Кто такой Генрих Шлиман — краткая биография

Дата публикации:

Автор:

Раздел сайта:

- Реклама -

Для одних он был «великим первооткрывателем древней Трои и микенской цивилизации», для других – «самозванцем» и «археологом-самоучкой». Но кто хоть раз в жизни слышал имя Генриха Шлимана /Heinrich Schliemann, 1822 – 1890 годы жизни/, и даже для те кто не признает в нем великого археолога, считают, что невероятная жизнь этого человека достойна восхищения. Шлиман – исследователь древней истории человечества, полиглот и миссионер.

Детство Генриха Шлимана

Генрих Шлиман родился 6 января 1822 года в Нойбукове, Мекленбург-Шверин, Германия, в семье пастора. С раннего возраста он обладает природным даром быстро изучать языки. На всю оставшуюся жизнь Генрих превзошел само понятие полиглота – он говорил и писал на 15 языках. Он изучал катары на древнегреческом и латинском языках и был увлечен историей древних цивилизаций.

Генрих Шлиман
Генрих Шлиман (Heinrich Schliemann, 1822 – 1890)

Шлиман – первый сын и четвертый ребенок в семье священника: кроме него было три старшие сестры и два младших брата. Мать умерла во время рождения последнего ребенка. Генриху тогда было всего 9 лет. Он был слишком молод, но не настолько, чтобы не замечать интимные отношения отца с горничной после смерти матери. Генрих резко отреагировал на это отцовское увлечение и покинул семейный дом.

Он поселился у своего дяди. Остальные братья и сестры вскоре тоже ушли из дома и разбрелись по родственникам.

Начало карьеры

В 14 лет Генрих начал работать в продуктовом магазине разнорабочим. От подъема тяжестей у него лопается кровеносный сосуд, поэтому оставаться на работе становится невозможно.

- Реклама -

На деньги, сэкономленные его матерью, Генрих Шлиман поехал учиться в Росток, но пробыл там недолго. Он переехал в Гамбург, где долгое время не мог найти подходящую работу из-за слабого здоровья.

Генрих решил закаляться, купаясь в ледяных водах реки Ольстер, однако вместо того, чтобы укрепить свое здоровье, он заболел болезнью легких и был в полном отчаянии.

Однажды он случайно встретил соотечественника своей матери, который помог ему устроиться переводчиком на корабле в Венесуэле. Однако корабль потерпел крушение у берегов Нидерландов, а Шлиман чудом спасся. Позже он говорил, что его спасло только Провидение, и утверждал, что не помнит, как попал в Амстердам.

По словам биографов, не все записи его дневника верны. С ранних лет Шлиман был настолько впечатлительным и мечтательным, что был склонен к преувеличениям. Дело в том, что много раз в своей жизни он удивлял своих слушателей странными историями о себе, в которых представлялся как «директор Императорского банка», «курьер», «каллиграф» и другими воплощениями, некоторые из которых, по словам его биографов, полностью вымышленные.

Одно можно сказать наверняка – у Шлимана невероятная воля и гениальный ум: еще в молодом возрасте он прекрасно говорил на более чем 8 языках. Генрих разработал собственную систему изучения языков и учил не только разговорный, но и письменный язык в среднем за шесть недель.

Именно знание языков открыло ему путь для международной торговли. В возрасте 26 лет он начал работать в офисе элитной торговой семьи Амстердама Шредер, которая торговала по всему миру. Они специализировались на торговле сахара, хлопка, табака, индиго и других востребованных на рынке товаров. Генрих следя за международными обменами, проявляет невероятную креативность, что быстро поднимает его на руководящую должность в компании Шредера. В январе 1846 года он был отправлен в качестве представителя компании в Россию.

Шлиман в России

- Реклама -

Генрих Шлиман поселился в Санкт-Петербурге, но часто бывал в Москве, где завязал много влиятельных связей. Бернхард Шредер официально объявляет Шлимана своим полноправным партнером. Шлиман сочетает торговлю со страстью к путешествиям. В посещенных странах, он часами ходил в музеи. Он знакомился с представителями элиты многих европейских столиц и получал приглашения на высшем уровне.

Его личное состояние росло и Шлиман щедро поддерживал своих родственников – он посылал деньги отцу, заботился о сестрах и воспитании братьев.

