнейшую римскую экспансию почти на сто лет, до 43 года нашей эры, когда армия численностью почти 40.000 человек вторглась на острова. Точных данных о месте высадки не сохранилось, но предположительно она имела место также в Кенте. Римляне разбили соединённые силы бриттов в трёх битвах, две их которых произошли при попытке помешать форсированию рек Медуэй и Темзы. Прибытие Императора Клавдия с боевыми слонами, никогда раньше не виданными на британских островах, заставило сдаться Колчестер. Было решено основать римскую провинцию на территории южной Британии, которая была завоёвана. Многие лидеры племён подчинились римскому владычеству, став клиентами императора. Но были и те, кто продолжал сражаться, как например городище Майден Кастл, недалеко от современного Дорчестера, которое римским войскам пришлось штурмовать. Это укрепление, принадлежавшее племени Дьюротригов, устояло, ознаменовав собой все трудности, с которыми римлянам ещё придётся столкнуться на британских островах.

Королева Будика

Королева Будика

Каратакус, лидер племени Катувелауни, продолжал сопротивляться в Уэльсе, но был побеждён в 50-51 годах. В 60 году жестокое управление и коррумпированность римских чиновников привело к восстанию племени Ицени на востоке Англии. Под предводительством королевы Будики восставшие взяли штурмом главные поселения римлян: Колчестер, Лондон и Олбани, жестоко расправившись с их населением. Однако, выступления были разрознены, у них не было общей политической базы. Например, Когидубнус, клиент римского императора и управляющий Суррея, Суссекса и Хэмпшира, остался верен Риму. Отсутствие единства и общего отпора стало ключевым в быстром разгроме восстания регулярными войсками, приведшее к смерти Будики, вероятно в результате самоубийства. Ицени и их союзники были «умиротворены» с типичной римской жестокостью. Дальнейшее завоевание Британии продолжилось в 71 году, подчинением племени Бригантов, населявшим северную Англию и Уэльс.

Римский управляющий в 77-83 годах Агрикола завершил подчинение Уэльса и северной Англии, даже вторгся в Шотландию, одержав победу в битве у Граупийских гор, что позволило ему захватить равнинную часть Шотландии. Однако горная часть Шотландии так и не была завоёвана. Трудно судить было ли это следствием природных факторов, не позволяющих большим армиям вести войну в горах, или упорностью защищающихся горцев, но их совокупность заставила Рим отступиться. Хотя Агрикола и рассматривал возможность завоевания Ирландии, но вторжение так и не состоялось, вероятно, в то время это было невозможно даже для Рима.

В последующее время, основной задачей римских войск на территории Британии была защита завоёванного пространства. Уязвимость границы по Дунаю вынудила Рим сократить военные силы в Британии. Это привело к необходимости в начале второго века оставить территории центральной и южной Шотландии. Также для защиты, в самом узком месте острова, от залива Солуэй-Фёрт до реки Тайн, был построен Вал Адриана. Он представлял собой укреплённую линию из камня и торфа длинной в 70 миль, с расположенными вдоль неё фортами.

Остатки Вала Адриана в наши дни

Остатки Вала Адриана в наши дни

Вал Адриана должен был предоставлять временную защиту от нападений Пиктов и не отменял дальнейшей экспансии в будущем. Но, как известно, нет ничего более вечного, чем временное. Приемник Адриана, Антоний Пий, организовал новое продвижение римлян на север. Была захвачена территория восточной Шотландии вплоть до реки Тэй, и в 140 году построена новая оборонительная линия от залива Фёрт-оф-Форт до реки Клайд. Эта линия удерживалась до 163 года, после чего Вал Адриана снова стал северной границей Римской Империи. Ещё одна попытка продвинуться на север была предпринята императором Септемием Севером в 209-210 годах, но его компания не закончилась присоединением новых земель, с тех пор граница окончательно установилась по «временной» линии Тайн-Солуэй.

Для защиты от нападений морских разбойников из Германии на Саксонском Берегу, начиная с 270 года, были построены десять фортов в Бронкастере, Хампшире, Норфолке и др. Эти форты, большинство из которых имели бастионы и башни, должны были защищать устья рек, порты и удобные гавани. Начиная с третьего века, также увеличиваются защитные сооружения городов, что позволяет судить об оборонительной тактике римских войск. Угроза в то время исходила от Пиктов из Шотландии, Скотов из Ирландии и Саксов из Германии. Их нападения становятся очень опасными, начиная с 350-х годов, а вторжение в 367 привело к повсеместным разрушениям. После восстановления порядка римские укрепления в Британии были ещё больше усилены.

Остатки римского форта на Саксонском Берегу

Остатки римского форта на Саксонском Берегу

Провинция Британия постоянно ослаблялась неспособностью Римской Империи разработать и последовательно применять систему престолонаследия, что ещё более осложнялось желанием войск поддерживать своих командиров в борьбе за власть. (хорошая база репетиторов) В начале 400-х годов, когда варвары вторглись в Галлию, отрезанная от остальной империи Британия выдвинула своего собственного императора, Константина Третьего. Он увёл большую часть войск в Галлию, воевать с варварами, и не вернулся. Разочарованные бритты свергли его администрацию и присягнули на верность настоящему императору, Гонорию. Но в это время Италия подверглась нашествию Визиготов под предводительством Аларика, который впоследствии, в 410 году, сумел захватить Рим. Гонорию не оставалось ничего, как приказать бриттам защищаться своими силами. Этот приказ, дошедший в 409 году, стал формальным концом римского управления на Британских островах.

0

Семейные тайны Тутанхамона

0

King Tut’s Family Secrets

Золотой саркофаг, где покоятся останки фараонаТайну смерти знаменитого Тутанхамона, умершего при загадочных обстоятельствах в возрасте 19 лет, спустя тысячелетия раскрыли генетики, исследуя ДНК царской семьи

Мумии пленяют наше воображение и наши сердца. Полные тайн и волшебства, они когда-то были людьми, которые жили и любили, как и мы сегодня. Мы должны почитать этих древних мертвецов и позволить им покоиться с миром. Однако, есть некоторые тайны фараонов, которые могут быть раскрыты только при изучении их мумий. Проведя компьютерную томографию мумии Тутанхамона, генетикам удалось доказать, что он умер не от удара по голове, как полагали многие. Анализ показал, что отверстие в задней части черепа было сделано в процессе мумификации. Исследование также показало, что Тутанхамон умер, когда ему было всего 19 лет — возможно вскоре после того, как он перенес перелом левой ноги. Но есть тайны, окружающие Тутанхамона, которые не может раскрыть даже компьютерный томограф. Теперь генетики исследовали мумию Тутанхамона гораздо глубже и открыли необычные подробности о его жизни, его рождении и его смерти.

История Тутанхамона походит на пьесу, окончание которой все еще пишется. Первый акт драмы разыгрывается около в 1390 года до н.э., за несколько десятилетий до рождения Тутанхамона, когда на египетский престол восходит великий фараон Аменхотеп III. Он управляет огромной империей, раскинувшейся почти на 2000 километров от Ефрата на севере до четвертого порога Нила на юге. Богатство этого фараона из XVIII династии превосходит всякое воображение. Вместе со своей могущественной царицей Тийей, Аменхотеп III правит в течение 37 лет, поклоняясь богам своих предков, прежде всего Амону, в то время как его народ процветает и из провинций в царскую сокровищницу неиссякаемым потоком льются сказочные богатства.

Во втором акте краски сгущаются. Когда умирает Аменхотеп III, ему наследует его второй сын, Аменхотеп IV — не то безумец, не то провидец. Он отвергает Амона и других богов традиционного пантеона и требует поклоняться единому богу – Атону, олицетворяющему Солнце.

На пятом году своего правления фараон берет себе новое имя Эхнатон – “угодный Атону”. Он провозглашает себя живым богом и покидает старую религиозную столицу Фивы. В 290 километрах к северу он строит новый большой обрядовый город, Ахетатон, центр культа Атона (сейчас – Амарна). Здесь он живет со своей знаменитой женой, красавицей Нефертити и вместе они становятся верховными жрецами Атона. Во время ритуалов им прислуживают шесть любимых дочерей. Жрецы Амона теряют всю власть и богатство, и Атон властвует безраздельно.

Развязка трагедии

Конец правления Эхнатона сокрыт в путанице — следующий акт драмы разыгрывается за закрытым занавесом. Один или возможно два царя правят Египтом в течении короткого времени то ли после смерти Эхнатона, то ли одновременно с ним. Многие египтологи полагают, что первым из этих “царей” фактически являлась сама Нефертити. Вторым был таинственный персонаж по имени Сменхкара, о котором мы почти ничего не знаем.

Что мы знаем наверняка, это что когда в начале третьего действия занавес поднимается, трон занимает девятилетний мальчик Тутанхатон (“живой образ Атона”). В течение первых двух лет его пребывания на троне он и его жена, царица Анхесенпаатон (дочь Эхнатона и его любимой супруги Нефертити), покидают Ахетатон (Амарну) и возвращаются в Фивы, вновь открывая старые храмы и восстанавливая их богатство и славу. Они принимают новые имена — Тутанхамон и Анхесенамон. Объявив о своем неприятии ереси Эхнатона, царь и царица вновь славят Амона.

Затем занавес падает. Спустя десять лет после восшествия на престол Тутанхамон умирает не оставив наследника. Его спешно хоронят в небольшой гробнице, изначально предназначенной для частного лица, а не для фараона. В обратной реакции против ереси Эхнатона его приемники смогли удалить из истории почти все следы Ахетатонских царей, в том числе и отказавшегося от ереси Тутанхамона.

Откуда ты взялся, Тутанхамон?

По иронии судьбы эта попытка стереть память о нем веками спасала гробницу Тутанхамона от разграбления. Менее чем через столетие после его смерти место его погребения было забыто. Скрытая от разбойников сооружениями, построенными непосредственно над местом захоронения, гробница Тутанхамона осталась практически нетронутой вплоть до ее открытия в 1922 году. Внутри было найдено более 5000 артефактов.

Но археологи до сих пор не могли осветить самые близкие семейные отношения молодого фараона. Кто были его отец и мать? Что стало с его вдовой, Анхесенамон? Два мумифицированных недоношенных младенца, найденные в его гробнице: были ли это дети Тутанхамона или же это символы чистоты, сопровождающие фараона в загробной жизни?

Чтобы ответить на эти вопросы, ученые решили проанализировать ДНК Тутанхамона и десяти других мумий, которые могли быть членами его семьи. Многие десятилетия это казалось невозможным, но сегодня наука продвинулась достаточно далеко, чтобы дать хороший шанс на получение положительных результатов.

В Каирском университете на факультете медицины и в подвале Египетского музея в Каире были соответствующим образом оборудованы две лаборатории. Идентичность четырех мумий на тот момент была известна. Это сам Тутанхамон, а так же три мумии из коллекции Египетского музея – Аменхотеп III и родители его супруги Тийи: Юйя и Туйя. Среди неопознанных была мумия мужчины, найденная в Долине царей в гробнице KV55. Археологические и текстовые данные говорили, что наиболее вероятно это мумия Эхнатона или загадочного Сменхкара.

Поиски матери и жены Тутанхамона сосредоточились на четырех неопознанных женщинах. Две из них, названные Пожилая Дама и Молодая Дама, были обнаружены в 1898 году распеленатыми и лежащими на полу одной из боковых камер гробницы Аменхотепа II, очевидно спрятанные там жрецами, когда Новому царству пришел конец, около 1000 года до н. э.. Две другие неизвестные женские мумии были из небольшой гробницы в Долине царей. Архитектура этой гробницы характерна для эпохи XVIII-ой династии и обе мумии прижимают левый кулак к груди, что обычно истолковывается как царская поза.

Забор материала производился глубоко внутри кости, чтобы исключить вероятность присутствия других ДНК – ДНК предыдущих археологов и египетских жрецов, производивших мумификацию. Когда образцы были получены, ДНК отделяли от посторонних элементов – смол и мазей, которыми жрецы натирали тела, чтобы уберечь их от разложения.

Отец, который умер за 10 лет до рождения сына

В центре исследований был сам Тутанхамон. Но к ужасу ученых в образцах его ДНК оказались примеси неизвестного продукта мумификации, и потребовалось полгода, чтобы получить образец, пригодный для исследования. Получив также ДНК трех других мужских мумий – Юйи, Аменхотепа III и таинственного KV55, ученые вплотную приблизились к разгадке тайны: кто же был отцом Тутанхамона?

Археологи на этот вопрос не дают однозначного ответа. На ряде надписей эпохи своего правления Тутанхамон называет своим отцом Аменхотепа III, но это не может считаться убедительным, так как используемый термин может означать “дед” либо вообще “предок”. Кроме того, согласно общепринятой хронологии, Аменхотеп III умер примерно за десять лет до рождения Тутанхамона.

Многие ученые полагают, что отцом Тутанхамона был реформатор Эхнатон. Эту точку зрения подтверждают надписи на расколотой известняковой плите, найденной в окрестностях Амарны, в которых и Тутанхатон и Анхесенпаатон (его жена) названы любимыми детьми фараона. Поскольку точно известно, что Анхесенпаатон действительно была дочерью Эхнатона – значит Тутанхатон (впоследствии Тутанхамон) вполне мог быть его сыном. Однако не все ученые находят это обстоятельство убедительным. Некоторые утверждают, что отцом Тутанхамона на самом деле был таинственный Сменхкара.

После того как ДНК мумий были выделены, оставалась довольно простая задача: сравнить Y-хромосомы Аменхотепа III, KV55 и Тутанхамона. У находящихся в прямом родстве мужчин Y-хромосомы содержат одинаковые последовательности ДНК, так как эта часть мужского генома передается от отца к сыну без изменений. Но чтобы точнее выяснить их родственные отношения, требовались более сложные методы генетической экспертизы. <…> Сопоставив восемь локусов (особые участки ДНК, уникальные у каждого человека, но очень похожие у родственников), ученые с вероятностью более чем 99,99% установили: Аменхотен III был отцом неизвестной личности KV55, который в свою очередь был отцом Тутанхамона.

Помощь рыжей красавицы

Теперь стало известно, что это тело отца Тутанхамона, но имя этого человека по-прежнему оставалось загадкой. Главными подозреваемыми были Эхнатон и Сменхкара. В гробнице KV55 был тайник, содержимое которого, предположительно, было перенесено Тутанхамоном в Фивы из Амарны. А Амарна – место захоронения Эхнатона (и, возможно, Сменхкары). Хотя картуши – овальные обрамления, содержащие имя фараона, – были сбиты с саркофага, на нем можно было прочитать эпитеты, которые ассоциировались только с Эхнатоном.

Но не все доказательства указывали на Эхнатона. Большинство анализов в ходе судебно-медицинской экспертизы приводили к выводу, что тело в саркофаге было телом мужчины не старше 25 лет — слишком молодого, чтобы быть Эхнатаном, который, кажется, стал отцом двух дочерей еще до начала своего 17-летнего правления. Таким образом большинство ученых предполагали, что мумия принадлежит полупризрачному Сменхкаре.

Теперь должен был быть вызван новый свидетель, чтобы помочь разгадать эту тайну. Мумия так называемой Пожилой Дамы прекрасна даже в смерти, с длинными рыжеватыми волосами, ниспадающими на плечи. Ранее уже было установлено соответствие между прядью этих волос и локоном, найденным в одном из саркофагов в гробнице Тутанхамона. На саркофаге было имя царицы Тийи, жены Аменхотепа III и матери Эхнатона. Сравнение ДНК Пожилой Дамы с ДНК мумий известных родителей Тийи – Юйи и Туйи – подтвердило, что Пожилая Дама действительно Тийя. Теперь она могла свидетельствовать, действительно ли мумия KV55 – ее сын.

К радости ученых сравнение ДНК доказало: перед ними мать и сын. Новые исследования мумии KV55 с помощью компьютерной томографии выявили также возрастную дегенерацию в позвоночнике и остеоартрит в коленях. Похоже, что он умер около сорока, а не в 25-летнем возрасте, как предполагалось первоначально. Решив таким образом несоответствие с возрастом, ученые пришли к заключению, что мумия KV55, сын Аменхотепа III и отец Тутанхамона – это почти наверняка Эхнатон. (Поскольку о Сменхкаре по-прежнему известно очень мало, он не может быть исключен полностью.)

Компьютерная томография также положила конец предположениям, что царская семья страдала неким врожденным заболеванием вроде синдрома Марфана, которое могло бы объяснить удлиненные лица и женственные черты фараонов в искусстве эпохи реформ. Таких патологий у KV55 обнаружено не было. Видимо андрогинное изображение Эхнатона лишь подчеркивало его отождествление с богом Атоном, который соединял в себе мужское и женское начала, таким образом являясь источником всей жизни.

Что убило Тутанхамона

А кто же был матерью Тутанхамона, какая женщина дала ему жизнь? К удивлению ученых ДНК так называемой Молодой Дамы, найденной лежащей рядом с Тийей, совпадает с ДНК Тутанхамона — то есть Молодая Дама была одной из жен Эхнатона. Еще более удивительно то, что анализ ее ДНК показал, что она была дочерью Аменхотепа III и Тийи — то есть сестрой Эхнатона. Эхнатон зачал сына со своей собственной сестрой. Их ребенок нам известен как Тутанхамон.

Благодаря этому открытию мы теперь знаем, что маловероятно чтобы какая-либо из известных нам жен Энатона, Нефертити или вторая жена из известных по имени Кия, была матерью Тутанхамона, так как в источниках нет никаких указаний на то, что кто-то из них был его родной сестрой. Мы знаем имена пяти дочерей Аменхотепа III и Тийи, но мы, вероятно, никогда не узнаем, которая из сестер Эхнатона родила ему ребенка. Но для нас имя этой женщины менее важно, чем ее отношения с собственным братом. Кровосмешение между представителями правящей династии не было редкостью в Древнем Египте. Но в этом случае оно обусловило раннюю смерть Тутанхамона.

Тутанхамон умер молодым — ему было лишь 19. Ранее считалось, что он умер от удара в голову (т.е. мог быть убит). Но в 2005 году в результате компьютерной томографии было выяснено, что отверстие в задней части черепа было сделано во время мумификации. Скончался фараон не от этого.

Теперь, в результате этого нового исследования, было обнаружено нечто, ранее остававшиеся незамеченным: левая стопа Тутанхамона была сильно повернута внутрь, на одном из пальцев не хватало кости, и в части стопы кости были поражены некрозом — омертвением тканей. И косолапая стопа и заболевание костей должны были препятствовать его способностям к передвижению. Ученые уже обращали вниманеи на то, что в гробнице Тутанхамона было найдено 130 тростей различной сохранности, некоторыми из которых явно пользовались.

Некоторые специалисты утверждали, что такие посохи типа жезлов были обычными символами власти и что повреждение стопы Тутанхамона, возможно, произошло во время процесса мумификации. Но новое исследование показало, что взамен отмершей кости росла новая, а это значит, что стопа была не в порядке еще при жизни фараона. К тому же из всех фараонов только Тутанхамон изображался сидящим во время стрельбы из лука или метания бумеранга на охоте. Это не правитель, который держит посох как символ своей власти. Это юноша, который не без трости не может стоять на ногах.

Болезнь костей Тутанхамона превратила его в калеку, но сама по себе не была смертельной. Чтобы дополнительно изучить возможные причины его смерти, мумия была проверена на наличие генетических следов различных инфекционных заболеваний. Было выявлено присутствие в его ДНК нескольких видов паразита Plasmodium falciparum, значит Тутанхамон был заражен малярией. Более того, он переболел самой серьезной ее формой не один раз.

Может быть малярия убила фараона? Возможно. Болезнь могла вызвать в организме фатальную иммунную реакцию, вызвать кровоизлияние, судороги, кому – и в конце концов смерть. Но, как отмечали другие ученые, в то время малярия была, вероятно, распространена в Египте, и Тутанхамон вполне мог обладать частичным иммунитетом к этой болезни. С другой стороны болезнь могла ослабить его иммунитет, сделав его более уязвимым для осложнений, которые могли последовать за тем самым не зажившим переломом ноги.

Однако, по мнению ведущего археолога Египта Захи Хавасса, здоровье Тутанхамона было подорвано уже в момент его зачатия. Его мать и отец были родным братом и сестрой, а это может привести к очень опасным последствиям. Женатые братья и сестры имеют больше шансов передать потомству двойные копии “вредных” генов, что делает их детей уязвимыми для различных генетических патологий. Уродливая нога Тутанхамона, возможно, была одним из таких дефектов.

Также, полагают ученые, у него было частичное расщепление твердого неба (“волчья пасть”) – еще один врожденный дефект. Возможно были и другие, и в итоге тяжелый приступ малярии или перелом ноги стали той каплей, которая переполнила чашу, и измученное тело не могло больше нести груз недугов и болезней.

В гробнице Тутанхамона может быть похоронено еще одно яркое свидетельство царского инцеста. Данные все еще являются неполными, однако уже можно предположить, что один из недоношенных младенцев, найденных в гробнице, — дочь Тутанхамона, второй, вероятно, тоже его ребенок. До сих пор ученые смогли получить только частичные данные о двух женских мумиях из захоронения KV21. Одна из них, KV21A, вполне может быть матерью младенцев и, таким образом, женой Тутанхамона, Анхесенамон. Из истории мы знаем, что она была дочерью Эхнатона и Нефертити, и таким образом, вероятно, сестрой своего мужа по отцу. Еще одним следствием близкородственных браков часто могут быть генетические патологии детей, приводящие к выкидышу.