Первое путешествие в Америку

Его брат Людвиг – такой же авантюрист, как и Генрих. Поддавшись соблазну калифорнийской золотой лихорадки, за счет Шлимана уехал в Америку. К сожалению, Людвиг умер в 1850 году.

Шлиман уехал в Америку, чтобы похоронить своего брата, но корабль разбился, и путешествие было сорвано. Он снова отправился в Америку через несколько месяцев – в 1851 году. Там он впервые посетил Нью-Йорк, Филадельфию и Вашингтон.

В своем дневнике Генрих Шлиман писал, что встречался с президентом Миллардом Филлмором в Белом доме. Но, по словам его биографов, много лет спустя, Генрих сам признался, что это была неправда, а написал он это «для практики своего языка». Инцидент доказывает, что биографы Шлимана справедливо принимают некоторую информацию о его жизни, высказанную им лично, с улыбкой – очевидно, зная его странности.

Однако доказанным фактом является то, что Шлиман пересек опасные болота Панамы, через которые не осмеливались ступить даже самые смелые путешественники, чтобы добраться до Сан-Франциско, где похоронен его брат Людвиг.

- Реклама -

Во время своего пребывания в Америке он также осуществил часть мечты своего младшего брата – в Сакраменто он накопил огромное состояние на торговле золотом. В партнерстве с американцем он открыл банк, который быстро завоевал репутацию, в основном из-за слухов, что немецкий банкир знал языки и мог объяснять всем правила банка на их родном языке.

Шлиман воспринимается людьми как полный противоречий странный гений. На самом деле это так.

Во время своей банковской карьеры в Америке он написал в своем дневнике, что пристрастился к хинину. История такова: переболев желтой лихорадкой и вылечившись хинином, он считал хинин панацеей и начал рекомендовать его людям с любыми заболеваниями.

Возвращение в Европу

После закрытия банка в Америке Шлиман вернулся в Европу гораздо богаче и спокойно предавался своей музейной страсти. Обретя уверенность в себе молодого богатого человека, в 33 года он решил жениться. Он обставил дорогую квартиру в центре Петербурга и женился на русской красавице Екатерине Лижиной, дочери известного юриста. Свекор открыл для своего зятя новые двери в российскую торговую элиту.

Период совпал с началом Крымской войны, когда некоторые отрасли торговли оказались очень прибыльными. Шлиману удалось заручиться поддержкой военного министерства России в качестве контрагента. Он торговал серой, нитратами, оловом, свинцом, железом и порохом, а его ежемесячный оборот составлял 1 миллион рублей.

В тот период его безумная удача на какое-то время была омрачена: пожар на складе уничтожил большое количество товаров. Там Шлиман хранил ценные индиго, красители и кофе. После инцидента чудесным образом выяснилось, что его товар вообще не пострадал от пожара. Шлиман воспользовался дефицитом рынка, и его богатство снова резко возросло.

Удача пришла в его личную жизнь – у него родился сын Сергей. После него родились еще две дочери, но одна из девочек умерла в возрасте 10 лет.

Однако супружеская жизнь Шлимана была неудачной с самого начала. Он думал, что жена его не любит. Супруги избегали друг друга, и Шлиман использовал свои одинокие ночи, чтобы улучшить знания иностранных языков – он изучал французский, русский и голландский, а затем датский, шведский, польский и словенский.

Еще в 1855 году он начал изучать современный греческий язык, наняв греческого ученика в качестве своего учителя. Всего через несколько недель Шлиман даже начал писать по-гречески. Это помогло ему установить связи с купцами из Греции, и когда он начал там активную торговлю, помимо своих контактов, он также проявил большой интерес к древнегреческому языку – языку автора Илиады – Гомера. Катаревус (разновидность греческого языка) стал 13-м языком полиглота Шлимана.

Знание языков предоставили ему широкие возможности для путешествий и общения с людьми всего мира. Шлиман путешествовал по Греции, Египту, Италии, Испании, Португалии и Индии.

В 1857 году произошел экономический кризис на мировом фондовом рынке, в результате которого Шлиман потерял часть состояния, но это нисколько не сломило его. Вместо того, чтобы отчаиваться, он начал изучать латынь, а во время поездки в Александрию он также учил арабский язык.