На этом пьеса заканчивается, по крайней мере пока: молодой фараон и его супруга пытаются, но безуспешно, родить наследника египетского трона. Среди множества великолепных артефактов, погребенных с Тутанхамоном в его гробнице, был найден небольшой ларец, инкрустированный слоновой костью, на котором изображена царская чета. Тутанхамон опирается на свою трость, в то время как супруга протягивает ему букет цветов. На этом и на других изображениях кажется, что ничто не омрачает их любви.

Неспособность этой любви принести плоды закончилась печально не только для семьи, но и уничтожила целую династию. Мы знаем, что после смерти Тутанхамона, египетская царица, скорее всего Анхесенамон, обратилась к правителю хеттов, заклятых врагов Египта, с просьбой прислать ей в мужья принца: “Супруг мой умер, а сына у меня нет”. Хеттский царь посылает одного из своих сыновей, но тот умирает в пути не достигнув Египта. Возможно он был убит Хоремхебом, главнокомандующим армиями Тутанхамона, который в итоге и занял трон. Но Хоремхеб тоже умирает бездетным, оставив власть другому военачальнику и своему соратнику.

Имя нового фараона было Рамзес I. От него начинается новая, XIX династия, при которой, во времена правления его внука Рамсеса II Великого, Египет превратился в необычайно мощное государство. Как никто другой этот великий царь будет уничтожать всякую память и стирать из истории все следы Эхнатона, Тутанхамона и прочих “еретиков” периода Амарны.

2

Не та лошадь

0

A Different Horse

Trojan HorseДополнительные интерпретации Троянской войны

История Троянской войны, которая изложена в Илиаде и Одиссее Гомера, и в Энеиде Вергилия, в течение многих столетий рассматривалась как дословная правда (однако, нелепая на взгляд историков) или пересказ древнего конфликта, который происходил на самом деле. Но никто не знает, как было в действительности (историю более реалистичную, но не настолько колоритную). К счастью, с появлением всё новых и новых фактов, помогающих составить план событий Троянской войны, описанной Гомером и Вергилием, стало возможным по-новому взглянуть на конфликт, особенно на переломную историю троянского коня, чтобы увидеть, может ли эта легенда что-то нам рассказать.

Историческую осаду Трои иногда рассматривают как начало истории Греции. Как гласит предание, война между греками и Троей началась с похищения (или тайного бегства) Елены, жены царя Спарты Менелая, Парисом, ничтожным пастухом, но сыном царя Трои Приама. Как лидеры подающей надежды греческой культуры, Ахиллес и Агамемнон возглавили войско, вторглись в Малую Азию и окружили Трою. Это скелет научной части предания. Легендарные элементы истории также включают в себя пари, заключённое между тремя богинями на то, кто из них самая красивая женщина (Елена, дочь Зевса, которой поклонялись как богине, и которая была покровительницей моряков, победила), и последующие недовольства, появившиеся у проигравших это пари.

В Илиаде, вероятно, описаны реальные события, но историческое существование Елены кажется маловероятным. Однако, женщины как причина всех проблем (и вдохновение для всех мужчин) – общая тема для драмы. Гомер делает Елену причиной конфликта только потому, что она была очень красивой.

Почему богиня? Возможно потому, что она влюбилась в Париса, хотя любая красавица могла сгодиться для этой драмы. Но боги в греческой мифологии никогда не умирают, тогда как смерть всегда поблизости от смертных. Угроза смерти – вот что творит героев и становится для мужчин мифов и действительности окончательным тестом на храбрость. Люди, которые могут становиться теми, кем они пожелают, принимать любую форму, разносить врагов и горы в пыль и, при этом, капризничать, как упрямые дети, по пустякам, неспособны к страху и, таким образом, не нуждаются ни в какой храбрости. При использовании образа Елены, Гомер создал бессмертного, являющегося смертным так, что он мог поучаствовать в человеческой борьбе с её самыми зловещими уродствами на Земле: жестокость человека к себеподобным – что отображено в войне. Здесь Елена не только причина конфликта; поэтому она смертельно опасна. Её красота, хотела ли Елена этого или нет, развязала одну из самых долгих осад в популярной истории.

Историческая и легендарная Троя не торопилась вступать в конфликт с другими державами Малой Азии, пусть они и не были эффективны при снятии осады. Герои погибали с обеих сторон: греки потеряли Патрокла, и их военного лидера Ахиллеса, в то время как Троя потеряла Париса и Гектора, её защитника. Но, что ещё хуже, казалось, этому не будет конца. Троянцы проникли, однажды, через частокол греческой крепости, чуть не уничтожив греческие суда. Греки прибегли к стрелам Геракла, легендарному оружию, которое убило Париса, но всё ещё не могли выиграть войну.

Здесь Гомер говорит о якобы случайных поступках богов и, на первый взгляд, непреодолимом желании людей воевать. Боги используют людей как игрушки, подбрасывают дымовые завесы, меняют форму, появляются под обличием смертных, сообщают ложные и загадочные сведения, и вообще действуют как своенравные, причудливые люди. Различие в том, что эти своенравные, причудливые актёры не могут быть убиты, и они могут превратить почти всё что угодно в нечто другое. Они действуют непредсказуемо, почти по капризу, так, чтобы кровопролитие не стихало, и преимущества не было ни с одной, ни с другой стороны. Таким художественным приёмом, используемым Гомером, слепым поэтом, о котором мы практически ничего не знаем, объясняются причины случайной смерти и бессмысленной жестокости человеческой борьбы.

И в этом тупике с очевидным безвыходным положением, когда обе стороны, казалось, истощены, начинается рассказ о троянском коне. План греков состоял в том, чтобы построить большую деревянную лошадь, где смогли бы спрятаться Одиссей и ещё несколько выбранных мужчин. Греки якобы бы уплыли назад, скрывшись за островом Тенедос, троянцы протащили бы конструкцию в свою крепость, греческие командиры вышли бы из троянского коня, открыли бы городские ворота, просигнализировали бы ожидающему флоту, который приплыл бы назад, чтобы захватить город.

Идея лошади, наполненной людьми, первой возникла у Одиссея, который до этого, по Гомеру, был искусным дипломатом и отважным налётчиком. По версии Вергилия лошадь была “высока как холм”, и содержала в себе девять “капитанов” и, по крайней мере, двух других мужчин, “вооружённых до зубов”. Размеры лошади были настолько большими, что стены Трои, которые так долго возвышались над городом, пришлось частично разрушить, чтобы её затащить. Есть несколько мнений, что внутри было, приблизительно, дюжина мужчин, однако, из-за греческой военной необходимости, под девятью “капитанами” могло подразумеваться пятьдесят. Риск полного провала для этих людей в таком предприятии был очень большим, даже для самых отчаянных греков.

 

Читая поэму Гомера, сложно понять, почему используемой фигурой конструкции стала лошадь, но Троя славилась коневодством до войны, и Гектор был укротителем (тренером) лошадей, не воителем. Богу Посейдону, который заметно фигурирует в версии Гомера, часто поклонялись в образе лошади.

К сожалению, есть несколько логических изъянов, связанных с этой частью рассказа. Троянского коня, достаточно большого, чтобы содержать дюжину, уже не говоря о пятидесяти, полностью вооруженных греков (примерно по десять квадратных футов на человека с копьем и щитом), было бы невозможно скрыть позади частокола, так что вряд ли это было сюрпризом для троянцев, когда они обнаружили “дар” после отплытия греков.

Как бы то ни было, у плана слишком много “если” для исторической точности или для опытных стратегов, которыми греки, безусловно, были. Что же послужило мотивом для Трои ввезти троянского коня в свои стены? Не показалось ли троянцам подозрительным то, что конструкция лошади была на колёсах? Или это было заботой побеждённого противника? Построенные по технологии Бронзового Века конструкции такого размера (по крайней мере, тридцать футов высотой и сорок длиной) были не в состоянии перемещаться. И если бы даже троянского коня можно было переместить, в чём были убеждены греки, зачем правителю Трои понадобилось размещать его в любимых городских стенах, нежели просто оставить на месте для всеобщего обозрения? И сколько времени греки должны были бы ждать внутри? Дни? Недели?

Есть и другие нестыковки, такие как очень большой риск разрушения конструкции коня перед, во время или после перемещения. Также, что более реалистично, троянцы могли разобрать громоздкую конструкцию (которая требовала большее количество затрат на перетаскивание), чтобы перенести по частям. Но поэты, кажется, не думают о таких деталях, когда туман рассеивается, и деревянная лошадь, полная греческих командиров, обнаруживается в их бывших лагерях.

Вергилий описывает троянцев, выходящих, открывающих широко ворота, чтобы поизумляться над оставленными врагом лагерями, и посмотреть на огромный оставленный дар. Правда ли Троя поверила в то, что это дар? Очевидно, не сразу, так как некоторые хотели разрушить конструкцию лошади, что было бы подходящим ответным действием в сложившейся ситуации. К имени Одиссея даже воззвал жрец бога аполлона Лаокоон. Но затем был пойман Синон, предполагаемый дезертир из греческого войска, который рассказал историю о том, как Одиссей хотел продолжить осаду после того, как это казалось уже безнадёжным, и как греки попытались уплыть, но им помешала плохая погода. И как оракул Аполлона сказал им осуществить жертвоприношение, и что жертвой должен быть никто иной, как Синон.

Вся Троя поверила в историю Синона, но потом, прямо перед тем, как Лаокоон принёс в жертву быка, приползли змеи, чтобы убить его. Это подтвердило Трое, что так как змеи извивались в ногах Афины, когда она была создана, троянского коня следовало поднести к статуе Афины Паллады. Приняв такое решение, Троя продолжает поступать в точности так, как запланировали греки, даже сносит часть городских стен, с целью протащить огромного коня вовнутрь.

Уже в то время, как это всё происходило, Кассандра предсказывала будущее падение Трои, а из большой конструкции слышались шумы. Но здесь снова, услышав это, переменчивые боги вмешались, заклиная Трою не верить в слухи. Как бы то ни было, Троя радовалось тому, что принесённый дар, символ окончания войны, теперь находился в благородном месте, как доказательство великой победы Трои. Троя, после десятилетней осады, уже отчаялась и, поэтому, без труда поверила в дар от побеждённого противника. Лаокоон догадывался, что троянский конь – уловка, а Синон лишь прибавил немного веры в безобидность лошади. Учитывая это, сомнения и тревога Лаокоона могли перерасти в нечто большее, и он мог найти ключ к разгадке тайны троянского коня и разоблачить греков.