В Каире он сблизился с двумя итальянцами, и вместе они поехали в Иерусалим, куда прибыли как раз к Пасхе. Через месяц он отправился в Петру, Баальбек и Дамаск, где заболел лихорадкой. Во время болезни Генрих Шлиман узнает о рождении второй дочери Натальи. Он вернулся в Петербург, чтобы заняться семейными делами, но спустя какое-то время пришел к выводу, что его брак с Лижиной, несмотря на детей, спасти не удастся. Его личная жизнь не складывается, а профессиональная находится на вершине.

В 1859 году Шлиман был назван крупным миллионером. Через два года он был избран членом Арбитражного суда России и получил почетное наследственное гражданство России. И как раз на вершине карьеры в России он объявил, что покидает ее навсегда. С мыслью о разводе со своей русской женой, Генрих Шлиман уехал в Лондон.

Он путешествует по миру из Туниса, через Египет в Индию и Индонезию, затем в Китай, Японию, Кубу, Мексику и США. Он ведет свой дневник на языках стран, которые посещает. Его биографам пришлось стать полиглотами, чтобы следить за всем, что написано в его путевых заметках. Шлиман писал названия посещаемых мест и исторических достопримечательностей на латыни.

При этом он вел активную переписку с торговцами всего мира – со всеми на их родном языке. Во время длительного морского путешествия между Японией и США Генрих Шлиман написал книгу «La Chine et le Japon au tempts present» на французском языке.

Учеба в Сорбоне

Зимой 1866 года Шлиман поселился в Париже, где купил многоквартирные дома для сдачи в аренду. Он поступил студентом в Сорбонну и проявлял большое рвение к знаниям во время лекций. Вокруг него сформировался круг интеллектуалов.

Однако его личная жизнь по-прежнему была «без статуса» – он живет один, но не разведенный. Его русская жена не хочет ехать за ним в Париж, но при этом на развод не соглашается.

Чтобы избавиться от этого брака, Шлиман идет на рискованный шаг – он решает попробовать получить американское гражданство до развода. Притворившись «оседлым» американцем, его акции железнодорожных компаний принесли ему новую огромную прибыль. Но то, для чего он здесь, не происходит – он не получает американское гражданство и возвращается в Париж. Более богатый, но все еще несчастливый в браке.

Мечта жизни – увидеть Трою

Он еще не знает, что судьба медленно ведет его к величайшему приключению в его жизни – Трое.

Фактически, он с самого детства мечтал «увидеть» Трою. Когда-то на одно Рождество Генрих получил в подарок иллюстрированную книгу «Илиада». Картинки так его увлекли, что он пришел к внутреннему убеждению, что стены древнего города реально существуют где-то под слоями времени. Желание открыть этот город стало его мечтой всей жизни, но ему даже в голову не приходило, что он может стать археологом.

Парадокс заключался в том, что Шлиман даже не видел археологических раскопок до мая 1868 года, когда он случайно оказался в Риме на руинах Палатинского холма. Затем он посетил Помпеи, поднялся на гору Этна и достиг острова Корфу.

После 10-дневного пребывания на острове Итака он решил, что руины дворца могут быть дворцом Одиссея. Вероятно, именно в этот момент «родился» археолог Шлиман.

Его воображение настолько укоренилось в древности, что все остальное осталось на втором плане. С этого момента в багаже археолога-самоучки постоянно находилось несколько книг – «Одиссея» и «Илиада» Гомера, четыре тома Плиния и «География» Страбона.

Сокровища, обнаруженные Генрихом Шлиманом в Гиссарлыке
Сокровища, обнаруженные Генрихом Шлиманом в Гиссарлыке и идентифицированные им как принадлежащие троянскому царю Приаму

Шлиман посетил руины Коринфа, Микен и Афин, где познакомился с немецким архитектором Эрнстом Циллером, который участвовал как в строительстве Афин, так и в попытках найти Трою в 1864 году.

Заинтересовавшись этим, Шлиман отправился в Троаду в Турции и 10 августа 1868 года впервые увидел холм Хисарлак. Там он встретил очарованого Троей археолога-любителя англичанина Фрэнка Калверта, который даже купил часть Хисарлаки.

Шлиман сразу же поверил в идею, что этот холм более вероятно был местом расположения Трои, вопреки мнению археологов того времени, считавших, что она кроется под холмом Бунарбаши.

Впечатленный всем, что услышал и увидел в Греции, Шлиман вернулся в Париж и написал свою книгу на английском языке “Итака, Пелопоннес и Троя”. В ней он впервые упомянул, что интересовался историей Греции еще с детства.