Осада – тяжела для обеих сторон, и древние осады были особенно напряжёнными. Болезни и голодание у обеих сторон свойственны даже во время современных осад. Это провоцирует на возможные объяснения истории троянского коня, что древние поэты, вероятно, могли ничего не знать о первой человеческой болезни и об эффектах истощения при длительном питании сухими пайками.

Понятие санитарии было смутно известно в XI веке до н.э. и греки были примерно в таком же положении в течение десяти лет. Если лицо Елены действительно спустило на воду тысячу судов примерно с пятьюдесятью войнами на каждом, это означало бы, по крайней мере, 50 000 греков (и, вероятно, больше), разбивших лагерь у стен Трои. Это огромная армия, и, даже сегодня, такая армия нуждается в громадном количестве уборных и галлонов свежей воды, что было в их положении дефицитом.

Троя достаточно пострадала в десятилетней осаде. Приобретение свежих продуктов и вывоз отходов всегда были проблемой в осадах, и в древних осадах это часто решало их исход. Отчаяния и болезней, вероятно, было больше, чем в городе Приама.

Болезнь, возможно, была зашифрована в саге о троянском коне, но другую подсказку можно встретить в смерти Лаокоона от очевидного удушья. Это маловероятно, чтобы здоровый, бодрствующий взрослый человек достаточно долго стоял на месте, чтобы быть сокрушённым немифическими удавами, но такие в Малой Азии не водятся. Змеи, которых описывает Вергилий, возможно, были нейротоксичными ядовитыми гадюками или кобрами (исключая их явные размеры). Однако, учитывая историю троянского коня и то, что лошади были оставлены греками, по крайней мере, могут существовать два других объяснения: лёгочный карбункул и лёгочная чума. И то, и другое душит своих жертв в жидкой или геморрагической крови, и пересекает видовой барьер между лошадями и людьми. Эти болезни могут поразить ослабленного человека настолько стремительно, что медицинская помощь, даже доступная и подходящая, часто беспомощна.

Другая теория убеждает, что бог Посейдон – творец землетрясений, и Гомер сделал так, чтобы Афина назвала его “землетрясцем” в Одиссее. Если болезнь частично виновата в ослаблении обороноспособности Трои, то подземные толчки могли вызвать частичное разрушение городских стен и, вероятно, даже части города. Такое объяснение немного не подходит для историков, но оно удобно вписывается в легенду.

Хотя истории Гомера и Вергилия романтичны, они дают много представлений, которые в целом составляют правдоподобную трактовку “событий” на первый взгляд фантастической истории Троянской войны и Троянского коня.

Первое, долгая осада ослабила и греков и троянцев до предела, когда никто не мог увидеть разумного или почётного конца конфликта. Вспышка очень заразной болезни, возможно, той, которая заражает и людей, и животных, заставила греков вернуться на суда, чтобы уплыть назад от “плохого расположения духа”, которому медицина их времени приписывала такие болезни. Троянцы, в поисках пищи или на экспедиционном рейде обнаружили, что греки покинули свои заражённые лагеря. Затем ввели оставленный домашний скот, включая лошадей.

Голодающая Троя забивает скот, оставленный греками, и быстро поедает, заражая себя теми же болезнями, от которых сбежали греки. Ослабленные годами осады троянцы начинают заболевать и погибать в больших количествах. В то время как массовые кремации поднимают зловоние смерти и горящей плоти прибрежным ветерком, небольшое землетрясение разрушает часть городской стены. Троя, ослабленная голодом, болезнью, несколькими разваленными зданиями и пожарами, не может сразу восстановить стены.

Греческое судно, под руководством Одиссея, заглядывает в Трою, они чувствуют запах смерти от похоронных костров и видят повреждённую стену, замечая, что никто не появляется, чтобы попытаться восстановить её. Они сигнализируют остальным кораблям, греки возвращаются и, воспользовавшись ситуацией, берут город.

История, и в частности военная история, не была добра к Троянской войне. Вдали от включений с фантастическим и сверхъестественным, рассказ о событиях также испорчен сильным воздействием, слухами и дезинформацией.

Однако, существенные факты – то, что был город, который описал Гомер и в приблизительно то же самое время, и он был разрушен примерно в 1180 до н.э. из-за большого количества одновременных возгораний, и весьма уважаемые военные историки упоминают падение Трои, точно определяя год – 1184 до н.э. Это факты археологии и истории, не чтение поэмы, которые склоняют полагать, что должно быть, по крайней мере, некоторое историческое основание для эпосов Гомера и Вергилия.

Так же, как Елена – бессмертная, разделяющая угроза войны и являющаяся очевидной её причиной, рассказы Вергилия и Гомера о Троянской войне, возможно, были нечто похожим на роман Джозефа Хеллера “Уловка – 22” – рассказ о Второй мировой войне, о бесконечной трагедии, на вид бессмысленной смерти, управляемой существами, которых невозможно уничтожить. По Гомеру, это культурный рассказ, в котором боги внушают доверие. По Вергилию, эта история – политически обыгранный рассказ, сосредоточенный на неизбежной судьбе Римской республики (римские правители того времени любили эту легенду, в которой Рим был основан оставшимися в живых троянцами). По Хеллеру, бюрократы на расстоянии в тысячу миль от боевого фронта продиктовали судьбу несчастных жертв, обрекая людей на выполнение бесконечных миссий, не приводящих ни к чему хорошему, в болоте глобальной войны.

В описании событий конфликта, который происходил тысячелетия назад, и Гомер и Вергилий, возможно, сохраняли устную традицию, что, по крайней мере, сделало историю достаточно увлекательной, чтобы сохранить основную историю из первых уст. Это не должно быть сочтено необычным, так как этими двумя поэтами часто использовались похожие драматические приспособления в различных целях (например, антиподы героев Гомера, чтобы наблюдать мир в движении или заставить Одиссея вернуться домой: вопрос Вергилия о судьбе Рима).

Но здесь историк лицом к лицу сталкивается с диллемой: если Троянская война является абсолютно мифической, то что относительно всех частичных доказательств, которые у нас есть и которые подтверждают её возникновение? Если Троянская война действительно происходила, то некоторые части мифического описания должны быть верными, и другая часть, или некоторая другая интерпретация, истории троянского коня, стоит полагать, точна.

0

Леонид из Спарты

0

Судьба будущей Европы, скорее всего, была решена в начале V века до нашей эры, во время греко-персидских войн. Если бы тогда победили персы, ни Греция, ни ее великая культура, ставшая наследием для всей Европы, не появились бы вообще. Леонид, царь греческого полиса Спарта, был одним из немногих, кто был полон решимости с оружием в руках противостоять вторжению персов. В битве у Фермопильского ущелья он знал, что вместе со своим отрядом идет на верную смерть, но верил, что эта жертва будет не напрасной. Его подвиг укрепил веру греков в свои силы и стал причиной их будущей победы.

Греция не была монолитным государством в нынешнем понимании этого слова. Она состояла из многочисленных полисов – городов-государств – со временем сплотившихся вокруг крупнейших в военном и политическом отношении центров – Афин и Спарты. Отдельной группой были греческие колонии, заселившие во время греческой экспансии побережья Эгейского моря, Малой Азии, юга Италии и Сицилию.

До середины VI века до н. э. греческие города развивались свободно, живя за счет сельского хозяйства и торгового обмена, – пока в Малой Азии не начала расти империя персов. Воинственные персы во главе с царем Киром завоевали Мидию и Лидию, а затем основную часть Малой Азии и стали угрожать греческим колониям на побережье Эгейского моря. Столкновение было неизбежным. Афины помогали ионическим городам противостоять персам – они поддержали флотом мятежный Милет, но это восстание было жестоко подавлено персами, а город полностью разрушен. Со временем персы кроме Малой Азии и Египта решили покорить еще и Грецию.

Первый крупный персидский поход осуществлялся под началом полководца Мардония. Армия планировала войти в Грецию с севера, через Фракию и Македонию. Персидское войско шло в сопровождении флота, однако, огибая Афонский мыс на полуострове Халкидика, корабли попали в сильную бурю и почти все погибли вместе с находившимися на них людьми. После тяжелых сражений с фракийцами и македонцами персы повернули назад.

Не решившись на новый сухопутный поход, персы решили атаковать эллинов с моря, и армия во главе с Датисом и Артаферном пересекла Эгейское море и высадилась на побережье Аттики в Марафонской долине, недалеко от Афин. Против них греки выставили 10 тысяч гоплитов под командованием афинянина Мильтиада. Персы имели перевес в лучниках, которые могли поражать греков на расстоянии. Чтобы лишить врага этого преимущества, Мильтиад приказал во время битвы как можно быстрее атаковать противника и вступить с ним в рукопашную схватку.

На рассвете греческие гоплиты ударили по растерявшимся персам, бегом преодолевая Марафонскую равнину. Прежде чем те опомнились, греки начали окружать врага, вынуждая его к бегству. Часть персидского войска в панике погрузилась на корабли. Мильтиад предвидел, что флот персов может обогнуть Аттику и ударить по Афинам с юга; поэтому он форсированным маршем двинулся к городу и уже был там, когда на горизонте действительно появились вражеские корабли. Увидев, что без боя Афины не взять, персы решили не испытывать судьбу и вернулись домой.

Победа под Марафоном была первым важным моментом в греко-персидской войне. Из-за этого поражения персы не рискнули напасть на Грецию, решив собрать большую армию и лучше подготовиться к военной кампании. Следующее их вторжение в Элладу состоялось лишь через десять лет.

 

Тем временем греки тоже готовились к войне. После неудачного похода на остров Парос Мильтиад потерял влияние в Афинах. Однако на политический арене появился Фемистокл, один из самых ярких стратегов Греции. Он упорно добивался создания сильного флота, который мог бы противостоять персидским силам. Опасность персидского нашествия примирила Афины и Спарту, объединила вокруг них многие греческие города.

Свое решающее слово сказали и боги. Обычно при решении важных государственных вопросов за советом обращались к Дельфийскому оракулу в святилище Аполлона. Предсказание было катастрофическим – жители должны были покинуть Афины. Когда персидская армия стала наступать с севера, греки решили встретить ее в Фессалии, рассчитывая на помощь соседних городов и диких горных племен. Однако эллины быстро поняли, что им не устоять против врага, у которого был огромный перевес в живой силе.

Тогда последовал новый план – занять Фермопилы, единственный проход в горах, причем настолько узкий, что по нему могла проехать только одна повозка. Армия персов по разным оценкам насчитывала от 200 тысяч до полумиллиона воинов. Но в любом случае эта армия была настолько велика, что, как образно заметил Геродот, могла выпить целую реку. Такая численность была огромным преимуществом, но и в не меньшей степени слабым местом – армия продвигалась медленно, к тому же ее было трудно содержать.