После этой книги о древней Трое, жизнь Шлимана внезапно изменила направление. Вместо хаотичных путешествий по миру смысл его жизни приобретает строго определенную направленность. Этот выбор сопровождают два события:

  • первое – он стал доктором философии, что открывает новые горизонты и знакомства в научном сообществе;
  • второе – личное, он наконец хитростью «получил» развод.

Узнав о своей первой неудачной попытке получить американское гражданство, на этот раз он купил дом в Индиане и нашел лжесвидетеля, который подтвердил американским властям, что Шлиман долгое время жил в Америке. Таким образом он достиг заветного гражданства, благодаря которому добился развода с русской женщиной. Об этом знаменательном событии он сделал запись в своем дневнике 30 июня 1869 года.

Второй брак

Несмотря на большую разницу в возрасте между супругами, второй брак Шлимана с гречанкой оказался счастливым. К этому браку он подходил довольно прагматично. Генрих позвонил другу-греку и попросил найти ему жену-гречанку. Знакомство прошло по фотографиям. Так он нашел 17-летнюю Софию, которая была на 30 лет моложе. В августе 1869 года Шлиман прибыл в Афины, чтобы жениться.

uf der Jagd Nach dem Schatz von Troja
Кадр из телефильма SAT.1 «Auf der Jagd Nach dem Schatz von Troja» о жизни Генриха Шлимана. 2006 год

В медовый месяц они отправились на пароходе на Сицилию, затем в Неаполь, Рим, Флоренцию, Венецию и Мюнхен, а потом остановились в Париже. Шлиман, буквально как Пигмалион, «моделировал» свою молодую жену, чтобы превратить ее в любимого человека. Напряжение изучения языков и этикета высшего общества, однако, утомило Софию, и она в состоянии полного душевного истощения заболела. Врачи сообщили Шлиману, что София страдает от того, что не «дышит родным воздухом». В конце февраля 1870 года они уехали в Афины.

Раскопки Хисарлаки

Там Шлиман купил дом и, поселившись там, обязался получить разрешение от турецкой администрации на раскопки Хисарлаки. Его жизнь обретает новый смысл и начинает преследовать ясную цель.

С разрешением получилась задержка и в нервном ожидании, Шлиман самовольно начал раскопки. Он находит руины, но был вынужден засыпать их землей, чтобы не попасть под гнет закона.

Его прогнозы относительно официальных раскопок на ближайшие 5 лет были более чем пессимистичны даже при наличии денег. Склонность к хваставству сыграли плохую шутку – незаконные раскопки были обнаружены, и, Шлиман был вынужден написать письмо с извинениями в Совет министров Турции.

Начало франко-прусской войны вернуло его во Францию, но там Генрих чувствовал скуку. Шлиман принял твердое решение навсегда переехать с семьей в Афины. Для продолжения раскопок было необходимо разрешение служб Османской империи. На саммитах его встретили тепло, тем не менее, последовал молчаливый отказ.

Тем временем у гречанки Софии родился его первенец, которую Шлиман окрестил Андромахой. Позже у него появился и сын, которого назвали Агамемнон. Похоже, их имена свидетельствует о том, что Генрих полностью «погружен» в величие древности, и одержим идеей открытия Трои.

Цитадели древнего города Микены
Цитадели древнего города Микены, раскопанный немецким археологом Генрихом Шлиманом в 1876 году

Маленькая Андромаха приносит ему удачу. Через несколько месяцев после ее рождения Шлиман получил разрешение на раскопки. Об этих хороших новостях он узнал в Лондоне 12 августа 1871 года.

Раскопки Трои

Официальные раскопки Генриха Шлимана в Трое начались в октябре 1871 года. Разрешение было дано при условии, что все найденное будет передано турецкому правительству.

Для раскопок Шлиман нанял греческих и турецких рабочих. Он называл их именами из греческого эпоса и обязывал их так обращаться друг к другу. Как будто так он призвал на помощь духов древности из Потустороннего мира.

Первые раскопки были сделаны с северо-запада на южную сторону холма. В ноябре впервые было обнаружено медное оружие, а затем и резные каменные блоки.

Раскопки Древней Трои
Раскопки Древней Трои, кадр из фильма «Auf der Jagd Nach dem Schatz von Troja»

Непогода прервала раскопки перед великой находкой – 7 различных исторических слоев. В апреле 1873 года Шлиман также открыл двери в крепостных стенах, которые он считал Скаскими воротами, а комплекс за ними – дворцом Приама. О своем успехе Генрих писал в письмах и статьях в газеты по всему миру и уже в мае заявил, что полностью выполнил свою миссию. Однако в глубине души он понимал, что еще не сделал своего главного открытия.