Сухопутные войска поддерживал огромный флот, который шел вдоль берегов Греции. Царь Ксеркс намеревался напасть на эллинов с севера, а заодно атаковать их с моря, высадив десант на острове Эвбея, вблизи Афин. К счастью для эллинов, буря потопила около 400 персидских кораблей и изменила планы персов.

Во главе греческих войск в Фермопилах стоял спартанский царь Леонид. Его силы составляли едва 7 тысяч гоплитов, включая 4 тысячи пелопоннесцев вместе с воинственными спартанцами; остальные воины были из Фокиды, Беотии, Локриды. К этому передовому отряду должна была присоединиться остальная часть греческой армии, задержавшаяся на олимпийских играх в Спарте и Олимпии. Когда греки узнали о численности персидской армии, то заколебались и решили избежать сражения. Только спартанские правители Леонид и Эврибад, поддержанные Фемистоклом, решили – если греческие войска опоздают, то они все равно примут бой.

Тогда же они отослали часть союзников, чтобы по возможности спасти больше воинов для будущих сражений, а сами остались в Фермопилах с небольшим отрядом, который занял узкий проход длиной 1,5 километра и шириной 2 – 15 метров – чтобы продвигаться дальше, персам нужно было его преодолеть. На узкой горной тропке, по которой можно было обойти фермопильский перевал сверху, Леонид на всякий случай поставил отряд фокеян.

Ксеркс ударил в полной уверенности, что такая горстка греков вряд ли захочет защищать перевал в столь безнадежном положении. Однако советник Ксеркса, некогда изгнанный из страны бывший спартанский царь Демарат, предостерег персидского владыку, что перед ним лучшие в мире воины. Действительно, идущие на штурм перевала колонны персов откатывались раз за разом, падали под ударами прекрасно обученных гоплитов. В такой теснине персы не могли использовать свои бесспорные преимущества – ни свою конницу, ни своих грозных лучников, а в единоборстве спартанцы оказывались сильнее.

Два дня персы неустанно наступали, а греки только меняли свои шеренги, сминая раз за разом строй неприятеля. Вечером второго дня греческий перебежчик Эфиальт сообщил Ксерксу о горной обходной тропе. К ночи Ксеркс выслал большой отряд под командой Гидарна, начальника “бессмертных” – отборной царской гвардии, чтобы они зашли в тыл отряду Леонида и взяли его в “клещи”. По дороге персы наткнулись на отряд фокеян, с которыми даже не вступили в битву, обстреляв издалека из луков – они торопились перекрыть грекам путь к отступлению.

Когда Леонид узнал о вражеском маневре, то созвал своих командиров на совет. Все понимали бессмысленность дальнейшего сопротивления. Леонид отослал все отряды, оставив возле себя лишь спартанцев и феспийцев – их он поставил в самом узком месте перевала.

Тем временем защитников прохода с двух сторон окружили персы. Леонид вышел в первую шеренгу и приказал атаковать врага. Когда у греков сломались копья, они стали сражаться мечами. И все-таки отряд Леонида был вынужден отступать под натиском персидских полчищ, во главе которых снова появились “бессмертные” со своим командиром Гидарном. Когда пал Леонид, над его телом разгорелся ожесточенный бой до последнего спартанца. Спаслось только несколько феспийцев, которые сдались персам – спартанцы погибли, предпочтя смерть неволе.

Ксеркс варварски обошелся с телом Леонида: приказал отрубить ему голову, а после того распять. Позже, после завершения всех битв, греки поставили на том месте памятник. С тех пор Леонид стал символом безграничной преданности общему делу, направленному против порабощения и уничтожения родины.

А в то время, когда шла оборона Фермопил, на море шло тяжелое сражение у мыса Артемисий. До самого вечера его исход был неясен; обе стороны несли большие потери. И лишь когда флотоводцу Эврибаду сообщили о захвате Фермопил, было решено отойти.

Захватив Фермопилы, персы продолжали двигаться на юг, опустошая по пути весь край – они стремились в Афины. Фемистокл, помня пророчество о судьбе города, приказал жителям покинуть его и скрыться в окрестностях. Только на Акрополе остался отряд, который должен был оберегать афинские храмы. Персы легко овладели городом, сожгли Акрополь и храмы, перебили всех защитников.

Решающая битва снова разыгралась на море, недалеко от Афин, около острова Саламин. Персидские силы втрое превосходили греческие и насчитывали около 1200 кораблей. У эллинов было 380 триер, включая 200 афинских, которыми командовал Фемистокл. Он прибег к хитрости, тайно послав к персам гонца с сообщением, будто греки упали духом и мечтают избежать сражения. Наутро Ксеркс в надежде на легкую победу уселся, как в театре, на берегу на золотом троне, чтобы следить за ходом битвы, которую он уже считал выигранной. Тем временем греческий флот скрывался за одним из выступов острова.

Персидские корабли в большом количестве вошли в узкий пролив. Греки ударили из засады, тараня в бок персидские суда. Хорошо вооруженная морская пехота эллинов прекрасно расправлялась со слабо подготовленными и растерянными корабельными командами персов. Победа греков была бесспорной, хотя и они понесли ощутимые потери. Царь Ксеркс приказал возвращаться домой.

Однако и на этот раз он не отказался от мысли завоевать Грецию – сам с частью войск вернулся в Персию, а часть вверил полководцу Мардонию и оставил на зиму в Фессалии. Армия персов снова двинулась на юг, опустошая Аттику, и вторично разрушила Афины. Решающая битва состоялась в Беотии, возле Платей. 300-тысячному персидскому войску противостояли 100 тысяч объединенных греческих сил под предводительством Павсания, племянника Леонида. Три недели шли незначительные позиционные стычки.

О решающем сражении греки тайно узнали от македонского царя Александра (Македония была под властью персов), благодаря чему внезапное наступление Мардония не застало их врасплох. Накануне, под прикрытием ночи, греки перегруппировали свои силы, и наутро персидская атака захлебнулась, а после гибели Мардония конница с пешими воинами бросились наутек. Победа была окончательной.

Тогда же состоялось и решительное сражение на море, у мыса Микале на азиатском побережье. Греки напали на врага в персидском порту и уничтожили все корабли. Эти две победы окончательно завершили греко-персидские войны.

В заключении небольшой и познавательный фильм от канала Discovery ChannelСпартанцы“, посвященный сражению у Фермопил.

Бизнес-идеи и готовые бизнес-планы на сайте www.bi-plan.ru. Из большого количества примеров скачайте наиболее подходящий, учитывая возможные инвестиции и конъюнктуру рынка.

0

Гоплиты Древней Греции

0

ГоплитСреди городов-полисов Древней Греции наиболее сильными были Афины и Спарта. Все взрослые мужчины греческих городов-государств были обязаны нести военную службу. Ударной силой греческой армии была фаланга гоплитов – тяжеловооруженных пеших воинов. Фаланга представляла собой плотную, тесно сомкнутую боевую линию воинов, построенных в несколько шеренг. Глубина фаланги составляла 8-12 шеренг. Передние шеренги принимали основной удар противника, поэтому имели самое мощное вооружение. Нет никакого сомнения – 300 спартанцев царя Леонида были гоплитами.

Древнегреческий гоплит был очень хорошо защищен. Он носил бронзовый панцирь с рельефным изображением мускулов и глухой шлем, известный как коринфский, украшенный гребнем из конского волоса. Из-за ограниченной видимости шлем до боя сдвигали на затылок. Ноги закрывали бронзовыми поножами, некоторые носили сандалии. В бою гоплит использовал большой круглый щит – гоплон. Весил он около 7 кг и имел диаметр 80 – 100 см при толщине 0.5 – 1 см.

 

Гоплитов набирали из богатых семей, и они сами покупали себе вооружение. Когда в гоплиты пошли менее обеспеченные граждане, появилось дешевое вооружение. Бронзовый панцирь был заменен в V в. до н.э. льняной кирасой, простеганной из нескольких слоев ткани, иногда с металлическими пластинами. Массивный удар фаланги, когда полторы сотни воинов, напирая друг на друга, шли вперед, остановить могла только другая фаланга.

Основным оружием гоплита было длинное копье с железным наконечником. Копьем старались попасть в щели шлема, плечо или прорези кирасы. Использовали и короткий обоюдоострый меч. Меч предназначен для тычкового колющего удара, поскольку в тесной фаланге размахнуться было невозможно. В V в. до н.э. применяли массивные железные мечи – махайры. Их рубящие удары наносили страшные раны противнику. Эти мечи использовала и конница, и вспомогательные части.

Фаланга была уязвима с флангов, поэтому в VI в. до н.э. появляются отряды вспомогательных войск, состоящие из бедных воинов – пельтастов. Они имели легкий кожаный щит, несколько коротких копий для метания (дротиков) и меч, а в бою обычно прикрывали фланги и использовались как застрельщики. К вспомогательным частям относились также лучники и пращники, которые были наемниками.

Конница появилась лишь после персидских войн (490–449 гг. до н.э.). Наивысшего расцвета греческая фаланга достигла в Македонии при царе Филиппе II (359–336 гг. до н.э.). Его фаланга состояла из 12 шеренг в глубину и была вооружена длинными копьями – сариссами. Лишь первые три шеренги могли выставить копья наружу, остальные держали их под углом вверх. Защитное вооружение македонцев напоминало греческое, только шлем был фракийского типа, а щит менее крупный.

Благодаря македонским гоплитам Филипп II завоевал всю Грецию, а его сын Александр Великий, более известный как Александр Македонский, с небольшим войском покорил Египет, огромную Персидскую державу и вступил в бой с индийскими княжествами. После смерти гениального полководца в 323 г. до н. э. его держава распалась. Греция и Македония были завоеваны Римом в 146 г. до н. э.

Александр Македонский – один из самых величайших полководцев в истории человечества. Он превратил обширные территории от Египта до Индии в греческую империю, распространяя на весь мир греческий язык, науки и культуру. Но инженерно-технический фундамент военных побед Александра заложил его отец Филипп II.

0

Кто убил Александра Македонского?

0

Who Killed Alexander the Great?

Кто убил Александра МакедонскогоАлександр Великий (Македонский), подчинивший себе империю, простиравшуюся от современной Албании до восточного Пакистана, умер в возрасте 32 лет в 323 году до н.э., 11 июня, где-то в 5 часов вечера, в городе Вавилон. На вопрос, что или кто убил государя Македонии, так и не было дано результативного ответа. Сегодня самое давнее из нераскрытых дел в истории оживляется новыми версиями.

Как и смерть Сталина, с которой ее часто сравнивают, смерть Александра представляет собой тайну, возможно, необъяснимую и сложную для разгадки. Не успело тело царя остыть, как уже были сделаны предположения о тайном заговоре, однако не так давно снова появилось необычайное количество новых обвинений и подозрений. Масла в огонь подлил Оливер Стоун с его фильмом “Александр”, вышедшим в 2004 году. Фильм, несмотря на все неточности, свойственные художественному жанру, представляет собой исторически обоснованную теорию о том, кто и за что убил Александра.

Некоторые события были такими же неожиданными, как и его смерть. Царь демонстрировал фантастические резервы силы во время своего 12-летнего похода в Азию, терпя суровые лишения и участвуя в труднейших боях. Некоторым приходили в голову мысли о его божественной природе. Александр эти слухи поощрял и, возможно, сам был их распространителем. В 325 году до н.э., сражаясь практически одной рукой против воинов Южной Азии, Александр был ранен стрелой в легкое, но, тем не менее, вскоре после этого он совершил самый трудный из всех своих военных походов – 60-дневный переход вдоль бесплодного побережья Южного Ирана.

Из всего этого следует то, что его 50-тысячная армия испытала сильный шок, когда их государь тяжело заболел, а через два года и вовсе умер. Возникло замешательство по поводу того, кто же станет во главе, так как у Александра не было планов, касающихся наследования его престола. Да и на тот момент у него не было ни одного законного наследника (хотя один все же должен был родиться вскоре после его смерти). Неожиданная кончина такой значительной личности совершенно точно должна была стать критическим моментом, ставшим началом полувековой нестабильности и раздоров, известных в настоящее время под названием “Война преемников”.

События такого размаха неминуемо побуждают к поиску причин. Весьма расстраивает тот факт, что слепой случай – питье не из того ручья или укус не того насекомого – мог заставить древний мир пойти по рискованному новому курсу. Отчасти может обнадежить довод, что все перемены исходят от человека, несмотря на странно выглядевшие отношения Александра с его компаньонами, узкий круг друзей и офицеров высших чинов, окружавших его в Вавилоне.

Древние историки так и не пришли к единому мнению по поводу причины смерти Александра, хотя многие приписывали это болезни. В 1996 году Юджин Борза, ученый, специализирующийся на древней Македонии, принял участие в работе медицинской следственной комиссии университета штата Мэриленд. Комиссия пришла к выводу, что это был брюшной тиф. После этого Борза опубликовал это открытие в печати. Также предполагалась малярия, оспа и лейкемия, плюс алкоголизм, инфекция в раненом легком или горе – близкий друг Александра Гефестион умер несколькими месяцами раньше. Некоторые историки не склонны к выявлению какой-то определенной болезни, или же выбирают между болезнью и убийством: двое экспертов по Александру, которые однажды независимо друг от друга пришли к одному и тому же выводу, позднее решили воздержаться от каких-либо определенных оценок.

Так как исторические исследования зашли в тупик, ищейки, расследующие дело Александра, ищут новые идеи и новые подходы. Вооруженные отчетами токсикологов и судебных экспертов, углубляясь в дебри криминальной психологии, они заново открывают “Дело Александра” и продолжают расследование убийства.

Идея об убийстве Александра впервые привлекла к себе широкое внимание в 2004 году благодаря концовке фильма Стоуна. В эпилоге главный военачальник Птолемей (которого играет Энтони Хопкинс), сквозь десятилетия мысленно обращаясь ко времени смерти своего командира, говорит: “Правда в том, что мы убили его. Своим молчанием мы дали на это согласие. Просто дальше так продолжаться не могло”. Затем Птолемей приказал встревоженному писцу, записавшему его слова, зачеркнуть это и начать заново: “Ты должен написать: он был ослаблен и умер от болезни”.

Версия о том, что генералы Александра, чувствуя, что их господин отодвинул их на вторые роли, тайно сговорились убить его, чтобы его остановить, не является результатом склонного к выискиванию интриг воображения Стоуна. Есть некоторые основания считать, что не только высшие чины его армии не были готовы идти за ним куда угодно. В 325 году до н.э. в Индии, в устье реки Инд, после приказа маршировать на восток к Гангу, армия Александра организовала сидячую забастовку. Даже высокопоставленные офицеры приняли участие в мятеже. Стоун считал этот эпизод предвестником будущего заговора с целью убийства, из-за того, что незадолго до своей гибели Александр снова начал планировать грандиозные кампании. “Мне не верится, что эти люди пошли бы за ним в Аравию и Карфаген”, сказал он в интервью 2008 года в университете Беркли в Калифорнии.

Стоун также позаимствовал из исторических источников идею о ведущей роли Птолемея в сокрытии факта убийства Александра. Но воды, в которые он входит, на самом деле весьма мутны. Отчет, который Птолемей на момент кончины Александра поручил составить своему писцу, представляет собой довольно спорный древний документ под названием “Царские хроники”. На сегодняшний день он утерян, но, по разным версиям, содержание документа было кратко изложено Аррианом и Плутархом, греческими историками времен Римской Империи. Они утверждали, что это была самая достоверная запись о последних днях Александра. Некоторые ученые во главе с австралийским классицистом Брайаном Босуортом, считают, что “Царские хроники” были фальшивкой, сделанной для того, чтобы смерть Александра выглядела естественной, как это и было показано в фильме Стоуна. Хотя, по мнению Босуорта, Эвмен, личный секретарь Александра, был в этом более виновен, чем Птолемей. Остальные не соглашаются, считая, что “Царские хроники” являются именно тем, чем их считали Арриан и Плутарх – изо дня в день составлявшимся описанием очевидца событий.

 

Дебаты по поводу “Царских хроник” имеют огромное значение для понимания смерти Александра, так как описания Арриана и Плутарха не соответствуют тому, что об этом сказано в других древних источниках. Оба автора говорят, что Александра залихорадило после попойки в доме его друга Медиуса. И на протяжении 10 или 12 дней его лихорадка только усиливалась (здесь источники в хронологии расходятся). В итоге она завершилась состоянием паралича, в котором царь не мог ни двигаться, ни говорить. Когда его войска перемещались мимо постели больного, он смог только открыть глаза и попрощаться с каждым из них. Смерть наступила на следующий день.

Но ряд других источников, которыми Стоун и воспользовался в своем фильме, рисуют совершенно иную картину. В этой альтернативной версии Александр сначала был ранен посреди пира, вернее, в тот момент, когда он осушил большую чашу вина. Эти источники утверждают, что Александр, ощутив удар в спину сразу после того, как он допил вино, громко вскрикнул. С этого момента источники зафиксировали множество симптомов, включая сильную боль, припадки и бредовое состояние, но в них почти ничего нет о лихорадке, лейтмотиве отчетов Арриана и Плутарха.

Боль от удара, последовавшая после осушения чаши, могла быть вызвана действием яда, но Плутарх в биографии Александра яростно отрицает этот факт. “Некоторые писаки думают, что они должны это высказать, как если бы они создавали трагический финал великой драмы”, – презрительно замечает он. По-видимому, диспут между теми, кто считает, что Александр умер от болезни, и теми, кто доверяет “Царским хроникам”, был обычным для времени, в котором жил Плутарх. Вероятно, все слухи о симптомах вертелись вокруг да около этого, и ни одному из них до конца верить было нельзя.

Для сторонников сценария с отравлением главным, конечно же, было Кто это сделал?. Фильм Стоуна – замечательный пример уклончивого ответа на этот вопрос. Во время сцены, где показывается роковой пир, компаньоны обмениваются непонятными взглядами, показывающими, что им известно о яде в чаше Александра, но ключ к разгадке того, как он там оказался, дан не был. В противоположность этому римские авторы были уверены в том, что они знают не только того, кто это сделал, но и как, и даже каким ядом. С удивительной информированностью они тычут своими пальцами в Антипатра, высокопоставленного генерала, которому Александр поручил заботу о своем отечестве – Македонии, и в двух его сыновей – Кассандра и Иолласа.

На самом деле у Антипатра могли быть причины желать смерти Александра. Весной 323 года до н.э. царь сместил его с должности и вызвал к себе в Вавилон, может быть, с враждебными намерениями. Антипатр не поехал, отправив вместо себя своего сына Кассандра. Согласно некоторым древним источникам, Антипатр дал ему с собой дозу ядовитой воды, взятой из легендарной реки Стикс (которая, по поверьям, прежде чем погрузиться в подземный мир, протекает по земле в северном Пелопоннесе). Воду нужно было доставить в выдолбленном копыте мула, по причине того, что она разрушит, как говорят, любую материю, кроме рогового вещества. В продолжение истории, в Вавилоне Кассандр передал копыто своему брату Иолласу, как раз служившему у Александра виночерпием, который и добавил токсин в царское питье.

Главный элемент этой истории тот же, что и в каждом из древних пересказов, только детали отличаются. В некоторых версиях в числе заговорщиков упоминают философа Аристотеля, которого знали как друга Антипатра, и который, вероятно, отдалился от своего бывшего ученика Александра, санкционировавшего смерть его родственника Каллисфена. Другие же имеют в виду Медиуса, устроителя того последнего рокового пира, и якобы любовника Иолласа, еще одного участника заговора. Одна весьма скороспелая версия, высказанная в анонимном греческом памфлете, известном в наши дни как “Последние дни и завещание Александра”, делает Иолласа вдвойне виновным: когда первая доза яда не смогла убить царя, то он дал ему другую, намочив водой из Стикса перо, которым он обычно помогал царю вызвать рвоту.

До недавнего времени историки отмахивались от версии с отравлением водами Стикса, как от выдумки, или, возможно, политической клеветы, сфабрикованной, чтобы навредить Антипатру и Кассандру. Оба они соперничали за власть в эру после смерти Александра и имели много врагов. Главным из них была Олимпиада, мстительная мать Александра (которая, возможно, в целях поддержки идеи о виновности семьи Антипатра, отдала приказ вскрыть могилу Иолласа и развеять его прах по ветру). Сама идея, что у обычной греческой речной воды могли быть ядовитые свойства, казалась абсурдной. В 1913 выдающийся классик Дж. Г. Фрэйзер объявил, что воды, которые греки считали Стиксом, сегодня называемые Мавронери (черная вода), не содержали токсинов, и предмет обсуждения был оставлен в покое почти на столетие.

Но, на презентации во время конференции в Барселоне в 2010, историк Адриенн Мэйор и токсиколог Антуанетт Хайес предположили, что известняк вокруг Мавронери запросто мог быть заражен смертельной бактерией под названием калихимицин. Они планируют сделать химические тесты, чтобы определить, имеются ли такие бактерии сегодня (хотя они могли и исчезнуть за столетия). Мэйор и Хайес утверждают, что “калихимицин мог вызвать болезнь и смерть, подобные тем, что были описаны у Александра” – включая высокую температуру, обычно считающуюся доказательством естественной смерти.