Некоторые из артефактов
Некоторые из артефактов, обнаруженных Генрихом Шлиманом на месте древней Трои, выставлены в Музее Южного Кенсингтона в Лондоне

В июне 1873 года он нашел клад, который назвал «Сокровищем Приама». В нем содержалось более 8000 предметов, включая щит и шлем. Шлиман тайно перевез сокровища в Грецию, тем самым нарушив договор с турками. На вершине своей мировой известности он был привлечен к ответственности турецкими властями и был приговорен к штрафу.

По мнению многих современных археологов, древняя Троя находится не во втором и третьем слоях, раскопанных Шлиманом, а в шестом и седьмом слоях, но эта информация скорее для узких специалистов. Для обычных же людей всего мира он стал первооткрывателем древней Трои. Верил ли в это сам Шлиман?

После того, как раскопки были приостановлены из-за судебного разбирательства, Шлиман возобновил их в 1879 году с участием французского археолога Эмиля Бюрнуфа и Рудольфа Вирхова, известного немецкого патолога и основателя Немецкого общества антропологии, этнологии и предыстории. Шлиман не прекращал копать до конца своей жизни.

До своей смерти в 1890 году он дважды организовывал раскопки в Трое, работая в Микенах, недалеко от Львиных ворот и внутри цитадели. Было найдено пять или шесть могил в могильных валах, которые, как по его утверждению, принадлежат Агамемнону и Клитемнестре.

Финал Генриха Шлимана

Во время раскопок в Микенах у Шлимана развилась ушная инфекция, которая повредила его слух. В начале ноября 1890 года Генриху сделали операцию в Галле. Врачи посоветовали ему не ехать сразу после операции, но Шлиман хочет вернуться со своей семьей на Рождество в Афины. По дороге в Грецию болезнь остановила его в Неаполе. На Рождество он находился в тяжелом состоянии и обращался за медицинской помощью.

Его финал такой же «кинематографический», как и вся его жизнь. Он упал в обморок на улице в Неаполе. Потеряв дар речи и сознание, он оказался совершенно беспомощным. Люди проходили мимо, потому что Шлиман походил на бедняка. Никто не мог тогда представить, что на тротуаре у ног прохожих лежит знавший 15 языков миллиардер, первооткрыватель Трои.

В конце концов, узнав, кто он такой, Генриху оказали медицинскую помощь и вернули в отель, но, пока врачи обсуждали его состояние, у него развилась болезнь, и после мучительной ночи он умер утром 26 декабря 1890 года. Его тело перевезли и похоронили в Афинах.

Неоднозначные оценки заслуг Генриха Шлимана

Даже при жизни оценки его археологического вклада были крайне противоречивыми. Более поздние исследования подчеркнули первостепенную роль Фрэнка Калверта в определении горы Хиссарлак местом нахождения Трои.

Методы Шлимана подверглись резкой критике как «безрассудные раскопки любой ценой». К его «грехам» добавили и присвоение найденного.

Однако в новом тысячелетии появились серьезные защитники его дела.

Так Стефани А.Х. Кеннел, которая была архиватором отчетов Шлимана в Американской школе классических исследований в Афинах с 2000 по 2003 год, утверждает, что Шлиман был не просто «лжецом и обманщиком», а чрезвычайно талантливым человеком с недостатками».

Классик Дональд Ф. Истон также сторонник Шлимана, назвал его «человеком с недостатками, иногда сбитым с толку, иногда неправым и нечестным… который, несмотря на свои ошибки… оставляет неизгладимое наследие информации и энтузиазма».

Одно можно сказать наверняка – что работа Шлимана знаменует начало большого интереса археологии в Древней Греции. Многие даже называют его «романтиком археологии». Его хвастовство и авантюризм остаются в тени его большого вклада.

Вся жизнь Шлимана – это Дорога в Трою, жизнь, отмеченная неутолимой тоской по детской мечте!

Рекомендуем также:

0
- Реклама -

РЕКОМЕНДУЕМ

Сергей Громов
Интересуюсь историей с детства. Хотя со временем понял, что история - это не очень точная наука, а скорее, набор гипотез и допущений
Авторизация
*
*
Генерация пароля