Исследования Мэйора и Хайес могло бы навести на мысль, что Александр был убит, хотя сами авторы воздерживаются от таких выводов. Они больше интересуются толкованием легенды, чем самой смертью. Их тезис, что Стикс действительно был сильно токсичен, мог бы объяснять, почему Антипатр и его сыновья были главными подозреваемыми в древнем мире. Приезд Кассандра из Европы в Вавилон, всего за несколько недель до того, как у Александра начались эти симптомы, обеспечил очевидный путь, по которому вода Стикса, возможно, и достигла банкетного стола царя. (Кассандр позже только усилил подозрения о нем в древнем мире, узурпировав трон Македонии, а также казнив мать Александра, его жену и сына.)

Авторы также интересуются тем, каким образом мифический резонанс Стикса, реки, способной ошеломить даже богов, смог стать идеальным оружием для Антипатра и его сыновей. “Такой священный препарат придал бы Александру ауру божественности”, – недавно сказал Мэйор. “Обычный, распространенный препарат этого бы не смог. Только очень редкое, мощное и легендарное вещество могло бы подойти для Александра”.

Остается узнать, смогут ли подобные толкования легенды о заговоре Антипатра помочь раскрыть тайну. Но ясно, что подход Мэйора-Хайес, в котором действие ядов, доступных в древнем мире подгоняется к симптомам, что были у Александра, стал все более и более популярным при подходе к этой тайне. Три других исследователя, занимаясь этим в последнее время, скомбинировали его с тремя новыми гипотезами о возможных отравителях. Согласно их мнению, это Птолемей, один из ведущих генералов Александра, совершил убийство, дав мышьяк; или Роксана, жена царя, сделала это с помощью стрихнина; а еще это были врачи Александра, случайно отравившие его порошком из корня морозника.

Последняя из этих теорий появилась в результате маловероятного сотрудничества новозеландского токсиколога Лео Шепа и детектива из Скотланд-Ярда Джона Грива. Этих двух человек столкнули лбами друг с другом в телевизионном документальном фильме 2009 года “Таинственная смерть Александра Великого”. Шеп к тому времени пришел к выводу, что порошок белого морозника, используемый в лечебных целях древними греками, но смертельный в больших дозах, лучше всего мог подойти к описанным у Александра симптомам. Грив тогда высказал предположение, согласно которому морозник не был передан убийцей, как предположил Шеп, а просто доктора Александра, пытаясь вылечить его этим препаратом, случайно дали слишком большую дозу.

Хотя оригинальность предположения Грива только в этом и состоит, но оно уже заслужило одобрение, по крайней мере, одного специалиста по Александру, британского классициста Ричарда Стонемена. “Морозник, несмотря на его опасность, был излюбленным предписанием многих древних докторов из-за его сильных очистительных эффектов”, – отмечает Стонемен. “Но в дозировке легко было ошибиться, а, возможно, что докторам Александра в Вавилоне пришлось иметь дело с неизвестным им видом препарата – или же они неправильно прочитали вавилонскую этикетку”.

Но токсикология, на которую полагаются Шеп и Грив, несомненно, не является точной наукой, особенно если ее применять к событиям, произошедшим 2 300 лет назад. Писатель Грэм Филлипс представил ту же самую запись симптомов Александра, как и Шеп, в Региональный Центр Ядов округа Лос-Анджелес, но получил совсем другой ответ. В его книге 2004 года “Александр Великий: Убийство в Вавилоне”, Филлипс утверждает, что только стрихнин, возможно, мог быть причиной подобной смерти, как в случае с Александром.

Следуя извилистыми тропами логики, Филлипс пытается идентифицировать убийцу Александра, узнавая, у кого был доступ к стрихнину. Ядовитые растения редко попадались на пути следования войска Александра и могли быть собраны только в высокогорных областях субконтинента (в современном Пакистане). Не вся свита Александра следовала за ним в такие места, что позволяет Филлипсу вычленить потенциальных подозреваемых. Он приходит к заключению, что только один человек, у кого могли быть мотивы убить Александра, также имел для этого средства: Роксана, первая из трех жен царя. По предположению Филлипса, она пришла в ярость из-за двух последующих браков Александра с персидскими принцессами и убила его.

Эта точка зрения о Роксане как о современной Медее оживляет одну популярную английскую трагедию XVII века “Королевы – соперницы”, написанную Натаниэлем Ли, но доказательств этому нет. (Оливер Стоун тоже изображает Роксану убийственно ревнивой женщиной, правда, он обвиняет ее в смерти Гефестиона – якобы любовника Александра – а не Александра.)

Мышьяк является центром внимания в книге “Смерть Александра Великого” Пола Доэрти, романиста и историка-любителя, вышедшей в 2004 году. Доэрти придает особое значение той жуткой части доказательств, упомянутых Плутархом и римским автором Квинтусом Кертиусом: тело Александра не разложилось даже после того, как оно пролежало неприкрытым на летней жаре Вавилона в течение недели или более. Доэрти ссылается на токсикологические исследования XIX века, чтобы показать, что отравление мышьяком может вызвать мумификацию. Однако, присяжные, кажется, не в курсе относительно этого вопроса, а по очевидным причинам возможностей для исследований в полевых условиях не так уж много.

Только в случае, если тело Александра действительно сопротивлялось разложению (некоторые эксперты считают историю вымыслом), нужно было бы рассматривать многочисленные объяснения. Те, кто верит, что Александр допился до смерти, утверждали, что его труп был более или менее пропитан алкоголем. Стрихнин, морозник и бактерия калихимицин – им всем были даны предохраняющие свойства их различными сторонниками. Защитники сценария болезни приводят совершенно другую и более тревожную причину для отсутствия разложения: Александр, в их представлении, 11 июня только казался умершим; фактически он впал в глубокую кому. Он, возможно, был все еще едва жив, когда много дней спустя прибыли бальзамировщики, чтобы распотрошить его.

В книге Доэрти используются некоторые интригующие догадки, указывающие на Птолемея как на главного подозреваемого. Птолемей получил лучшее назначение после Александра из всех высокопоставленных генералов – пост в богатом Египте. В конечном счете, он основал там независимое царство, просуществовавшее в течение нескольких столетий, пока Клеопатра не потеряла его в 30 году до н.э. Отталкиваясь от более позднего успеха Птолемея, Доэрти рассуждает, что у него, извлекшего больше всего пользы от смерти Александра, был самый большой стимул это осуществить. Те же самые соображения использовал Оливер Стоун, когда он сделал Птолемея основным участником убийственного заговора, изображенного в фильме “Александр”. Как он сказал в интервью в Беркли: “Это отсылает к (фильму) JFK: Кому это нужно? Кто извлекает выгоду?”

Трудно поверить, что Птолемей или Роксана, два человека, которых обычно считали преданными Александру и зависящими от него, могли хотеть его смерти, но такая вероятность не исключена. Никто не опроверг гипотезу Стоуна о том, что весь генеральный штаб тайно договорился убить Александра, или же просто не вмешался, чтобы предотвратить его (“Молчанием мы дали согласие”). На самом деле Джон Аткинсон, южноафриканский классицист, выдвинул очень похожий на фильм Стоуна сценарий в журнальной статье 2009 года, названной Прошлые Дни Александра: Малярия и Игры Мышления? (в соавторстве с двумя медицинскими специалиста, Элси и Этьенн Трюте).

Как и Стоун, Аткинсон рисует Александра человеком, которого в его последние месяцы боялись и кому не доверяли его самые близкие компаньоны. “Офицеры имели дело с человеком, который стал параноиком и подлецом”, – пишут он и его соавторы. “У людей, которые ценили свою собственную жизнь, не было желания находиться под началом того, кто снова будет рисковать своей собственной жизнью, при этом подвергая своих людей ненужной смертельной опасности”. С точки зрения Аткинсона, кампании, которые Александр планировал в июне 323 до н.э – включая завоевание Аравии, Карфагена и всего Средиземноморского побережья – были чересчур амбициозны для офицеров Александра. Согласно его аргументам, после того, как они с помощью мятежа заставили царя уйти с Востока, их мнением было, что только смерть могла остановить его от завоевания Запада.

Даже принимая во внимание, что Александр стал парией для своего собственного народа, Аткинсон отвергает идею о том, что он был отравлен, видимо, на основании симптомов болезни. Его вердикт – что-то ближе к эвтаназии: после того, как царь заболел, правящие круги выдвинули его к смерти, используя «игры ума», те самые, что в заголовке статьи. “У царского двора была возможность воздействовать на разум Александра, ослабляя его желание жить”, – пишет Аткинсон. “Может быть, он почти поверил в то, что единственная героическая вещь, которую он сможет совершить – это умереть”.

Таким образом, дебаты выходят на новый уровень, приводя к более мрачным тайнам и поднимая все более и более трудные вопросы. По иронии судьбы, конечный результат недавнего теоретизирования состоял в том, чтобы создать еще большую неопределенность, чем когда бы то ни было, даже разрушив давнишнюю раздвоение между сценариями яда и болезни. Мэйор и Хайес выдвигают вероятность того, что Александр умер от болезни, но, тем не менее, мог быть и убит; Джон Грив подозревает, что был отравлен, но случайно. Аткинсон представляет случай со смертью Александра ни полностью преступным, ни полностью естественным, но чем-то промежуточным.

Если забальзамированное тело Александра когда-либо найдется – а некоторые исследователи продолжают упорно его искать – то мы наконец-то сможем узнать, что стало причиной его смерти. К сожалению, мумия исчезла между III и IV столетием, после того, как ее выставили в роскошном мавзолее в Александрии. Тем временем исследователи продолжат детально изучать отчеты, оставленные Плутархом, Аррианом, Диодором, Юнианом Юстином и Квинтом Курцием. К сожалению, объем текстовых данных достаточно большой, чтобы позволить одновременно сопоставить факты несколькими способами.

Так как физические подтверждения отсутствуют, а письменные являются неоднозначными, бремя доказывания в случае с Александром в большой степени падает на косвенные свидетельства, а большая часть из них представляет собой серьезный вызов всем теориям заговора. Противники таких теорий давно отмечали, что в течение 10 или 12 дней, которые предшествовали его смерти, Александр ни разу не подал вида, что подозревает о яде, хотя в последние годы жизни он стал весьма скор на выявление и расправу с предателями. Он никогда бы не пошел на смерть по своей воле (как это подразумевается в фильме Оливера Стоуна), и при этом враги, фактически действуя против него, не позволили бы ему жить так долго. Медленное ухудшение здоровья позволило бы ему понять их намерения. Тем, кто утверждает, что Александр был отравлен, пришлось бы признать, что работа была сделана плохо.

То же самое можно сказать насчет того, что последовало за смертью царя. Хаос и крах последующих десятилетий не похож на результат запланированного убийства. Если цель генералов состояла в том, чтобы “пойти домой и потратить свои деньги”, как утверждал Оливер Стоун в своем интервью в Беркли, то они потерпели неудачу. Ни один из них не вернулся в Македонию, и только Птолемей преуспел в достижении некого подобия мира или безопасности. Многие из других продолжали драться и убивать друг друга. Учитывая то, что Александр был центром стабильности их мира, в июне 323 до н.э. у них не было причин ожидать чего-то другого.

Любой план отравить Александра был бы чреват опасностями, особенно для македонских воинов, которые не имели опыта обращения с токсинами. В теориях заговора нужно учитывать, что генералы Александра, чтобы рискнуть всем, должны бы были очень сильно ненавидеть своего командующего. Проще видеть их такими, какими их изображают источники: как элитных кадровых офицеров, в своих судьбах опирающихся на выживание и успех их царя. И в конечном итоге, проще полагать, что Александр умер от болезни, несмотря на искусные и упорные усилия доказать иное.

0

История древнего Египта

0

История древнего ЕгиптаЕгипет – одна из самых древних стран. Ее история насчитывает пять периодов: Ранее, Древнее, Среднее, Новое, Позднее царство. В это время правили фараоны, которые считались богами на земле и около 30 династий вершили историю древнего Египта.

Древние правители назывались “Сынами солнца”. Символом их величия и обожествления стало строительство пирамид. В пирамидальных гробницах были погребены: оружие, драгоценности, утварь и конечно сами мумии фараонов. К тому же, рядом с мёертвым правителем хоронили и его живых слуг, дабы они и на том свете могли нести верную службу своему фараону. Самыми большими и знаменитыми считаются пирамиды: Хеопса, Минкерина и Хефрена. Известно, что гробницы наполнены золотом и различными драгоценными манускриптами, поэтому еще в древние времена они подвергались разграблению.

Государство перенесло тяжелые времена: перемену власти и восстание рабов. Страна на долгое время была разделена на враждующие княжества. Только во время Среднего периода Египет вновь объединился в одно единое, целое государство. Египетская история дошла до нашего времени с помощью древних надписей на камне, папирусах и манускриптах, которые древний народ наносил в виде иероглифов, изображений предметов и различных условных знаков. Расшифровать древний египетский язык удалось известному французскому ученому Франсуа Шампольону, в XIX веке.

Египет часто подвергался атакам азиатских племён, которые наносили урон цивилизации. Но после каждого нападения египтяне создавали новое оружие: колесницы с лошадьми и бронзовые мечи, которые потом успешно использовали для своих военных целей. Фараоны сумели захватить Нубию, часть Ливии и весь Ближний Восток, что привело к огромному обогащению аристократии и жречества в Египте. Большая власть и могущество жрецов смущала фараона Аменхотепа, поэтому он выступил против них и провел религиозно-политическую реформу. Реорганизация, которую провел правитель, увенчалась успехом, его поддержали все средние слои общества и жречество отстранилось. К тому же в Египте усовершенствовалось искусство — бесформенные рельефные бюсты превратились в изящные формы. В это время создаётся известный бюст Нефертити, жены Эхнатона. Египетские художники искусно вырисовывают на папирусах внутренний мир человека.

После насильственной смерти Эхнатона фараоном стал его приемник Тутанхамон. Этот новый правитель, известный своей жестокостью, считается самым жестким фараоном из всех 30 династий. Весь народ при его правительстве находился в постоянном страхе, поэтому не удивительно, что в начале ХХ века, когда была открыта гробница Тутанхамона, она была не тронута грабителями. Найденные драгоценности, золото, оружие и древние письмена рассказали о жизни, самого жестокого правителя Египта.

Самый светлый период древнего Египта – правление Рамзеса II. В это время государство особенно расширялось, завоевывались новые города, строились храмы, налаживались каналы сбыта. Возведенная статуя Рамзеса II, считалась одним из чудес света, но, к сожалению, так и не дошла до нашего времени. После смерти правителя Египтом стали править его приемники, которые в большинстве случаев терпели неудачу в военных действиях, и государство стало легкой добычей для иноземных захватчиков.

На государство нападали эфиопы, ассирийцы, ливийцы. Могущество и независимость государства закончилось в VI веке до н.э., его захватили войска Александра Македонского и начался новый период для Египта – эллинизм. Это время тесно связано с историей Древнего Рима и Греции. Смерть Клеопатры нанесла завершающий удар по Древнему Египту. Народы, которые заселяли это государство в дальнейшем, не имели ничего общего с великой цивилизацией. Культура и язык полностью исчезли, оставив лишь осколки памяти.

0

Царица Египта Клеопатра VII: Птолемейская ведьма

0

Cleopatra VII of Egypt: Ptolemaic Witch

Клеопатра - птолемейская ведьма
Очаровательная, взбалмошная любительница дорогих украшений: римляне называли Клеопатру искусительницей, Ведьмой на троне Египта, но разрушили ее репутацию правительницы.

Около 43 года до н.э. после смерти Птолемея XIV Клеопатра стала полновластным правителем Египта, объявив своего юного сына, Птолемея XV Цезариона, соправителем. С приходом к власти Клеопатры в Египте началась новая эпоха подъема и процветания. Преодолевая экономический кризис Египта, царица создавала новое сильное государство. Гречанка по происхождению, Клеопатра стала первой в династии Птолемеев, кто обратился к народу, выучил язык Египта. Она проводила в стране политические реформы, возвращая ей былое величие, до тех пор, пока Рим не стал вмешиваться в ее политику, а она в политику Рима.

Клеопатра создает Новый Египет

Получив от Цезаря право на правление, Клеопатра вернулась в Египет, где вместе с советниками она приступила к преобразованиям. Она сумела расплатиться с долгами страны, оставшимися после смерти отца, Птолемея XII, стабилизировать экономическую ситуацию в Египте и повысить уровень жизни. Благодаря реформам царицы и нескольким урожайным годам в долине Нила, Египет обрел могущество.

Однако скорое вмешательство Рима в политическую жизнь страны в конце концов погубили все начинания царицы и решили судьбу Клеопатры.

После убийства Цезаря в Риме началась гражданская война. Убийцы Цезаря, Кассий и Брут, вступили в противостояние с его соратником Марком Антонием и наследником Октавианом (впоследствии ставшим императором Августом). Клеопатра, просившая содействие у каждой из сторон конфликта, умело сохраняла нейтралитет и не позволяла вовлечь Египет в войну Рима. Однако позже в Тарсусе она согласилась оказать финансовую поддержку Марку Антонию, который обратился к ней с просьбой помочь избавиться от врагов Рима – парфян. Во время легендарной – и действительно имевшей место – встрече, царица Египта встретила римлянина на борту своего судна в окружении ковров, усыпанных лепестками роз, дорогого вина, яств, тем самым желая продемонстрировать богатство своей страны.

 

Антоний и Клеопатра стали любовниками, хотя их следующая после Тарсуса встреча состоялась только через 4 года. Антоний застрял на Востоке и успел поссориться с Октавианом. Между тем, Клеопатра родила близнецов от Марка Антония — Александра Гелиоса и Клеопатру Селену, а Антоний заключил сепаратный мир с Октавианом, женившись на его сестре Октавии. После этого римский полководец развернул против парфян новую военную компанию, окончившуюся катастрофой, и вновь обратился за помощью к Египту. В обмен на которую, Антоний вернул Клеопатре римские земли, ранее принадлежавшие Птолемеям.

Клеопатра обязана своей репутацией Риму

В Риме продолжалась борьба за власть между Антонием и Октавианом, даже не смотря на то, что Цезарь объявил последнего своим наследником. В это время Марк Антоний обретает все больше союзников, его влияние растет. Октавиан обвиняет в своих неудачах Клеопатру и начинает вести активную пропаганду против Египта и его царицы. Он распространяет по Риму слухи о том, что она околдовывает и развращает мужчин, окружающих ее, Октавиан создал Клеопатре такую репутацию, что даже мир за пределами Рима осудил ее связь с Марком Антонием.

Потеряв поддержку союзников, Марк Антоний покинул Рим и отправился в Египет к Клеопатре. Вскоре у них родился еще один сын, Птолемей Филадельф, после чего Антоний развелся с Октавией. Это еще больше разозлило Октавиана, его ненависть к Клеопатре усилилась, он называл ее блудницей, заявляя, что она позорит любого мужчину, находящегося с ней. Именно эти высказывания создали известный нам образ Клеопатры.

В 34 году до н.э. Марк Антоний объявил общих с Клеопатрой детей наследниками римских территорий и подтвердил, что старший сын Клеопатры Птолемей Цезарион, является сыном и единственным наследником Юлия Цезаря, окончательно лишившись поддержки. Это разрушило отношения Антония с Октавианом, который объявил Марка безумцем. Антоний еще больше отдалился от Рима, когда объявил себя монархом соправителем Клеопатры.

Поражение и смерть Клеопатры

Окруженный романтизмом шекспировской пьесы финал противостояния Октавиана, Антония, и Клеопатры разворачивался на глазах всего Рима. В 31 году до н.э. Октавиан объявил войну Египту. Клеопатра вместе с Марком Антонием собрала армию и флот. Но с помощью генерала Марка Випсания Агриппы Октавиану удалось перерезать поставки провианта для армии Антония и Клеопатры и захватить часть флота Клеопатры у острова Метон. 2 сентября 31 года до н.э. наконец произошла морская битва при Акциуме. Здесь египетский флот был захвачен, а оставшиеся войска Антония приняли сторону Октавиана.

Клеопатра и римлянин бежали обратно в Египет. Они пытались договориться с Октавианом и сохранить Египетский трон для своих детей. Однако их надеждам не суждено было сбыться. В июле 30 года до н.э. Октавиан беспрепятственно высадился в Александрии. Царскую чету и их детей, кроме Цезариона, который был отправлен из страны, а позже убит Октавианом, взяли под арест.

История и легенды говорят о том, что 12 августа 30 года до н.э. Антоний, узнав о поражении армии и будучи уверенным в смерти Клеопатры, заколол себя, бросившись на свой меч. Однако, когда полководец был доставлен во дворец умирать, он увидел, что царица жива. Позже Клеопатра, чтобы избежать позора римского плена, покончила жизнь самоубийством. По легенде последняя царица Египта умерла от укуса змеи.

Современные исследования заставляют по-новому посмотреть на свидетельства, оставленные римскими победителями. В 2004 году нашли доказательства того, что Антоний и Клеопатра были, возможно, убиты солдатами Октавиана по его приказу. По его же приказу жителям Египта было объявлено об их самоубийствах, о которых потом написали историки того времени и романтизировали их смерть.

0
Авторизация
*
*
Генерация пароля